Курганский театр кукол «Гулливер» поставил пьесу о прозрении

IMG_0590

Спектакль для взрослых «Эдип», насыщенный зрелищным метафористичным рядом, не оставил зрителей равнодушными

Белорусский режиссер новой постановки в театре кукол «Гулливер»  Александр Янушкевич считает, что спектакль «Эдип» – пьеса, обращенная в современность. И это несмотря на бесконечно далекий от нас сюжет, – трагедию «Эдип-царь» Софокл написал еще за 2500 лет до нашего времени.

У автора сценической версии свой взгляд на актуальность древнегреческого персонажа: «У него хватило сил посмотреть правде в глаза, поэтому Эдип остается героем вот уже несколько сотен лет».

Трагедия царя Фив – Эдипа давно стала нарицательной в мире поэзии, театра и музыки. Вот лишь некоторые, кто посвящал ему свои строки помимо Софокла, – Гомер, Эсхил, Еврипид, Никомах, Сенека, Цезарь, наш современник Милан Кундера… Древний миф вдохновил на музыкальные произведения Стравинского и Энеску. Царь древности подарил миру еще и термин «эдипов комплекс» – один из краеугольных камней психоанализа Зигмунда Фрейда, обозначающий бессознательное эротическое влечение ребенка к родителю противоположного пола и связанное с ним агрессивное чувство к родителю своего пола.

История царя-освободителя Фив от чудовища Сфинкса, разгадавшего загадку девы с львиным туловищем, – образец жестокого рока. Сюжет об Эдипе стал хрестоматийным примером того, как герой тщетно пытается избежать уготованной ему судьбы. А она немилосердно предрекла ему гласом оракула быть проклятым – убить отца Лая и жениться на матери – Иокасте. И хотя родители отдали младенца на верную смерть, избежать проклятия не удалось. Мальчик вырос приемным сыном другого царя, а затем, не подозревая, кто перед ним, убил собственного родителя и взял в жены его вдову, не догадываясь о том, что все они в кровном родстве.

Действие трагедии Софокла начинается с мольбы народа к царю спасти город от чумы. Есть только один путь – изгнание убийцы Лая, за поиски которого берется Эдип, еще не ведая к какой страшной разгадке они его приведут.

Трагизм и пафос истории в «Гулливере» решили преподнести неожиданным образом: никто из актеров не произносит ни слова, царь (Евгений Насупа), закованный в панцирь гипса, лишь медленно, величественно движется, глаза и жесты – все как в немом кино. А вместо тапера на первом плане у сцены актер Алексей Гущук, вживую читающий тест и за автора, и за всех действующих лиц. Забегая вперед, скажу, что именно этот прием «закадровой озвучки» вызвал самые горячие споры у просвещенных зрителей, кого-то направив по пути приближения к смыслу, кого-то сбив с этого пути. Хотя в «Гулливере» не впервые прибегают к этому сценическому приему, здесь уже существовала подобным образом озвученная версия «Ромео и Джульетты».

Лишившиеся дара речи актеры приобрели, между тем, больше возможностей выразить себя посредством поз и движений, силой взгляда и действиями кукол. И у главных героев, сыгравших царя и царицу, это неплохо получается. Вложить во взгляд силу и страдание, тяжкие раздумья и смутные озарения – с такой задачей достойно справлялся Евгений Насупа. Улыбнуться, повернуться горделиво бочком, окутать мягкостью – и перед нами прекрасная Иокаста – Елена Борисова.

А рядом куклы – одни из самых сильных персонажей спектакля, проводники рока и ужаса, мистики и любви. Работа художника Людмилы Скитович (Беларусь) впечатляюща и безупречна: благодаря ее находкам спектакль на радость эстетам оказался наполнен метафорическим рядом оживающих картин. Пушистые крысы, выгрызающие щелки-глаза в огромных масках-лицах, затем проваливающиеся в пустые глазницы, – и вот вам иллюстрация чумы. В эти же глаза падают камни судьбы – целые горы, из которых складывается дорога, усеянная отнюдь не розами. Верный друг-пес, младенец и аист – он же спаситель-пастух, женщина Сфинкс – каждый играет свою важную роль, пусть и не всегда безупречно ведомый актером.

Третий участник этого спектакля, равный актеру и кукле, – безусловно, музыка Александра Литвиновского. С ее помощью становится понятен непростой текст трагедии, ей по силам передать всю мощь рока и зазвучать трубой оракула, гласом судьбы. Она нагнетает напряжение и озвучивает самые тяжелые мысли героев, она же звучит героически и погружает в атмосферу древних мифов о великих героях.

Софокл проводит своего персонажа от внутренней «слепоты» к прозрению и осознанию своих невольных прегрешений. Узнав правду, царь Эдип, прозревая, выкалывает себе глаза. В финале спектакля каменные шары, ударяясь об пол, падают и падают со ступеней – глаза, а, может, слезы окаменевшего от ужаса перед сотворенным сердца.

Вольное переложение классического произведения в театре кукол стало поводом для обсуждения его первых зрителей – коллег-актеров, журналистов, искусствоведов, друзей театра – публики подготовленной и не безразличной. Нашлись у пьесы как противники, так и защитники, но что всегда служит лучшей рекомендацией любому произведению – не обнаружилось ни одного равнодушного. Спектакль вызвал споры, о нем продолжают говорить – значит, нужно смотреть!

Учитель литературы школы № 29 Людмила Александровна Серякова восхищения скрывать не стала: «В этом году будет уже 20 лет, как я вожу сюда своих учеников. Всегда восторгалась тем, что театр «Гулливер» ищет новые высоты. Благодаря ему мои ученики узнали много новых имен в литературе, и сегодняшний спектакль не будет исключением. Думаю, им захочется прочесть и книгу. Мне понравилось все, мне все понятно – вдохновляли актеры, куклы, декорации, музыка. Я очень благодарна «Гулливеру» за этот спектакль».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *