Зауральский джаз: взгляд из-за кулис

DSC00975

Почему джазовые музыканты играют для себя

А со сцены зал областной филармонии не выглядит таким уж большим. Сегодня он заполнен не более чем на две трети, наверное, поэтому кажется, что за кулисами народу даже больше. Чтобы посмотреть на других и показать себя, на VIII международный джазовый фестиваль «Zaural Jazz Open-2013» музыканты ехали из Петропавловска, Челябинска, Сургута, Далматова.

На саундчеке все шло не так, как хотелось бы. Найти общий язык со звукорежиссером и настроить аппаратуру, чтобы звучание устраивало и тех, кто на сцене, и тех, кто контролировал процесс в зале, все не получалось. Себя музыканты слышали нормально, но со зрительских мест то «не было» клавишных, то бас-гитара казалась очень глухой. В очередной раз поднимаясь на сцену, саксофонист, отчаявшись, бросил:

— Главное, что МЫ себя слышим хорошо!

Джаз как вызов

Часто джаз играют не для зала, а для тех, кто на сцене и за кулисами — для истинных ценителей. Говорят, что джаз – музыка для умных.

Оркестр эстрадной и джазовой музыки Северо-Казахской областной филармонии облачен в классические строгие костюмы и галстуки-бабочки. На фоне черных пиджаков золото и серебро духовых инструментов блещет ярче. Все вместе выглядит внушительно и «очень ретро» – как в старых американских фильмах. Не хватает только темнокожего трубача. Сегодня им довелось открывать фестиваль.

После выступления ловлю худрука Геннадия Брюханова.

— Я не зря назвал коллектив оркестром эстрадной и джазовой музыки, потому что не каждый понимает джаз. Мы играем эстрадную музыку для неподготовленной публики. Джазовые произведения — для отдельных, специализированных концертов.

— Неподготовленная публика?

— Можно сказать так – обыватель. Хотя я всю жизнь связан с джазом, и мне кажется, что музыка эта очень доступна.

— Что услышите в этой музыке вы, и не услышу я, как обыватель?

— Хм…, — он задумывается. — Я услышу Джаз…

DSC01122

У самого выхода на сцену всегда кто-то толпится, тем более что рядом есть зеркало и сиденья для утомившихся. Сейчас они заняты красивыми девушками в коктейльных платьях – на вокальную группу «Aperitiv» приятно еще и посмотреть. Здесь же на стене, чтобы познакомиться с порядком выступления, можно найти бумажный лист. Согласно ему, второе отделение начинается с челябинцев – эстрадного оркестра Академии культуры и искусств. Те, кто их когда-либо слышал, ждут выступления.

— Не очень, что мы сразу после них… — идет обсуждение расстановки коллективов. — Сильный состав…

«Конкурентов» здесь уважают и немного боятся. Важно выглядеть достойно на фоне тех, кто «делает хорошо». Джаз – это вызов профессионализму.

Воспитатели

— Так что можно сказать, что в чистом виде мы джаз не играем, — говорит Сергей Иванов, преподаватель лесниковской детской музыкальной школы, отвечая мне на вопрос, как часто их оркестр «Академия» исполняет джазовые композиции. (Кстати, этот оркестр руководитель тех самых челябинцев назвал шикарным). — Джаз — это серьезное искусство. Чтобы играть, нужно очень много учиться, поэтому мы скромно именуем себя эстрадным оркестром и выбираем такие произведения, которые нам по силам, понятны слушателям, широкому кругу слушателей.

— А чего не хватает аудитории, чтобы понимать Джаз?

— Аудитории не хватает, наверное, так громко можно сказать, просвещения. То, что мы видим сейчас по телевизору, а в основном народ воспитывается этим, там конечно джаза совсем практически нет… Маленькие какие-то сюжеты по телеканалу «Культура». Это не только можно отнести к нашему городу, достаточно провинциальному, но и к большим городам, где все-таки на джазовые концерты приходят истинные знатоки и любители, которых не так уж, честно говоря, и много. А широкую публику, конечно, надо воспитывать.

Курганский проект «Реальность фантазии» («РФ») — это барабанщик, два гитариста, басист и клавишник. Сегодня с ними играет еще и саксофон. Напряженное ожидание своего выхода каждый из участников коротает по-своему: кто-то девушек обсуждает, кто-то оценивает творчество музыкантов из других коллективов. Сергей – один из гитаристов – единственный, кто молча настраивается на выход на сцену с инструментом в руках. Он сосредоточен и немного расстроен – накануне не удалась генеральная репетиция. Еще в прошлом году на фестивале Сергей был только зрителем, мечтал выступать, а теперь до того, как фантазии станут реальностью, остаются считанные минуты.

DSC01235

«РФ» на публике появляются всего несколько раз в год, но репетиции проходят не менее двух раз в неделю. Они из тех, кто, образно говоря, работают в стол, для себя. Их репертуар не находит отклик у массового слушателя.

— Мы играем в стилях фанк, фьюжн, джаз-рок, прогрессив-фанк, — рассказывает Ярослав Олейников, участник проекта «РФ». — Мы не выступаем в барах. У нас в городе нет необходимой публики, нет таких заведений, где будут это слушать. За такую музыку не заплатят так, как за попсу и шансон. Но музыкальный вкус можно и нужно развивать — слушать больше качественной, сложной музыки.

«Реальность фантазии» — на сцене, а в гримерках «разогреваются» те, кому только предстоит выйти на публику. Из-за закрытых дверей чаще всего слышны духовые. Их голоса абсолютно разные, но мне, человеку несведущему, по звуку не определить инструменты.

Рядом в фойе, на столах вдоль стен, разминается на пэде (именно так, как я узнала позже, называется приспособление для тренировки барабанщиков) плотный усатый дядька, похожий на моряка. Палочками он выбивает ровный ритм, затем убыстряется, поворачивается ко мне и говорит:

— На восьмые перешел. Говорят, играют шестнадцатые. Брешут!

— К сожалению, совсем ничего в этом не понимаю, — смущаюсь я.

Джазовый музыкант и обыватель так и не нашли общий язык.

Фоторепортаж Анны Макаровой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *