Курганцы остались очарованы труппой Томского театра драмы

IMG_7401

После пяти разноплановых спектаклей зрители высказали пожелание: «Почаще бы такие гастроли!»

Неделя, посвященная гастролям Томского театра драмы, пролетела стремительно, но чрезвычайно насыщенно. И если первый гастрольный спектакль вызвал больше сомнений, чем сопереживания («Лариса и купцы» — не самая убедительная попытка модернизировать «Бесприданницу» А. Н. Островского), то слезы и овации зрителей, аплодировавших стоя на другой день, означали только одно: зал покорен.

Спектакль «Оскар и Розовая дама» Э. Шмитт, выстроен по законам театральной условности. Психологически точно, мастерски профессионально, с удивительной легкостью интонаций и выразительностью в диалоге работает дуэт двух главных исполнителей – народной артистки РФ Валентины Бекетовой (Розовая дама) и заслуженного артиста Геннадия Полякова (Оскар). Спектакль стал настоящим событием гастролей театра. По сути драматургического материала — это моноспектакль, но впридачу к прекрасному дуэту ансамбль стилизованных персонажей так свободно включается в действие и так легко выходит из него, создавая постоянно пульсирующий, красочный и все же ненавязчивый фон для безупречно точных по интонации писем Оскара. Спектакль получился щемяще-пронзительный, но без надсады, глубоко человечный, но без нажима «на слезу» и удивительно светлый.

Отдельное спасибо театру из Томска за спектакль «Забыть Герострата». Блестящая драматургия Григория Горина – из числа тех пьес, что называются самоигральными – тоесть такие пьесы, как музыку Баха, испортить трудно. Но лаконично трансформирующееся пространство сцены, органично ведущий зрителя по всем явным и тайным поворотам сюжета «Человек от театра», наконец, мастерски построенные дуэтные сцены-диалоги держали зал в постоянном нервном напряжении, некоторая декларативность образа Герострата вполне укладывалась в общий громкозвучный, чуть форсированный тон спектакля.

Впрочем исполнитель роли сатрапа, владыки Эфеса, человека восточного, толи артикулировал лучшие, толи договорился со звукорежиссером, но был хорошо слышен и без форсированных нот. Слегка скомканный финал спектакля не помешал благодарной публике бурно приветствовать артистов овацией и затем, уже за пределами зала и театра, оживленно обсуждать яркие запомнившиеся моменты, даже отдельные реплики.

Пьесы Алехандро Касоны (спектакль «Деревья умирают стоя») требуют от театра добротного консерватизма в сценографии, в работе художника по костюмам, в понимании национального характера – не внешнего, а сущностного, но более всего актеров, не просто мастеровитых, но и наделенных темпераментом и некой властью над зрителем, той повелительной силой внутреннего действия, характера, которую не могут заменить и восполнить режиссерские ходы и придумки — даже самые оригинальные и изобретательные. Поэтому так важны были исполнители роли Бабушки, сеньора Бальбоа, Марты-Изабеллы с их психологической точностью и сценически ярким темпераментом.

«Авангардный» Шекспир в постановке молодого режиссера Ивана Орлова («Двенадцатая ночь») не вызвал у большинства зрителей (за очень редким исключением) никакого протеста. Приключения на морском побережье с гигантскими ракушками и морскими булыжниками, солнечными зонтиками, с героями в гавайских рубашках и порой пикантных купальных костюмах, можно было бы даже назвать «В поисках рая». Ведь не только надпись Paradise, но и неутомимая жажда взаимной любви, милое, хотя порой и не безобидное хулиганство, всяческая путаница и суматоха так пристали веселой и тоже вполне хулиганской комедии великого барда.

Очаровательная японка лейтмотивом озвучивает изящную белокурую Оливию, хриплоголосый Орсино сам от себя, т. е. от своей реакции в изумлении, когда спасает из воды «мальчика» Цезарио. Прекрасен парный танец Виолы и Себастьяна под занавес, публика с энтузиазмом встречает один за другим возникающие дуэты, включая Антонио, рокера в черной коже и заклепках – с полицейской «миниатюрой». Хорош и «рыцарь» в гавайской рубашке, и умный элегантный стильный шут.

Но приз зрительских симпатий в этом спектакле урвал-таки обаятельный Мальволио (артист Владислав Хрусталев). Все дамы с букетами бежали к нему не случайно: он обрушил на зал фейерверк режиссерских и актерских выдумок. Сколько чувственных игрушек в этом шекспировском тексте, но не меньше и иронии, и снисхождения к человеческим слабостям. И как легко, порой в лад игре актеров, порою отстраняясь от нее, звучит то сладкозвучная лирика (на языке барда), то рок, то снова поп…

Пожалуй, лишь патетическая музыка Вангелиса показалась мне чрезмерно монументально-драматической в сравнении с действием, тяжеловатой. Но в целом — праздник удался, о чем публика дала понять бурной реакцией во время спектакля и настоящими овациями в адрес практически всех участников спектакля. Достойным завершением сих беглых заметок может стать фраза молодых отзывчивых зрителей, от всей души поделившихся впечатлениями со своими друзьями: «Почаще бы такие гастроли!».

Фоторепортаж Александра Алпаткина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *