В Курганском драматическом театре состоялась премьера спектакля «Очи чёрные»

IMG_6409=

Зрители приветствовали актеров бурными овациями и криками «браво», а губернатор подарил им две квартиры

Новый театральный сезон в Курганском драмтеатре открылся премьерой спектакля «Очи черные» в постановке московского режиссера Анны Бабановой. Зрители приветствовали талантливую игру актеров в мастерски решенном спектакле-мюзикле бурными овациями, криками «браво» и слезами сочувствия к героиням постановки.

Когда в одной пьесе объединились три именитых автора – классик русской литературы Александр Куприн, талантливый режиссер Анна Бабанова и молодой, но признанный драматург Ярослава Пулинович, успех был, конечно, предсказуем. Хотя повесть «Яма», по мотивам которой создавался спектакль, к веселью и радости не аппелирует, жанр, тем не менее, был выбран самый яркий и зрелищный – «кабаре-мюзикл» или «ресторанный романс». Романс по-русски надрывный, гибельный, со страстями и отчаянием. Человеческая драма в нем вершится на фоне разудалых танцев и громкого хохота, в сигарном дыму и под звон бокалов. Все как в жизни, где комичное соседствует с трагичным, где душа тянется к высокому, а сам ее обладатель купается в грязи и скатывается вниз.

У героинь пьесы – продажных девушек из публичного дома – как у всех, есть мечты, высокие стремления, потребность в любви и в домашнем очаге. Но циничный мир вытолкнул их за обочину счастья. И на этой обочине каждая оказалась по своей причине: одну еще малолетней отдала старому извращенцу родная мать, вторая попала в дом терпимости обманом – любимый разыграл сцену своего ареста, чтобы принудить девушку к такому недостойному виду заработка ради его «спасения»…

Сам автор повести, Александр Куприн от имени своего персонажа восклицал: «Судьба русской проститутки — о, какой это трагический, жалкий, кровавый, смешной и  глупый путь! Здесь все совместилось: русский бог, русская широта и беспечность, русское отчаяние в падении, русская некультурность, русская наивность, русское терпение, русское бесстыдство».

По-детски доверчивые, простодушные, они влюбляются, надеются на чудо. Только сказки о Золушке, как в голливудском кино, не получается.

Прозрачный занавес отгораживает героинь от зала как пелена, как сигарный дым, как грань между реальностью и мечтой.

Все начинается с веселой еврейской свадьбы. В зале играет настоящий еврейский ансамбль, за фотоаппаратом стоит фотограф, занавес озаряет его вспышка. За прозрачным занавесом сказочная невеста в белом, держащая за руку своего жениха, вдруг отрывается от земли и летит на свое «седьмое небо» счастья. «Ах!», — дружно выдыхают женщины в зале. Невеста плывет по воздуху, как пава, а рядом подпрыгивает самодовольный жених, попыхивающий сигаркой.

Через несколько мгновений он без сожалений и угрызений совести  продаст свою милую содержательнице борделя как «товар нетронутый, свежий». И падет занавес, обнажится суть человеческой подлости. Правда, героиня Александры Шупарской, наивная Сонечка, еще долго будет в неведении о коварстве своего лже-супруга (Сергей Радьков).

Кажется, в лице студентов-гуманистов заглянул счастливый случай в дом- «тюрьму для девушек». Умница Лихонин (Иван Шалиманов) сделал благородный жест – взял с собой простодушную Любочку, вознамерясь обучить девушку разным наукам и наставить на путь добродетельный, трудовой. Да только Пигмалион из студента вышел нетерпеливый, да и Любочка – не Элиза Дулитл, успехов особых не делала. Вот и захотелось избавиться студенту от непосильной ноши – отправилась Любаша туда, откуда мечтала выбраться.

Гордая, независимая и ироничная Женька, удачно воплощенная Анастасией Черных, в проституцию попала по злой воле взрослых совсем ребенком. Зараженная смертельной болезнью, она пытается мстить свои бездушным клиентам – пусть и они умрут!

Клиенты для девушек все на одно лицо – в белой маске без эмоций. Они вереницей тянутся в двери номера, где, склонившись к косяку, их встречает печальная дева с опустошенной душой.

Где же, спросите, канкан и кабаре? Танцы здесь заменяют сцены ужаса и страха, потому они комичны, утрированы и отчаянно веселы. Вот на медицинском осмотре, когда каждая из них переживает минуты позора и ожидания страшного приговора «больна», танец безжалостно передает эмоции героинь.

Жизнь идет, оркестр играет и поет романсы солист. Весь спектакль – это еще и сольный концерт не только талантливого актера, но, как выяснилось, и замечательного певца Александра Шарафутдинова, добавившего ярких красок в канву повествования.

Яма (улица, где расположились дома терпимости) становится пропастью между мечтой и жизнью. В финале снова появляется парящая в воздухе девушка, но вот она вскидывает голову и безжизненно ее опускает, повиснув в петле. Уже не возглас восхищения, а вздох печали вырывается у зрителей в зале.

Символично, что на поклон героини  выходят в нарядах невест, которыми они так и не стали. Только в мечтах о лучшей жизни они все видели себя такими ослепительно красивыми.

По залу в течение всего спектакля вполне ощутимо перекатываются волны всепроникающей энергетики сочувствия, восхищения игрой актеров и изумительными находками режиссера. На поклоне восторженные крики «Браво!» перекрываются оглушительным свистом одобрения из уст экзальтированной зрительницы за моей спиной.

Актерский ансамбль (а в спектакле играет почти весь состав) сложился на редкость слаженным и сильным. О каждом есть что сказать, каждый запомнится в этом спектакле – от жестокой и услужливой хозяйки публичного дома (Татьяна Гомбоева) до нелепой, мрачной и кокетливой одновременно экономки (Екатерина Горяева).

Впечатления зрителей звучали так: «Бесподобно! Я после спектакля даже  говорить не мог!», «Я давно не испытывала такого театрального удовольствия. Несмотря на очень сложный материал, им удалось сделать и ярко, и зрелищно, очень точная и удачная режиссура», «Спектакль очень понравился. Я это произведение хорошо знаю, читала. Приятно, что не показана грязь, режиссер никакой пошлости не допустила».

Открытие сезона посетили первые лица города и области, и никто не сдерживал восхищения. Глава города Кургана Павел Кожевников, поздравляя коллектив театра, заметил: «Скажу словами Маяковского: «Театр – это не отображающее зеркало, а увеличительное стекло». Это центр культуры Кургана, куда всегда будут приходить благодарные зрители и стремиться талантливые люди, чтобы реализовать здесь свои гениальные задумки. Именно здесь вместе с актерами мы плачем и смеемся, переживаем страсти, саму жизнь, достигаем катарсиса. После такого замечательного спектакля и тех эмоций, которые он нам подарил, уверен, сезон будут успешным!».

Глава города вручил театру денежный сертификат, а правительство области — щедрый подарок в виде сертификатов на две квартиры.

Наградой был отмечен и ветеран театра, заведующий постановочной частью Сергей Захарович Чуев, отдавший Курганскому драматическому 50 лет жизни. Но старость его дома не застанет, Сергей Захарович снова на передовой жизни — его утвердили в роли олимпийского факелоносца.

Сезон открыт, и если уж говорить языком Сочи-2014, премьера взяла олимпийскую планку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *