Курганский волонтер Олимпиады в Сочи готовится к Олимпиаде в Рио-де-Жанейро

sochi

Ветеринар центра Илизарова Анна Предеина готова работать в эпицентре любых мировых спортивных событий

Мы уже встречались с Анной Предеиной, курганским ветеринаром, перед ее отъездом на главные игры этой зимы. Анна рассказала, как стала волонтером Олимпиады в Сочи и почему ей нравится помогать людям, причем абсолютно бесплатно.

Целый месяц в круговерти самого яркого события планеты не могли не стать  поводом для нашей новой встречи. Анна с удовольствием делилась впечатлениями от работы в самой активной точке страны и планами на новые свершения — в качестве волонтера, но уже на других спортивных аренах мира.

Строгие и секретные

«В Сочи я приехала в 4 утра 26-го января. Первое, что поразило меня — так это зелень. Для меня вообще было шоком, что зимой, в январе что-то может быть зелёным. Пальмы, травка, цветы… В первый же день пошла гулять по Сочи, тепло, 18 градусов. Море холодное, градуса 4-5, но я всё же ноги помочила.

В Сочи повсюду были казаки в очень красивой форме, но они не разрешали себя фотографировать. За всё время только один раз уговорила казака сфотографироваться. И то он так строго сказал: «Только не обниматься!». Так и сфотографировалась с руками за спиной.

Полиции вообще было очень много. Причём работали ребята так, что никто не понял, что это полиция. Их все принимали за волонтёров, тем более, что форма похожа. Сама я сообразила, кто это на самом деле только к середине Олимпиады. Одна из наших точек работы была напротив ресторана в Олимпийском Парке, и там один мужчина подвыпил, забуянил. Официанты к нам прибежали, так как у нас рация была. Мы по рации куратору позвонили. Минут так через пару прибегают два молодых человека в волонтёрской форме, и дядечку этого так изящненько скручивают. Если бы я не наблюдала за ними, я даже и не поняла бы, куда он делся. Я им говорю: «Мы же волонтёры, мы не должны вмешиваться, сейчас полиция придёт, это их работа!». А они мне: «Тихо. Это вы волонтёры, а мы — полиция».

Вот тогда только я стала приглядываться и понимать, насколько тщательно нас охраняли. В зависимости от функции, у людей униформа была разных цветов. Волонтеры были радужной расцветки, а полиция была фиолетовая. Я только могу догадываться, сколько они пресекли всяких хулиганских выходок, причём так, что никто ничего не заметил. По-моему, сработали они очень красиво и аккуратно».

Потери и потеряшки

«Я работала на позиции «Информационная стойка и бюро находок». В нашей команде было 48 человек. Учителя иностранных языков, директор сочинской школы, менеджеры и экономисты. Работали шесть дней по двенадцать часов, был только один выходной. На дорогу уходило от полутора (если повезёт) до 2,5 часов.

В наши обязанности входило информировать людей, что где находится, выдавать в аренду инвалидные коляски, принимать найденные вещи и заявления о потерянных. Инвалидные коляски давали не только инвалидам, но и просто уставшим людям. Территория парка 3000 кв. м, это очень много, обойти всё трудно. Люди приводили в парк своих бабушек и дедушек, арендовали коляску, так же, как мы берём тележку в супермаркете, возили их по парку.

Теряли люди очень много всего. К концу Олимпиады скопилось столько вещей, что они занимали на складе место площадью около 40 кв. м. Что только не теряли — очки, фотоаппараты, телефоны, документы, одежду…! Один раз портмоне принесли с 18-ю тысячами рублей, с документами. Нашли потом владельца.

Смешно было, когда в парке потеряли одиннадцать детей. Там танцевальная группа гуляла, 15 детей и два взрослых с ними. Сначала троих потеряли, стали их искать, ещё сколько-то детей отбились, потом ещё. В конце концов осталось у них четыре ребёнка, потому, что за руки их держали. Вот только тогда они в отчаянии и обратились на инфостойку. Мы сразу по рации с остальными стойками связались и нашли детей довольно быстро, минут через сорок они уже были вручены сопровождающим. Но вы только представьте, что эти сопровождающие натерпелись! Пришлось им потом врачей вызывать, успокоительным поить».

В очередь к олимпийцам

«Спортсменов наших видела, немного, правда. В парке был Дом болельщиков России, в нём же была одна из наших инфостоек. Там каждый день были встречи с чемпионами прошлых Олимпиад, ну и с нынешними тоже. Путин один раз приезжал. Обидно, что я в этот день с утра работала, сменилась, а через два часа Путин приехал на встречу с болельщиками. Давал интервью, автографы…

Я попала на встречу с нашими фигуристами, когда они заняли первое, второе и шестое место. В этот день был день рождения у Татьяны Тарасовой и она тоже там была. Ждали их долго, я заняла очень удобную точку для съёмки, больше полутора часов простояла на ногах, боялась потерять её. Народу было очень много, наверное, тысячи две человек.

Один раз я была на церемонии награждения, она проходила на «Медалс Плазе». Туда можно было пройти бесплатно, но она вмещала не более 17-ти тысяч человек и каждый день была заполнена до отказа. В этот день награждали биатлонистов в смешанной эстафете, сноубордистов. Выловила несколько олимпийцев для автографов, стоя в очереди.

На соревнования по супер-слалому попала. Красиво, конечно… Горный кластер — вообще уникальное сооружение. Это четыре городка в ущелье, построенные абсолютно с нуля. Там вообще ничего раньше не было. Ни дорог, ни поселений. Теперь дороги просто шикарные. Так странно даже было. В ущелье можно попасть через тоннель. В Сочи +15-18, солнце, зелень, проезжаешь через тоннель, а там около ноля и снег! Из лета сразу в зиму!».

Гордость за Россию

«В Сочи я начала по-настоящему гордиться своей страной. В парке был Дом регионов. Это здание метров так триста длиной, где были представлены павильоны с регионами нашей страны от Калининграда до Камчатки. Вот там я прочувствовала, насколько наша страна огромна. Ещё в нашем волонтёрском центре была карта России, в которую мы втыкали флажки, отмечая место, откуда приехали. Под флажками карты не было видно.

Зашла я как-то в Дом гостеприимства Швейцарии и попала на презентацию сети клиник. Поскольку сама работаю в медицине, спросила: «А какой профиль у ваших клиник? Я, например, работаю в институте ортопедии и травматологии». Швейцарка мне показывает проспект, щебечет: «У нас две знаменитые ортопедические клиники, одна в Швейцарии, одна в Италии. Клиники на 80 койко-мест каждая, около 30 врачей…». Я  плечами пожимаю: «Ну и что это за клиники? Вот в нашей клинике 800 койко-мест, 1800 работников, триста с лишним врачей, из которых 11 докторов наук, 94 кандидата». У неё глазки большие-большие: «А что это за клиника? Где?» — «Ну, в провинциальном зауральском городке, институт Илизарова». Спокойно так говорю, но до чего же приятно было швейцарцам нос утереть!

Ещё я попала на репетицию церемонии открытия. Когда репетировали парад спортсменов, спортсменов изображали волонтёры. Один с флагом идёт, двое или трое с верёвочкой, отмечают сколько места команда займёт. А за российских спортсменов не с верёвочкой вышли, а человек двести волонтёров. Это выглядело так захватывающе, что весь зал вскочил и мы приветствовали их стоя (а вместимость зала была 40000 человек!). Вначале казалось, мы представляем, как будто это спортсмены идут и как бы мы приветствуем их, а потом я вдруг поняла, мы приветствуем себя. Мы же тоже молодцы, что приехали сюда!

Домой приехала, немного отдохнула и понимаю, что ещё хочу быть волонтёром. Я уже и заявку отправила в Оргкомитет Олимпийских Игр в Рио-де-Жанейро. Мне всё равно, кем я там буду работать, пусть даже посуду мыть. Ужасно приятно ощущать себя частью чего-то такого грандиозного, как Олимпийские Игры».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *