Татьяна Васильева и Станислав Садальский исповедались на сцене Курганской филармонии

sadalsky

Знаменитые актеры насмешили и растрогали зрителей до слез

Этот спектакль — творческий вечер двух любимых актеров  стал для многих из зрителей откровением и новым открытием Татьяны Васильевой и Станислава Садальского. Артисты талантливо, виртуозно владели залом – то доводя публику до приступов хохота, то трогая до слез и ввергая в водоворот переживаний, заставляя самых чувствительных всхлипывать от сострадания и соучастия. Ни грамма пошлости – только «Голая правда», обнаженные сердца и искренние эмоции.

Васильева и Садальский вступили в тонкий, ироничный диалог друг с другом и со зрителями, в котором было достаточно игры, азарта, импровизации, а еще больше человеческой исповеди, рассказа о своей судьбе, об ее изломах, причудах, иронии.

Жизнь актера – трагикомедия

Вторая половина 19-го века, Париж: она в красном кринолине, он в клоунской раскраске. Играют пьесу «Покинутая», ссорятся, расстаются, мечутся по сцене. Останавливаются: «Мы же в Кургане!» и уточняют: «Это была репетиция!». И снова продолжается «театр в театре», где мы становимся зрителями актерских «перепалок», репетиционных накладок, получая возможность увидеть изнанку чуда, «трудные роды» спектакля.

Актеры и свою биографию в этот вечер превращают в спектакль, растушевывая границы между сценой и реальностью, читая в ролях собственные истории – поисков своего призвания, истории любви, боли, встреч и расставаний, превращая в смешную комедию не смешную в общем-то жизнь.

Садальский ерничает по поводу коллеги и подруги: «Она – артистка погорелого театра, ее отовсюду выгнали!», Васильева не остается в долгу: «А он играл «кувшинье рыло»! Галина Борисовна (Волчек – прим. авт.), святая женщина, уволила его из театра и там по этому поводу закатили банкет!». «А ее два мужа бросили!» – бьет ответный удар оппонент. Нет, она не обижается, они оба умеют из собственных слабостей слепить фарс, но в следующее мгновение вдруг становятся серьезны. И Садальский рассказывает, как ушел из «Современника», где ему не давали ни одной главной роли: «Никогда ничего не бойтесь! Не работайте там, где вас унижают! Одна дверь закрылась, вторая откроется!».

Его путь в профессию начинался непросто: «Я думал, что приеду в Москву, и мне скажут: «Ой, кто к нам приехал? Стасик Садальский!». А меня ни в одном из пяти театральных вузов не приняли, сказали, что у меня неправильный, «собачий» прикус. Я поехал в Ярославль в театральное училище, и там тоже сказали: «Таких артистов не бывает!». Зато на моторном заводе, когда меня увидели, мне очень обрадовались и сказали: «Идите к нам! У нас бывают такие разнорабочие». Там я стал ударником коммунистического труда».
Вспомнил о великой Алисе Фрейндлих, тоже актрисе «с неправильным прикусом», которая благословила его в профессию: «Поступай, не получится, приезжай в Петербург, мы что-нибудь придумаем!».

Татьяна Васильева, наоборот, поступила с первого раза – в школу-студию МХАТ. Стеснительная, нескладная и вечно комплексующая из-за своего высокого роста смешная девчонка развеселила экзаменаторов своим «выпадающим зубом» – вставленной накануне фиксой взамен утраченного переднего зуба.

«Читала им «Парус» Лермонтова с таким надрывом, меня это так окрыляло, и вдруг зуб вылетает и плюхается на ковер перед приемной комиссией. Я моментально его подхватываю, вставляю в рот, вновь начинаю декламировать «Играют волны, ветер свищет…», а он опять вылетает. В третий раз уже экзаменатор его подобрал. «Может, вы нам лучше станцуете? С ногами у вас ничего не случилось?», – спросили меня. Я тут же что-то испанское решила им изобразить», – вспоминала под хохот зала актриса.

Между Брик и Высоцким

На экране мелькали фотоэпизоды жизни актеров, смешные видеозарисовки их жизни. Садальский спит, встает и идет к холодильнику, жует огромные бутерброды, снова спит, Васильева рано встает, идет в метро, занимается спортом… Совершенно разные люди, но в дуэте прекрасно дополняющие друг друга.

Васильевой повезло в актерской судьбе, конечно, намного больше – на спектакли с ее участием в театре Сатиры невозможно было достать билет, в ее поклонницах ходила сама Лиля Брик, единственная любовь Маяковского. Муза поэта привозила Тане в марте огромные букеты сирени из Ниццы.

Жаль, мы не видели Васильеву в театральных работах, особенно дорогих ее сердцу, – в «Вишневом саде», в пьесе «У времени в плену»… Да и в кино, как оказалось, не во всяком видели. Разве кто-нибудь знал, что одна из первых ролей у Татьяны была в паре с Высоцким в фильме «Четвертый»?

Васильева: «Я очень страдала, что я такая высокая. Очень часто плакала по поводу своего роста. Все мужчины были ниже меня, и он тоже. Но в этом фильме все очень удачно складывалось – мы или лежали, или Высоцкий стоял, а я лежала, я стояла – он лежал. Но в одном эпизоде в будке нам пришлось стоять обоим, и Высоцкому лестницу поставили, чтобы он приподнялся, а я стояла и по стенке сползала, чтобы быть с ним вровень».

У Садальского свои воспоминания о коллеге по легендарному «Месту встречи…». Кстати, «кошельком» Стаса дразнят до сих пор.

Садальский: «Нам есть, что рассказать про Владимира. Но на вечерах его памяти выступают такие люди, с которыми он рядом бы не сел».

Васильева: «Вот про него фильм вышел, я не смогла его досмотреть. Мне кажется, что про этого выдающегося поэта и актера можно было снять другой фильм и совсем про другое. Считаю, вам, зрителям, совсем не обязательно знать про наши проблемы, про наши трудности, про наши болезни».

Актеры и не стали рассказывать про трудности, а просто спели, прочитали стихи и снова играли – на этот раз трогательную и пронзительную сцену про двоих, которые только что развелись, но еще не разлюбили друг друга.

Из шутов в короли

В прошлом году из рук президента Владимира Путина Татьяна Васильева получила Орден Почета. А на экране мы увидели смешное фото – актриса так скособочилась и пригнулась перед главой государства, чтобы сравняться с ним ростом, что зал расхохотался. Удалась еще одна комическая роль, случайно, но так восхитительно забавно.

Между прочим, звонок из Кремля актриса сначала восприняла как розыгрыш. Ее уже успели до этого разыграть дважды для одноименной программы, доверчивость подвела – уж очень хотелось поверить в мечту, что ее любимейший режиссер Кустурица пригласил ее играть в своем новом фильме.

И Садальский поделился сокровенным: «Мечтаю, что когда-нибудь будет афиша, где внизу, пусть небольшими буквами, но будет написано: «в роли короля Лира – артист Станислав Садальский!». Слова эти криком души вырвались у актера, когда он стоял на коленях на затемненной сцене, но зрители видели, как он при этом смахнул набежавшую слезу. И эта несыгранная роль актера, которого мы привыкли видеть в образе шута, была столь драматична, что некоторые дамы в зале просто не сдержали рыданий, уже увидев в нем изгнанного и страдающего короля.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *