В Кургане ставят кабаре-мюзикл об отчаянных поисках любви

babanova_teatr

В пятницу в Курганском театре драмы открывается новый сезон постановкой «Очи черные» московского режиссера Анны Бабановой

Имя Анны Бабановой уже хорошо знакомо курганским зрителям. Поставленный ею спектакль «Леди Макбет Мценского уезда» пользовался огромным успехом не только у местной публики, но и впервые в истории театра принес ему главную победу на IV международном театральном фестивале cовременной драматургии «Коляда-PLAYS» в г. Екатеринбурге в 2010 году. Что, в общем-то, неудивительно для творца, в чьих генах заложено актерство: Анна Владиславовна – внучатая племянница той самой великой актрисы Марии Бабановой! Неудивительно и для ученицы Леонида Хейфеца – корифея театральной режиссуры. Стоит упомянуть хотя бы тот факт, что спектакль Бабановой «Звезда на небе голубом не знает обо мне» участвовал в международном фестивале «Золотая Маска».

И вот новая встреча с режиссером, которая готова удивить нас новым видением бессмертной классики. На сей раз за основу взята повесть Александра Куприна «Яма» в инсценировке одной из любимых учениц Николая Коляды – Ярославы Пулинович. Жанр у спектакля «Очи черные» не совсем обычный для нашей сцены – «ресторанный романс» или «кабаре-мюзикл», как определяет его автор спектакля. Но «романс» предполагается жестокий – в центре сюжета сломанные судьбы девушек из публичного дома.

Накануне премьеры мы поговорили с режиссером о жанре, о поисках счастья, о женской судьбе и судьбе России, об актерских генах и о том, ради чего стоит жить.

– Анна, судя по выбору пьес для нашего драмтеатра, Вас волнует трагическая женская судьба, неоднозначные характеры…

– Да, истории в «Леди Макбет» и в этой пьесе очень похожи. Каждый режиссер работает над своей темой. Есть несколько тем, которые человек исследует на протяжении своей жизни. И у меня был период, когда мне стало интересно работать с Куприным. Мы долго писали эту инсценировку – практически полгода. Мне кажется, в ней отражается судьба России и людей, которые живут здесь и сейчас.

– Почему Вас волнует именно эта тема?

– Потому что меня, как всех людей, волнует тема счастья. Всем, и мне в том числе, хочется счастья и любви. Но мы живем в России…

– Вы считаете, в России невозможно быть счастливым?

– Нет. Счастливым вообще невозможно быть! Счастья нет в принципе. Его разве кто-то нам обещал? Разве в Библии написано, что все будут счастливы? Кто сказал, что жизнь приносит счастье? Это только наше желание. Читая Чехова и Достоевского, понимаешь, что они этой же мысли придерживались – счастья нет на земле. Но еще Гете сказал, что счастья нет и выше. Однако мы жаждем счастья, надеемся не него. Без этой веры у людей просто не было бы мотивации к жизни. Все мы в этом трогательны и смешны. И Чехов над этим иронизировал, сопереживал. И Куприн показывает, как русский человек выживает в страшных обстоятельствах – не войны, а расцвета русской империи. Но весь этот ужас почему-то был возможен и тогда, и сейчас. И сейчас существуют эти салоны якобы «массажа». И читая Достоевского, Куприна, мы понимаем, что те, кто туда попадают, попадают не по желанию этим заниматься, а по большой беде. И эти девушки в своем мирке тоже ищут свое счастье. Мы ведь все живем в сложных условиях. И нам почему-то все время врут из телевизора, а мы это почему-то терпим.

– В такие времена народ чаще всего кормят развлекательной, сериально-комедийной продукцией. Так же и в театре, особенно антрепризном – куда ни глянь, везде комедии, в основном самого низкого уровня. А вы считаете, на спектакль с таким серьезным содержанием пойдет зритель, нужны ли ему драмы на сцене? Или он все-таки хочет отвлекаться от своих бед?

– Нет, мне кажется, отвлекаться от бед – это миф. Вы же не отвлекаетесь от собственной жизни, для этого пришлось бы выключить сознание. В театре должен быть разговор со зрителем. Никто не лучше и не хуже другого, мы все живем в одной стране, у всех одни гены.

Вот я была недавно в Италии, в Помпеях, где слой за слоем открываются страницы истории. То же самое происходит и у нас. Совсем недавно стало достоянием общественности, что в эпоху Ивана Грозного было четыре царя, а не один. Это Романовы переписали историю, исключив из нее Годунова и Лже-Дмитрия как царей.

– Вы всерьез интересуетесь историей?

– А как не интересоваться?! Ведь всех нас волнует одно и то же: «Как жить?». Вот была великая империя, а что сейчас происходит? Зачем нам внушили, что мы бездарный и глупый народ? Мне кажется, в произведениях Куприна все наша природа узнаваема. Да, и в нас есть эта жестокость, пренебрежение к падшим женщинам, но есть и любовь, жалость…

Когда была во Флоренции, удивило, что улицы перекрыты, прорваться не можем. Итальянцы идут все нарядные. Оказалось, у них на площади каждую субботу известный актер, исполнитель главной роли в фильме «Жизнь прекрасна» Роберто Бениньи читает «Божественную комедию» Данте. А почему нам в День города такую туфту суют? Почему бы в Курган не приехать актеру Жене Миронову? Почитал бы нам Гоголя, мы бы послушали. Выпили бы хорошего вина, но у нас же весь день все закрыто! А у них не закрыто! У нас считают, что народ – это дебилы, нас хотят такими видеть.

– Анна, жанр вашего спектакля заявлен как «кабаре-мюзикл». Почему вы решили сделать драму музыкальной?

– Во-первых, музыка того времени просто прекрасна – это романсы, Вертинский… Романсы будут исполнены в современной джазовой манере одним солистом с оркестром. По аналогии с американским мюзиклом «Чикаго» бытовые сцены и шоу будут идти параллельно. И все действие будет представлено глазами девушек, у которых есть надежда, что они встретят все-таки своего принца, что их кто-то увезет отсюда, возьмет в жены. Может, и случается такое, но на тысячу один раз. Остальные погибают от болезней и от отчаяния. Весь этот ужас, вся пошлость, все эти мужчины-посетители публичного дома показаны в номерах глазами девчонок. Где-то это смешно, а где-то трагично. Как в «Чикаго» все показано театральным способом, а иначе бы было совсем страшно. Поэтому все мужчины-клиенты в масках, на одно лицо – такой обезличенный конвейер.

– Из актрис Вы когда-то ушли в режиссеры. Вам не хватало свободы действия? (В творческой биографии Анны Бабановой пять лет работы актрисой в Театре Российской армии, в Камерном театре, в театре у Армена Джигарханяна. – прим. авт.)

– Нет, мне надо было понять театр изнутри. Что я буду говорить актерам, если я сама этого не пойму? От чего идет та или иная неточность? Хотелось подробностей, изучить профессию с ее основ. После школы сразу поступила на актерское, но актрисой быть не хочу. Я много сомневаюсь и по поводу режиссуры. Это такая ответственность! Надо быть в таком фаворе – как человек, как личность, как мыслитель! Нужно понимать, что ты делаешь, нужно всех повести за собой, увлечь идеей, мировоззрением.

– У вас есть свои особенности работы с актерами, свои правила?

– Я всегда говорю, как и мой учитель Владимир Наумович Левертов: «В театре было все, кроме вас! Мне интересны только ваши проявления». Мне не нужны персонажи, это уже далекое прошлое. Мне нужен разговор со зрительным залом. Если актер в ситуации по Куприну расскажет что-то о себе, о своем опыте, – только это ценно. Для меня очень важно их личное присутствие как людей, как архетипов. Нужно уметь открывать в себе наследие предков.

Моя бабушка была неграмотной, родилась при царе, умерла при Путине. Она, деревенская женщина, мне говорила: «Все в табе!». И в этом суть: все в нас есть – и Куприн тоже. Не играйте персонаж, а откройте в себе это знание. Мы же в жизни носим маску, а на деле мы очень разные – в нас и Бог есть, и его противоположность. Актер должен это вскрывать. А это сложно, нам же не хочется открывать свои темные стороны. Но это нужно делать на каждой репетиции.

– Как вам работалось с нашей труппой? В спектакле ведь почти весь ее состав задействован.

– Мне нравится рабочая атмосфера в театре, то, что они мало говорят, много делают – это очень важно. Есть просто потрясающие люди, помощник режиссера – просто мечта! Труппа довольно неплохая, и все цеха работают отлично. Но театру нужен хороший лидер. Пока у вас нет главного режиссера и политики театра, а когда все время разные режиссеры, актеры растренировываются.

– У Вас ведь недавно закончился контракт с Омским драматическим театром. Не хотели бы Вы поработать у нас?

– Да, был такой разговор, но ваши власти не очень поддержали эту идею. Это очень плохо, потому что театр – это очень важно, это область души.

– Ваши мечты как режиссера?

– Я бы хотела ставить что-то русское, что отвечает на вечные вопросы: «Как жить, почему жить? Зачем, какие цели ставить?». Как у Чехова: «Зачем живем, зачем страдаем?». О том, что волнует всех. Все, что касается веры и смысла жизни.

Итак, премьера обещает быть громкой и ошеломляющей. Заглянуть в «Очи черные» можно будет 20, 21, 22, 26, 28 и 29 сентября.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *