Бой в Крыму, все в дыму

горбачев

Этого не было, утверждает севастопольский журналист, капитан 1 ранга Сергей Горбачёв

До и после разговора в редакции нашей газеты Сергей Горбачёв имел встречи с руководителями области и города (в частности с главой Кургана Павлом Кожевниковым), с журналистами и деловыми людьми, с писателем Виктором Потаниным, студентами КГУ. И везде ему задавали похожие вопросы, на которые он неустанно отвечал. Кто же такой этот Горбачёв, чем вызван интерес к его личности?

Дело в том, что Сергей Павлович Горбачёв — свидетель и непосредственный участник грандиозных исторических событий, завершившихся вхождением Крыма и города Севастополя в состав Российской Федерации в качестве ее новых субъектов. Сергей Горбачёв — военный журналист, капитан 1-го ранга, заместитель редактора газеты Черноморского флота «Флаг Родины», кандидат политических наук, член Союза писателей России.

При обилии военной и политической лексики, без которой трудно было обойтись в разговоре на «украинско-крымско-севастопольские» темы, запоминались простые, но емкие, почти крылатые фразы каперанга Горбачёва: «Севастополь — самый русский город», «Севастополь отстояли СМИ и бабушки», «У Украины адмиралов больше, чем кораблей», «Севастополь — 11-я префектура Москвы».

— В Конституцию России внесены поправки в составе субъектов Федерации. Почему их список дополнен не одним, а двумя субъектами — автономной республикой Крым и городом Севастополем, ведь Севастополь находится на территории Крыма? Чем обусловлен особый статус этого города?

— У полуострова и города совершенно различные экономическая и политическая структуры, образ жизни, менталитет крымчан и севастопольцев отличен друг от друга. Если Крым традиционно считался курортом, «всесоюзной здравницей», то Севастополь — главная база Черноморского флота России, он создан для флота, здесь всё подчинено ему. Кстати, Украина так и не приняла закон об особом статусе Севастополя, мечтая вообще превратить его в заштатный украинский городок. Это при населении в 380 тысяч человек! Насильственная украинизация города русских моряков начиналась со школы. Проблем нет, говорили учителям и родителям учеников, ведь преподавание в большинстве севастопольских школ велось на русском языке. Да, на русском, но по украинским учебникам. А в них, например, говорится не о Великой Отечественной войне, а о второй мировой, Сталинградской битве посвящены буквально три строчки. Пушкин и Толстой — факультативно, как «видные» зарубежные писатели.

— Вероятно, сейчас в Крыму много гостей?

— Да, и в Крым, и в Севастополь прибывают с каждым днем всё больше делегаций из разных регионов России. Знаю, что и курганцы налаживают связи с Керчью. В Севастополь дорожку протоптал еще в смутные времена бывший мэр Москвы Юрий Лужков. Кстати, в школе, построенной москвичами, преподавание велось по российским программам и учебникам.

— Главные проблемы сегодняшнего дня?

— Для Севастополя — возрождение Черноморского флота, полное восстановление его боевых функций, а также оживление предприятий ВПК. К примеру, Севастопольский морской завод, выпускающий плавучие краны, на котором когда-то работали 14 тысяч человек, находится на грани умирания, а на месте радиозавода сейчас и вовсе торгово-развлекательный центр.

А для Крыма главным остается аграрный сектор, который получил немалые проблемы с перекрытием Северо-Крымского канала, и загрузка санаториев. В последние годы Крым принимал за сезон до 5 млн туристов. Правительство России ставит задачу на этот год — 6 млн отдыхающих. Для того, чтобы ее выполнить, паромные переправы через Керченский пролив должны переправлять примерно 60 тысяч человек ежедневно. А они пока переправляют в 8-10 раз меньше. Правда, резко увеличено количество авиарейсов в Симферополь и Севастополь, но самолет не так вместителен, как поезд. Проблему решит только строительство моста через Керченский пролив, в котором, я уверен, будут и конструкции «Курганстальмоста». Но возведение такого «монстра», где, кроме автополотна и железнодорожных путей, протянутся водовод, газо- и нефтепровод, линии связи, займет не меньше трех лет. Вход в российское правовое поле также займет 3-4 месяца, к тому времени курортный сезон этого года уже закончится.

— Выходит, нашим туристам придётся отложить отдых в Крыму?

— Ничего подобного! Решение о месте отдыха в пользу Крыма диктуется не временными трудностями, а тем, что ситуация у нас очень спокойная со всех точек зрения. С ростом опасности прихода в Крым националистических сил в феврале, когда обострилась ситуация, мы все мобилизовались и криминал сошел на нет — люди стали себя вести строже по отношению к себе и друг к другу. И сейчас территория Севастополя и Крыма является самой спокойной в России! Поэтому мы надеемся на большой поток туристов. И потом — горы, солнце и море неподвластны никаким переменам.

— Сергей Павлович, как на самом деле всё было с вхождением Крыма и Севастополя в состав России?

— Западная и американская пропаганда продолжают говорить о том, что Россия вернула себе Крым, введя туда свои войска. Но зачем их было вводить, когда по договору между Россией и Украиной они и так там были (по соглашению 25 тысяч человек, на самом деле меньше, около 18 тысяч). После митингов 23 марта всё было сделано быстро, без стрельбы и крови. Силы самообороны Крыма и Севастополя, мощное казачье движение все держали под контролем. Голосование на референдуме на самом деле было всенародным, и праздник был всенародным.

Вот уж кто «оккупировал» Крым и Севастополь, так это российские артисты. Первыми были Вика Цыганова, Иосиф Кобзон, ансамбли «Земляне» и «Русские»…
Путин сейчас самый популярный человек у нас. Его решение изменило отношение крымчан и севастопольцев к российской власти. Ведь наступали времена, когда вера в Россию начала таять. Российское законодательство, связанное с гражданством, и невнятная политика отторгали соотечественников. В Севастополе, например, было консульство Польши, но не было российского консульства. Почему? Или «Россотрудничество», занимавшееся продвижением российских программ на Украине, проводило в Крыму конкурсы детского рисунка и тому подобные мероприятия, в то время как американцы на этой же территории предлагали около тысячи дорогостоящих грантовых программ. Но мы верили в Россию, ждали ее действий. И Президент РФ Владимир Путин наши ожидания оправдал. Мы — вместе!

— Вы — член Союза писателей России. О чём ваши книги?

— Все мои книги об истории и сегодняшнем дне Черноморского флота. У меня за плечами 11 дальних походов, я плоть от плоти славного русского флота. Мне небезразлична его судьба, его разделение. Вообще, флотораздел между Россией и Украиной — история длинная, запутанная, местами детективная, но из которой черноморцы вышли с честью. В 1991-1992 годах Черноморский флот возглавлял адмирал Игорь Владимирович Касатонов, с которым я имею честь дружить и о котором моя «крайняя» книга «Феномен адмирала Касатонова», вышедшая уже в этом году. Касатонов всего чуть более года был главнокомандующим ЧФ, но именно он в свое время сказал: «Мы флот делить не будем», и именно при нем черноморцы отказались принимать присягу на верность Украине. Переходный период существования Черноморского флота России по соглашению между президентами Ельциным и Кравчуком длился до 1996 года. Потом все-таки разделение состоялось, базовое соглашение подписано в 1997 году. По нему 80% боевых кораблей достались Черноморскому флоту России, 20% — военно-морским силам Украины. Они даже флотом не могли это назвать, у них адмиралов было больше, чем кораблей. Сейчас их жалкие остатки ушли из Севастополя в Одессу, где нет соответствующей базы.

— Расскажите, пожалуйста, о народном мэре Севастополя Алексее Чалом.

— Алексей Михайлович Чалый — личность удивительная, внук боевого вице-адмирала Чалого. Он — владелец фирмы «Таврида-электрик», богатый, но не публичный человек. На свои деньги создал Независимое телевидение Севастополя (НТС) и содержит его. Очень популярный канал. Платит зарплату учителям «севастополеведения», которое его усилиями внедрено в наши школы, придумал «Дневник севастопольского школьника», в котором обозначены все государственные и боевые даты в истории Севастополя. Издает множество книг, восстанавливает памятные места обороны Севастополя, превращая их в музейные комплексы. Мало говорит, немало делает. И договор о вхождении Севастополя в состав России подписывает в Кремле, облаченный в черный свитер.

— Спасибо, Сергей Павлович, за интересный разговор и откровенные ответы на наши вопросы. Эта откровенность не повредит созданию положительного имиджа Крыма и Севастополя?

— Скорее, я был не откровенным, а объективным. Мое офицерское и журналистское нутро заставляет меня быть объективным. А положительный имидж Крыму и Севастополю создавать не надо, он у них есть. Это привлекательный край, южная опора России с самым синим в мире Черным морем и прекрасными людьми. Приезжайте в гости, убедитесь в этом сами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *