В Кургане с «запрещенными песнями» выступил Камерный хор Смольного собора

hor_piter

Вокалисты из Петербурга с одинаковым успехом исполняют литургии, рок и тюремный фольклор

С названием Камерный хор Смольного собора у меня ассоциировались исключительно духовные песнопения, строгость классического жанра и тихая умиротворенность религиозного мировоззрения. Я никак не ожидала, что помимо мировой классики и музыки высокого штиля исполнители (все – выпускники и студенты консерватории) акапелла и сольно поют рок-хиты, джазовые вариации и даже тюремный фольклор!

– Мы – хор Смольного собора, но мы не церковный хор, – развеял все противоречия Владимир Беглецов, главный дирижер и художественный руководитель хора из Санкт-Петербурга. – Наш хор входит в концертно-выставочный комплекс, и мы часто проводим светские концерты.

До Кургана хор доехал не полным составом: из 35 участников добрались только 23. Обременительная для большого коллектива финансовая составляющая переездов не позволила увидеть всю палитру вокальных красок прославленного хора, но и минимум состава выдал блестящее владение звуком, виртуозность вокала и слаженность исполнения. Артистам в условиях сокращенной версии безусловно тяжелее – отрабатывают тот же репертуар, но приходится тратить вдвое больше сил – «за себя и за того парня». Однако зрителю эта разница, к счастью, совершенно не видна.

На сцене курганской филармонии прозвучали фрагменты «Литургии св. Иоанна Златоуста» Сергея Рахманинова. Сильнейшие голоса, исполнение акапелла создали торжественность атмосферы, задали высокий градус для духовного воспарения. Но откуда такое провокационное название для второй части концерта – «Запрещенные песни»?

Владимир Евгеньевич так рассказал о рождении этой особенной для хора программы: «Мы готовы разнообразить свой репертуар разными обработками, близкими к современности. Однажды я шел по Невскому проспекту, зашел в Дом книги, увидел в нотном отделе книгу с названием «Запрещенные песни». Там были песни от Вертинского до кабацких, песни Галича, запрещенные в советское время, и даже тюремный фольклор – не блатной, а очень высокого содержательного уровня. Я заказал обработки некоторых песен, которые вошли в нашу программу. Потом были «Запрещенные песни» — 2 и 3, потому что «запрещенные песни» – это и «Битлз», и «Роллинг Стоунз», и «Дип Перпл», и Соловьев-Седой, как это ни странно. Его песню «Подмосковные вечера» мы исполняем как «Ленинградские вечера», ведь сначала они так и звучали. Когда Соловьев-Седой написал песню «Ленинградские вечера», ему сказали, что это подражание западу и упадничество. Песня долгое время пролежала на полке. И лишь когда известный певец Владимир Трошин исполнил ее как «Подмосковные вечера», ее моментально запел весь мир, она даже стала позывными радиостанции».

После серьезного вступления, когда уже исполнены «Ах ты степь широкая» и «Журавли», хористы с удовольствием принимаются озорничать и развлекаться вместе с публикой. В действие вступают маракасы и джазовые вариации русских, украинских, грузинских народных песен, а уж на попурри с «Калинкой» один из участников хора и вовсе пускается в пляс, заставив рассмеяться не только публику, но и коллег на сцене.

Хор, состоящий из молодых людей, выступает в любых жанрах, сотрудничает со всеми оркестрами и с разными дирижерами. Такая открытость музыкальных горизонтов хора привлекает к нему интерес как зрителей, так и известных композиторов. Именно в исполнении Камерного хора Смольного собора в 2006 году в Петербурге впервые прозвучала «Утреня» Пендерецкого, в том же году состоялась мировая премьера кантаты Свиридова «Бич Ювенала».

Дирижер хора не на все предложения исполнить новые творения современных авторов дает согласие: «Определяющие факторы — личная симпатия и прекрасная музыка. Предлагают массу всего, современной музыки пишут очень много. Ну, допустим, если мне филармония Санкт-Петербурга предлагает исполнить какое-то сочинение, я, разумеется, говорю «да». Потому что я не могу отказывать филармонии и Юрию Хатуевичу Темирканову. Во-первых, это не может быть плохо, во-вторых, раз это предлагают нам, значит, нас ценят, и я должен соглашаться, даже если лично мне эта музыка не очень нравится».

Владимир Беглецов с улыбкой замечает, что и сам когда-то пробовал писать, но очень скоро понял, что это настолько сложный процесс, что можно сойти с ума и решил, что лучше дирижировать. Тем более что музыка в исполнении его хора – отличная терапия и для сумасшедших: однажды хор выступал даже в психиатрической больнице.

Музыка, действительно, способна вылечить любую душевную боль, поднять настроение и наполнить душу соками жизни, ум — фантазией, сердце — любовью. Что и случилось на концерте знаменитого коллектива из Санкт-Петербурга.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *