Курганцам рассказали о «космическом счастье»

IMG_9425

Питерский Театр на Васильевском показал в драмтеатре трагифарс «Самая счастливая»

Вечными вопросами о том, что есть счастье и что есть женская доля, задался режиссер-постановщик Денис Хуснияров и актеры Санкт-Петербургского театра на Васильевском. В спектакле «Самая счастливая» по пьесе Евгения Унгарда «День космонавтики», которую представили нам питерцы в драмтеатре, нет четких ответов, но есть свои представления об ускользающем понятии счастья.

В неказистых декорациях сельского клуба собрались на репетицию будущего праздника три подруги, немолодые, замотанные жизнью женщины. Каждый год они организуют собственными силами День космонавтики на селе. Толкают вдохновенные речи о Гагарине и Королеве, с упоением играют на аккордеоне и отжигают на балалайке. Репетиция накануне торжественного дня проходит под водочку «на троих» и задушевные разговоры, которые выливаются в ожесточенные споры и даже тумаки, а заканчиваются объятиями и мечтами о высоком. Только мечтают женщины категориями прошлого времени, там, в далеком и почти нереальном, отыскивая моменты счастья неземного, космического.

– Удивительно разное восприятие пьесы у нас в Питере и здесь, в Кургане, — рассказывает актриса Любовь Макеева (Зина). — У нас публика больше реагировала на шутки, параллельно проживая какие-то свои воспоминания о грустном. А чем дальше от столиц, тем, кажется, больнее спектакль воспринимают, у вас почти каждая женщина, бедная, с душевным надрывом.

Да потому что легко узнаваемы в пьесе судьбы свои, подруг, коллег, соседок, и даже сами исполнительницы могли бы стать прототипами не менее щемящих историй. Юлия Солохина, как и ее героиня, тоже вдова. Любовь Макеева  разведена, одна растит дочь. А у народной артистки России Татьяны Малягиной судьба десять лет назад и вовсе сделала крутой вираж.

– Я 27 лет проработала в театре Екатеринбурга, а 10 лет назад уехала в Петербург, – рассказала Татьяна Константиновна. – Оставила дочь, семью. На этот шаг подвигла тупиковая ситуация, когда чувствуешь, что все дорожки уже исхожены, и люди, и проблемы – я все про них знаю. Потянуло вырваться в другое пространство. Для меня это был личный космос, в котором я год проревела, ведь корни-то в другом месте остались. Но спасибо театру, его замечательным людям, его хорошей ауре – все пришло в норму.

Были ли актрисы сами когда-нибудь «самыми счастливыми»? Безусловно, были. Любовь, рождение ребенка, поступление в театральный институт – вот те минуты незамутненного счастья.

Любовь Макеева: – Но счастье такое сиюминутное, такое быстрое. Потом только и понимаешь, что была «самой счастливой». Вот у вас погуляли по площади, там такие красивые фигуры изо льда, гирлянды, все сверкает, дети резвятся. У нас в Питере нет зимы, было плюс четыре, когда уезжали, дождь лил. Здесь въехали в зиму, и я до сих пор самая счастливая – снег увидели, это же сказка!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *