В Кургане прошли гастроли Небольшого драматического театра из Петербурга

DSC_7490

Актеры продемонстрировали великолепную игру и показали классику в новом видении

«Игра в классики» для Небольшого драматического театра Льва Эренбурга – повод сказать, что классика – не раз и навсегда застывшее искусство, а театр – не музей с пыльными экспонатами. Питерцы своим творчеством доказывают: у всякой классики есть новые пути развития, а у хорошо знакомых персонажей можно обнаружить неизвестные стороны характера, мотивы и следствия поступков.

Интонации театра – легкие, ироничные, – превращают действие то в фарс, то в трагедию. Режиссер и актеры смело низвергают идеалы с их пьедесталов, представляя привычных положительных героев порой нелепыми, смешными, а порой и совершенно неприятными – какими люди и бывают в жизни. Но спустя минуту несколько умелых штрихов – и перед нами красота чувств обнаженных, эмоций обостренных – до крика, до истерики и плача, сменяющихся хохотом и весельем.

Для кого-то спектакли Небольшого драматического театра (Санкт-Петербург) кажутся провокацией и даже пощечиной классическому вкусу. Но публика с абсолютным чутьем на талантливое, готовая к восприятию нового в искусстве, умеющая оценить смелость творческого поиска и мощь актерской игры, спектакли Льва Эренбурга без внимания не оставляет. Высокую оценку они получили и у фестивальной публики, будучи не раз номинированными на высшую театральную премию «Золотая маска».

Исходя из вышеперечисленного, приезд знаменитого режиссера и руководителя НеБДТ Льва Эренбурга с мастер-классами в Курганский драматический театр в прошлом году казался чудом. Мэтр такого уровня не часто заглядывает в глубинку России. И не менее удивительным событием стали недавние гастроли его «театра обостренных чувств» (как называют НеБДТ в прессе) в нашем городе. Кургану выпала честь открыть, пожалуй, первые большие гастроли культового театра по городам России и сразу  двумя знаменитыми спектаклями из его репертуара – «Три сестры» и «В Мадрид, в Мадрид!».

У двух непохожих спектаклей один лейтмотив, когда герои задаются вопросом: как бы вырваться из этой тоскливой и несвободной жизни, из вечного одиночества в призрачный рай обожествляемого мегаполиса? В одном случае «город-сказка, город-мечта» – это Мадрид, в другом – Москва.

В «Трех сестрах» осталось довольно мало от чеховского аристократизма  персонажей: девушки, например, пьют наравне с мужчинами, следуя традициям гарнизонной жизни, Ольга бьется в некрасивой пьяной истерике.

Но в пьесе пульсирует настоящий нерв человеческой жизни, почувствовать который режиссер дает через приемы любимого им натурализма, не пренебрегая методами психологического театра. Душевные увечья персонажей порой сопровождаются увечьями физическими – неспособная полюбить Ирина хромает, опираясь на палку, безответно влюбленный в нее Соленый мается зубной болью. А первый поцелуй Ирины и Тузенбаха скрипит грязью на зубах (когда оба занялись пересаживанием цветка и изрядно перепачкались), так что парочке остается только отплевываться от этого «нелепого» проявления чувств.

IMG_6294

«В Мадрид, в Мадрид!» – самый известный спектакль театра, с которого собственно, и началась его история. Он еще более насыщен сценами неприглядных человеческих проявлений души и тела. Гротесковая комедия с элементами черного юмора вызывает неумолкающий хохот в зале, балансируя на темах для любого другого театра достаточно скользких. Но там где иные скатываются в пошлость, театр Эренбурга остается на недосягаемой высоте.

Хотя в афишах организаторы гастролей обычно упоминают среди актеров медийных звезд, хорошо известных публике по сериалам, – Татьяну Колганову («Черный ворон», «Агент национальной безопасности», «Разлучница») и Сергея Уманова («Бандитский Петербург», «Менты», «Убойная сила»), театр Эренбурга по-настоящему хорош сильным актерским ансамблем. В нем блистателен каждый – и исполнитель роли Вершинина Константин Шелестун (за эту роль после гастролей в Кургане он получил награду на проходившем в Челябинске фестивале «Камерата»), и Мария Семенова в роли младшей из сестер, и Ольга Альбанова в роли глухонемой дурочки Хустины из спектакля «В Мадрид, в Мадрид!», и Татьяна Рябоконь в роли парализованной испанки Аделы…

DSC_7722

Курганские зрители по достоинству оценили блестящую актерскую игру, засыпав исполнителей цветами, овациями, криками «браво». Благодарная труппа с веселостью и задором не раз выпархивала на поклон. В книге отзывов театра появился даже восхищенный детский отклик 11-летнего зрителя: «Самый лучший спектакль!» (о спектакле «В Мадрид, в Мадрид!» — совсем, конечно, не детском).

В свою очередь очарованные теплым приемом курганцев, актеры за кулисами делились впечатлениями с прессой.

Вадим Сквирский: – Знаете, в Петербурге мы играем на совсем крошечной сценке, в зале мест на 160. И в основном выступаем в небольших залах, ваш для нас очень большой.

Татьяна Рябоконь: – Но нам было очень комфортно на вашей сцене, «Три сестры» как раз и рассчитаны на такой зал. Хотелось бы поблагодарить коллектив вашего театра, потому что люди тут настолько отзывчивые, так идут нам навстречу, как будто мы домой приехали! Любой вопрос решается мгновенно и все делается от души. И зрители такие внимательные.

Мария Семенова: – А я показываю в Кургане нашим: смотрите какое должно быть голубое небо! У нас оно другое.

– Где вы прежде выступали? Часто ли выезжаете на гастроли?

Татьяна Колганова: – Мы больше ездим по театральным фестивалям. Выступали в России и в бывших республиках СССР, в Чехии, в Румынии, в Белграде, в Польше на фестивалях. Большая театральная гастроль только сейчас началась, чуть ли не впервые выехали на гастроли – и сразу к вам. Начало очень хорошее и, думаю, нам теперь понравится гастролировать.

– Как вам работается с таким необычным режиссером как Лев Эренбург?

Татьяна Колганова: – С ним всегда очень интересно.

Татьяна Рябоконь: – Мы с другими не работали, вот в чем дело (смеются).

– Но вы же еще и в кино снимались! (в творческой биографии почти каждого из актеров работа с такими известными кинорежиссерами как Дмитрий Месхиев, Кирилл Серебренников, Павел Лунгин, Алексей Учитель и другие – прим. авт.)

Татьяна Рябоконь: – Это разные вещи: работа в театре и работа в кино. Со Львом Борисовичем мы со студенческих лет, он наш учитель. Практически вся труппа – это его ученики.

Татьяна Колганова: – Только мы с Сережей Умановым позже пришли в коллектив. Но все равно тоже можем смело назвать себя его учениками, и я с гордостью это говорю. Мне приходилось работать с другими режиссерами, но выбор пал, как видите, в пользу Небольшого драматического театра и Льва Эренбурга.

Несмотря на то, что мы театр государственный, у нас есть масса каких-то проблем – вот, например, нет своего здания… Может, было бы удобнее работать в другом театре, где у тебя есть своя гримерка, работает масса служб и самому не надо стирать свои костюмы и убирать декорации после спектакля. Но мы предпочитаем на эти мелочи не обращать внимания, потому что то, что мы получаем в творческом плане, в общении с коллегами, в совместной игре с такими замечательными артистами, в работе со Львом Борисовичем, легко перекрывает любые бытовые трудности.

IMG_6302

– А чем отличаются актеры Небольшого драматического театра от всех остальных актеров?

Татьяна Колганова: – Я только что прилетала со съемок, где мы много разговаривали с артистами. Слушала их рассказы и все больше проникалась тоской по своему театру. Я всегда скучаю по моим дорогим коллегам, мне жалко, если я не с ними, как было в их первый вечер в Кургане. Мы — очень дружная семья, наверное, этим мы и отличаемся. Не потому что мы лучше, а, может, потому что нас немного, и мы такая могучая кучка. Уходить из этого театра – это все равно что уходить из семьи.

– Но ведь случается, что уходят?

Татьяна Колганова: – Бывало, что уходили, но никогда не уходили, хлопнув дверью. Вадим Демчог (исполнитель роли Купитмана в «Интернах» — прим. авт.) в силу обстоятельств переехал в Москву, и его жене, актрисе нашего театра, соответственно тоже пришлось переехать. Но мы дружим, и они всегда приходят к нам на спектакли.

– Ваш спектакль «В Мадрид, в Мадрид!» считается очень неоднозначным, спектаклем-провокацией. К нему публике надо как-то готовиться?

Татьяна Колганова: – Нужно просто расслабиться. Это никогда не повредит.

Сергей Уманов: – Перетерпеть первые 10-15 минут. И потом зритель втягивается в действие.

Мария Семенова: – Это спектакль с очень саркастическим взглядом на действительность, он для кого-то смешной, для кого-то ужасный, и с этим ничего не поделаешь.

Татьяна Колганова: – Это черный юмор, надо быть к нему готовым. Тем, кто не любит этот жанр, нечего делать на этом спектакле.

Вадим Сквирский: – Этот спектакль нам очень дорог, мы его выпускали много лет назад, это был наш диплом, мы на нем выросли, состоялись, стали театром после успеха этого спектакля, Успеха очень неожиданного для нас.

Татьяна Колганова: – Я сначала как зритель смотрела его раз 15, наверное. А потом ввелась на место ушедшей (на мое счастье!) актрисы. И когда мы играем, мы с удовольствием смотрим друг на друга из-за кулис. Спектаклю уже 12 лет, и он настолько живой!

DSC_7692

Татьяна Рябоконь: – Мы однажды играли его перед актерами в Талинне, они поддерживают каждую реплику, смеются. А на следующий день пришел зритель, который заплатил по 60 евро за билет, и затаился. И три часа в кромешной тишине.

Татьяна Колганова: – С небольшими сдержанными смешками. Нам было так страшно! (смеется)

Татьяна Рябоконь: – Мы же привыкли, что зритель обычно кричит: «Хватит-хватит нас смешить, мы больше не можем!».

– В репертуаре театра не так много спектаклей – всего шесть. А вам их  хватает?

Татьяна Колганова: – Ну, конечно, всегда хочется больше! Это нормальное человеческое желание.

– Поэтому уходите в кино сниматься?

Татьяна Колганова: – Нет. Это два разных удовольствия, но поскольку удовольствие доставляет и кино, и театр, поэтому все и там, и там участвуют. Но при этом никто из нас не представляет себе жизни без театра. Наверное, мы бы зарабатывали гораздо больше, не работая в театре, потому что иногда приходится отказываться от съемок из-за гастролей, выпуска спектакля и т.д. Но мы преданны своему театру.

– Льва Эренбурга часто обвиняют в излишнем натурализме. Вы согласны с этим видением режиссера, вам всегда по нраву то, что он предлагает? Или бывают споры какие-то? Вы совместно с ним делаете спектакль?

Вадим Сквирский: – Мы все придумываем совместно, тут даже непонятно, кто кому предлагает. Ясно, что это он заквасил нас когда-то в студенчестве таким образом, что мы с ним оказались одной группы крови и нам это уже не удивительно.

Татьяна Колганова: – И не шокирует (смеется).

Вадим Сквирский: – Как он говорит, «жизнь человеческого духа проявляется через жизнь человеческого тела и никак иначе!». Мы так ведь и живем. А через что еще я должен увидеть, что с человеком происходит?! Он плачет, смеется, ходит в туалет, его тошнит, трясет от холода, у него нервный тик…Это же не физиология ради физиологии, сама по себе, а со смыслом.

Мария Семенова: – Да, именно – у всего есть причина. Вот мы видим, как женщина наливает чай, и он проливается, потому что она засмотрелась на мужчину.

DSC_7649

– Читала, что все ваши актеры обладают множеством талантов – играют на всех инструментах (на фортепиано, баяне, аккордеоне), танцуют, поют, знают разные языки, еще и восточными единоборствами владеют. Вас специально так подбирали, чтобы у вас были все эти способности?

Татьяна Рябоконь, смеясь: – Заниматься восточными единоборствами я начала в детстве, когда влюбилась в Джеки Чана и поняла, что надо ехать к нему и сниматься с ним в кино. Любовь прошла, а единоборства остались.

— А Вадим писал сценарий к чешскому фильму…

Вадим Сквирский: – Мы снялись в чешском кино с Таней Колгановой. Наш друг учился в Пражской киноакадемии, должен был снимать дипломную короткометражку. Таня в то время работала на «Радио Свобода», но ей хотелось играть. Мы написали сценарий и он так понравился, что фильм стал часовым и его купило чешское телевидение.

– Лев Борисович поощряет вас на освоение новых умений?

Татьяна Рябоконь: – Если возникает какая-то потребность для спектакля достать из себя что-то новенькое, то мы, конечно,  делаем это. Вот для спектакля «В Мадрид, в Мадрид!» Ольга Альбанова научилась на аккордеоне играть.

Сергей: – Оля выучила и язык глухонемых для роли девочки-дурочки.

Татьяна Колганова: – В этом спектакле не смех ради смеха, это не просто комедия. Когда я смотрела его все эти 15 раз, я и хохотала до слез, и плакала не только от смеха. Там есть масса трогательных и глубоких, на мой взгляд, моментов.

– А где сейчас вы снимаетесь?

Татьяна Колганова: – Я только что прилетела из Минска со съемок фильма режиссера Екатерины Двигубской «Врачиха». Я играю современного «председателя колхоза» – такого руководителя села. От работы получаю огромное удовольствие, это такой вариант героинь Нонны Мордюковой, русской бабы с жестким характером и несчастной судьбой. Она влюбляется в главного героя, который любит врачиху.

А Мария Семенова ездит сейчас по кинофестивалям с фильмом «Стыд», где прекрасно сыграла главную роль.

Мария: – Очень интересное кино. Снимали на Севере, под Мурманском в маленьком городочке, где живет всего 365 человек. Это фильм про подводную лодку, которая не вернулась, и про жен подводников, которые их ждали.

Но, как признались актеры, сами они всегда возвращаются с любых съемок в  творческую семью — в любимый театр.

Фоторепортаж:

«В Мадрид, в Мадрид!»

«Три сестры»

  1. kurgan

    ходила на «Три сестры», жалко потраченного времени. хуже спектакля я еще не видела. Люди, наши курганские играют гораздо лучше!!! Сходите лучше на Очи черные — не пожалеете!!!

  2. kurgan

    да и еще, многие с антракта уходили домой. По кр. мере со спектакля «Три сестры»

  3. Марина

    Просто публика у нас неподготовленная в массе своей, кроме своего театра (хорошего, но не гениального) и дешевых антреприз почти ничего и не видела. Было много и тех, кто был счастлив, — наконец-то фестивальный уровень и на нашей сцене. Чтобы оценить этот театр, надо быть начитанным, «насмотренным» и не узко мыслящим человеком.

    1. kurgan

      «Узко мыслящие или не узко мыслящие» люди у нас живут — это не вам решать. Театр — он либо нравится, либо не нравится. В «Трех сестрах» были такие сцены, что люди с отвращением отворачивались. да и отзывы в других городах почитала — подобные. По-вашему, в России все «узко мыслящие»? )))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *