В Кургане москвичи сыграли новаторскую классику

ans_sovr_muziki

Московский ансамбль современной музыки приятно удивил слушателей экспериментами на сцене

Страшно представить, а ведь когда-то Бетховена ругали за неблагозвучие! А сейчас поклонники новаторских экспериментов в музыке скажут, что это «попса», сравнивая его со Шнитке или Десятниковым. И если Шнитке все-таки внесли в ряды великих, то второй еще шокирует неподготовленную публику, как когда-то пугал ее своей какофонией джаз.

Московский ансамбль современной музыки играет и Бетховена, придав ему современную музыкальную окраску, и классиков-экспериментаторов новейших времен. Чтобы играть современную классическую музыку, определенно нужна смелость, ведь для многих этого понятия вообще не существует, а радеющие за чистоту гармонии приверженцы академизма часто приходят в ужас при одном упоминании имен композиторов-новаторов.

Рожденный при участии признанного лидера отечественной школы новой музыки Эдисона Денисова, МАСМ (под этой аббревиатурой ансамбль известен всему миру) успешно заполняет белые пятна на музыкальном полотне классики. В их репертуаре новейшая российская музыка и творчество современных зарубежных авторов. Ансамблю доверяют свои премьеры ведущие российские и зарубежные композиторы, с ним отправился в театральный эксперимент на провокационной «Гамлет-машине» Мюллера культовый режиссер Кирилл Серебрянников.

Виктория Коршунова, руководитель МАСМ, отмечает, что современную музыку в нашей стране очень мало исполняют, зритель не всегда готов к встрече с этим видом искусства. Вот и з ал филармонии, к сожалению, был больше чем наполовину пуст. А все-таки есть уверенность, что неслучайные зрители запомнят концерт надолго. У современной классики, музыки открытий и новых решений, есть масса волнующих преимуществ – она непредсказуема, загадочна и тем притягательна. Например, музыка с интригой, которая держит до самого финала, – произведение Леонида Десятникова «Как старый шарманщик». Им москвичи открыли свою программу, подарив и экспрессию, и нерв, и эффект неожиданности. Дуэт скрипки и фортепьяно исполнил смелый и впечатляющий эксперимент на нервах струн и клавиш. «Пасторальная» Бетховена была исполнена не как обычно оркестром, а квартетом – в транскрипции Гуммеля, прозвучав свежо и современно, но на фоне Десятникова довольно академично. «Даже когда мы обращаемся к классике, мы стараемся не просто ее исполнять, но и показывать какие-то новые ее аспекты и ракурсы», – поясняют музыканты.

«Соната № 2 для виолончели и фортепиано» Альфреда Шнитке вернула на сцену дух музыкального хулиганства и завораживающего хаоса гармоний. Завершался концерт «Камерной симфонией № 1» Шёнберга, написанной в 1906 году – именно с этой даты начинают отсчет истории современной классической музыки. Столько лет прошло, а публика все еще не дозрела до симфонии – до сих пор некоторые поклонники классики считают ее «страшным диссонансом».

– Да, современная музыка принадлежит к такому виду искусства, которому ужасно не повезло, – рассказывает Виктория Коршунова. – Потому что как факт музыка может состояться только при двух условиях: композитор написал музыку и исполнитель ее представил. До того, пока музыка не прозвучала, пока она находится в стадии партитуры, как искусство музыка еще не состоялась. Помните открытие Баха спустя определенное количество лет? Даже литературному произведению везет больше: оно может быть не опубликовано, но если рукопись прочитана кем-то из близких автора, она уже получила жизнь. А композиторы сами признаются, что до конца не понимают, что написали, пока их музыка не исполнена на сцене. В нашей стране мы все еще расхлебываем последствия политики железного занавеса: до сих пор современная музыка у нас воспринимается как нечто неожиданное и искусственно появившееся в 20 веке.

В мнениях курганской публики тоже не было согласия:

— Шнитке был потрясающий! — восхищалась Наталья Кудашева. — Моя любимая «Пасторальная» тоже прекрасно прозвучала, ребята великолепно справились с ней вчетвером. Самая прелестная часть — «Сцена у ручья» — не была исполнена, а там столько птичьего пения, так хочется весны! Но все равно было здорово. Некая музыкальная дама, сидевшая через проход от меня с кучей малышей-учеников, весь антракт ругала Десятникова. А мне очень понравилась его фантазия, исполнение было великолепным. Что касается Шёнберга, то до него слушатели дозреют лет через 50, наверное.

— Молодцы, что привезли Шёнберга и Шнитке, — радовалась искусствовед Любовь Кочарина. — И в таком замечательном ансамблевом исполнении все звучало! Я просто в шоке от этого. Прекрасно, что традиция ансамблевого музицирования вдруг воскресла. Именно для таких городов, как наш, где нет своего оркестра, ансамблевое музицирование и создано.

Московский ансамбль современной музыки только в прошлом году насчитал 70 проектов и успешно осваивает новое направление – работу в кино и театре.

– Когда мы стали сотрудничать с театрами и выносить современную академическую музыку за стены филармонических залов, от этого она только выиграла, – рассказывает Виктория Коршунова. – Накануне наших гастролей мы стали лауреатами «Золотой маски» в номинации «Эксперимент» за проект «Полнолуние».

Первый, кто по-настоящему обратил серьезное внимание на современных композиторов, – известный театральный режиссер Кирилл Серебренников. С ним у ансамбля завязалась дружба, было сделано несколько постановок. Кроме того, ансамбль играет в трех спектаклях Московского художественного театра имени Чехова – «Трехгрошовая опера», «Зойкина квартира» и «Свадьба Кречинского». Сейчас под руководством Олега Табакова музыканты готовят большой праздник к 9 Мая, где будут исполнять военные песни.

Московский ансамбль современной музыки любит нарушать правила. Это в корне отличает их от традиционных исполнителей классики. «Современные композиторы открыты любым музыкальным направлениям, им близко все, что входит в сферу интересов обычной молодежи – рэп, клубная культура…, — рисует портрет реформаторов музыки Виктория Коршунова. — Они не мыслят себя отдельной кастой, хотя безусловно являются академическими композиторами. И эта открытость помогает расширению границ современной музыки».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *