На фестивале «Коляда-Plays» Гран-При получила американская актриса

DSCN0125

Николь Контолефа покорила публику щемяще-искренним спектаклем-прогулкой по улицам Екатеринбурга

Если спросите меня, где обрести чистую радость, то в июне эту дорогу указать легко – нужно лишь попасть на большой театральный праздник столицы Урала – фестиваль современной уральской драматургии «Коляда-Plays». Вот там-то и есть пристанище светлых чувств, духовных исканий, ярких открытий, щедрых эмоций, искренней дружбы, истинного хлебосольства – в общем, всех тех примет русской души, которые кажутся столь притягательными для иностранцев. Раз побывав на этом празднике жизни и искусства, непременно хочется возвращаться туда снова и снова.

DSCN9908

А фестиваль с каждым годом все ширится и растет, ведь каждому хочется, чтобы счастье в душе задержалось подольше. VIII Международный театральный фестиваль современной драматургии «Коляда-Plays» в этом году длился аж десять дней – с 20 по 30 июня (в прошлом году он уместился в неделю). За эти дни на восьми сценических площадках прошло 36 спектаклей с участием актеров России, США и Казахстана, на фестиваль приехало более 500 участников из Перми, Томска, Йошкар-Олы, Рязани, Москвы, Омска, Нью-Йорка… В фестивале во второй раз за его историю принял участие и Курганский драматический театр с самым нашумевшим за последний год спектаклем «Очи черные». Курганцы призов не взяли, но уральскую публику удивили, взбудоражили и покорили.

Я тоже отправилась на фестиваль во второй раз, хотя, к моему огромному сожалению, успела лишь на последние четыре дня праздника. Поэтому подробной картины всех спектаклей конкурсной программы представить не могу, да и ни одному другому зрителю это тоже не под силу: счастливчиков, кому бы удалось увидеть все постановки, просто нет. Многие спектакли шли в одно и то же время на разных сценах, поэтому приходилось выбирать вслепую или же ориентируясь на мнение завзятых театралов. А после увиденного все делились впечатлениями с новыми друзьями на актерских клубах, собиравшихся ежевечерне на уютном пятачке душевного общения перед бывшим зданием «Коляда-театра», ныне Центра современной драматургии.

Собирать камни и жарить картошку

Любимый театр под руководством любимого режиссера, устроителя театрального празднества Николая Коляды в этом году наконец-то обрел новое здание (бывший кинотеатр «Искра») – более просторное, с двумя залами, уже любовно обжитое «колядовцами». В его холлы перенесли весь театральный скарб: антиквариат и половички, сувениры, дипломы и картины, прежде украшавшие стены колоритного деревянного дома на Тургенева, 20.

Вот туда по старой традиции я и заглянула первым делом. На сцене ЦСД (Центра современной драматургии) шел спектакль-пророчество «Однажды мы все будем счастливы» по пьесе Екатерины Васильевой в исполнении актрисы Ангелины Миграновой казанского «Театр.Акт». Моноспектакль, сыгранный при минимуме декораций (только клубы дыма, камни-валуны и лучи света), рассказывал на самом деле о глубоко несчастных людях – матери и дочери, живущих в нелюбви друг к другу, поднимал мучительные темы нравственного выбора, равнодушия и предательства, вины и прощения.

Режиссер предложил каждому зрителю мешочек с двумя камнями – белым и черным, чтобы в конце действия положить на весы один – в зависимости от того, готов ты оправдать героиню, при чьем молчаливом попустительстве была отравлена ее мать, или осудить ту, чью жизнь мать сама долго отравляла. Судьями зрители стать не захотели.

Напряженные духовные переживания спектакля вечером сменились праздничной атмосферой совместного творчества на актерском клубе. Николай Владимирович вынес заготовки деревянных ложек и раздал актерам, режиссерам, драматургам: «Расписывайте!». И тут же сам взялся за кисть. Разрисованные театральными деятелями ложки в качестве экспонатов позже были отправлены в уникальный музей ложки в городе Нытва Пермского края.

Конечно, кроме конкурсной программы я воспользовалась возможностью приобщиться к доброму искусству «Коляда-театра» и посмотрела три спектакля, на которых царил аншлаг. Как обычно для не вместившихся  зрителей предлагались стулья, подушки, пуфики – так смотреть было даже веселее и душевнее.

Упомяну об одном, самом позитивном, хулиганистом и задиристом спектакле – «Слуга двух господ» Карло Гольдони. Начался он с саркастичного замечания режиссера, мол, «самые ответственные актеры сейчас работают кураторами, а тут остались одни бездари». «Но деньги за билеты мы вам все равно не вернем», – позлорадствовал руководитель театра. И главный герой (Труффальдино, он же Антон Макушин) принялся распекать и ругать коллег по сцене, одновременно набивая цену себе. «Бичевание» актеров принимало самые уморительные формы, в самоиронии и добром юморе Коляде нет равных.

DSCN9937

История ловкого и предприимчивого слуги перемежалась развеселыми массовками и эпатажными выходками, включая «истязание» продуктов (умывание арбузом, рубка овощей) и зажигательные танцы полураздетых парней под потоками воды. И яблочки зрителям кидали, и даже картошку по-настоящему жарили во время действия, а после давали «не поесть, так хоть понюхать». «Какой у нас кулинарный театр!» – умилялся Макушин-Труффальдино. – И курочку-гриль в «Борисе Годунове» из соседнего киоска закупаем, и в «Вишневом саде» едим яички (это ж как надо было придумать – Раневская и яички!). И пельмени варим в «Мертвых душах», и в «Бабе Шанель» иногда наливают!».

А в финале всех по-доброму раззадорившего и зажегшего спектакля на сцену вышел «режиссер-праздник» с кульком конфет «От папы» и как Дед Мороз осыпал «детишек» лакомствами, а они, в свою очередь, поделились сладостями с нами, очарованными зрителями.

Артист из Кокшетау после увиденного, не скрывая восторга, обратился к своему режиссеру: «А можно и нам такой же спектакль поставить?». На что она ответила: «А ты готов в трусах под потоками воды играть?». «Да это как раз мое!», – радостно откликнулся воодушевленный лицедей. «Эх, жаль, но вот наша публика к такому не готова», – вздохнула режиссер.

Спектакль-путешествие

Пьесы и самого Коляды, и молодых уральских драматургов, его учеников, пользуются большим спросом в театрах Европы. Многие из них поставлены в Польше, в Болгарии, во Франции, в Англии и даже в Америке. Но сложная политическая ситуация отразилась и на уральском культурном мероприятии.

В Екатеринбург так и не приехали приглашенные театр из Румынии со спектаклем «Баба Шанель» и польский театр из Кракова со спектаклем «Маскарад», который ставил сам Николай Коляда.

– Оба коллектива не захотели приехать, сославшись на отношения России и Украины, – пояснила заведующая труппой Эка Вашакидзе.

Но, как уточнила Эка, актеры «Коляда-театра» не обижаются, надеясь на лучшее, ведь в ноябре у театра планируется гастрольная поездка в Варшаву с четырьмя спектаклями. В Польше Коляду несказанно любят, постановки его пьес пользуются постоянным успехом. И некоторые из польских друзей театра, невзирая на «санкции», приехали все же на фестиваль и на славу потрудились на нем членами жюри – режиссер Павел Щедлик и переводчик, театральный менеджер Агнешка Любомира Пиотровска.

Большой сюрприз преподнесла и Америка: совершенно удивительный спектакль с участием публики и прохожих показала американская актриса Николь Контолефа, которая со словами «Я иду-иду» энергично пустилась в путь по оживленным улицам Екатеринбурга, увлекая за собой заинтригованных зрителей.

DSCN9976

За основу своего спектакля-движения Николь взяла пьесу Александры Чичкановой, ученицы Коляды, покончившей с собой полтора года назад. В устах Николь страстно и жизнеутверждающе звучат впечатления героини об окружающем мире, рвется из самого сердца ее желание быть узнанной, мечта оставить след в этой жизни…

Она бежит вперед, падает на мостовую, распугивая прохожих, поднимается, танцует со зрителями, когда заканчиваются слова… «Я – это я!» – не проходите мимо. Кто так же будет любить эту книгу (героиня пьесы перелистывает «листочки»-ладони девушки)? Кто помашет вслед русскому солдату, который такой стойкий, что никогда не оглядывается? И неужели отпечаток на стекле автобуса как легкое напоминание о человеке пропадет навсегда? Экзистенциальный монолог актрисы приправлен завораживающей простотой и искренностью и долго потом не отпускает.

Николь училась в артистической школе Нью-Йорка, затем на американском курсе студии МХАТ Олега Табакова в Москве. Пьесу Чичкановой нашла на сайте с переводами новых драм и сразу в нее влюбилась. «Это как встречаешь кого-то и чувствуешь с ним удивительную близость, как старого друга встретил. Так и с этим текстом было, я сразу узнала в нем и себя тоже, – рассказала Николь. – Это было еще в 2006 году. Когда у меня возникла мысль ставить спектакль, я написала Саше. Она была очень интересной и открытой. Я не рискнула сделать тогда постановку, так как боялась делать моноспектакль, я тогда еще не была готова. Когда узнала об ее гибели, решила, что обязательно нужно поставить этот спектакль. Премьера его состоялась в Бруклинском парке в Нью-Йорке осенью 2013 года, а в этом марте я показала его в Москве на «Золотой маске».

DSCN0017=

Творческий эксперимент, устроенный Николь в Екатеринбурге, пробудил и в зрителях недюжинную фантазию и неожиданно вылился в повод для совместного проекта. Руководитель театра «Волхонка» сразу после перформанса-прогулки предложила Николь поставить для их театра спектакль в движущемся трамвае.

Да и жюри не осталось равнодушным к моноспектаклю актрисы и режиссера, присудив Николь Гран-При фестиваля.

Одна, но пламенная страсть

Среди участников фестиваля большинство – горячие поклонники творчества Коляды. Вот и мои новые знакомые из Акмолинского русского драматического театра (г. Кокшетау, Казахстан) считают честью ставить его пьесы.

Ольга Луцива, режиссер, рассказывает: «Мы очень давно хотели поставить спектакль «Сказка о мертвой царевне», еще с прошлого века. И мы очень рады, что у нас наконец-то все получилось, потому что Николай Коляда – чудный драматург, он нам понятен и близок по духу. Мы, тем более, с ним земляки, он ведь тоже родился в Казахстане. Над пьесой мы с таким упоением работали, жили этим, дневали и ночевали на сцене, говорили только цитатами из Коляды, остальные актеры нашей группе даже завидовали. Когда мы прошли отбор на фестиваль, были безумно рады. Нас весь театр провожал, будто мы на «Золотую маску» в Москву едем».

Актриса Елена Василевская добавляет: «Я семь лет работаю в театре, езжу на фестивали, но нигде не видела такой душевной атмосферы, как здесь. Премьера спектакля состоялась в марте, он совсем свежий. Про свою роль, Нины, могу сказать, что она поломала всю мою психофизику, играть ее было очень тяжело. Это блестящая гламурная фифа, а внутри гнилая – и вот это внутреннее очень непросто было показать. За семь лет это самая моя серьезная роль, которую я обожаю, которую каждой клеточкой своего тела прочувствовала. Отклики «Какая вы нехорошая! Какая сволочь!» звучали для меня как комплимент. «Мы тебя ненавидели весь первый акт!» – даже коллеги говорили. И это было приятно слышать».

В коллективе театра из Казахстана когда-то служили наши актеры Иван Шалиманов и Татьяна Губарева, так что радостных встреч и объятий на фестивале было предостаточно.

Встретились наши актеры и с другой коллегой, прежде игравшей на сцене Курганского театра драмы – Верой Вершининой, ныне актрисой «Коляда-театра». А мне интересно было узнать, как же в жизни Веры, когда-то блиставшей на сцене курганской драмы в роли Сонетки, произошел такой головокружительный поворот.

– Я родом из Челябинска, училась в академии культуры и искусств. В Курган попала в числе приглашенных трех человек с нашего курса (со мной еще были Саша Шарафутдинов и Кирилл Манаков), – вспоминает Вера. – В Кургане отработала два сезона, а здесь играю уже третий. Мы приезжали с Курганским драматическим театром на «Коляда-Plays» со спектаклем «Леди Макбет Мценского уезда», где я играла Сонетку. Мы тогда  получили здесь Гран-При. В то время я общалась с исполнителем главной роли Костей Рединым, а он был большим фанатом «Коляда-театра», и мы с ним ездили сюда смотреть спектакли. Он мне постоянно говорил, что это самый замечательный театр во всем мире, и я как-то его слушала-слушала. И когда решила, что надо в жизни что-то менять, ушла из Курганского драматического театра и попросилась сюда. Мне ответили, что вакансий нет. Но я настаивала: «Я очень хочу! Понимаете, я просто для себя решила: либо я к вам попадаю, либо я больше не работаю в театре!». Мне Николай Владимирович сказал: «Найдешь, где жить – приходи!». С жильем мне помог Вова Рахманов, у него здесь сестра, она сдавала комнату. И я тогда снова пришла к Николаю Владимировичу, он сказал: «Ну, ходи на репетиции, смотри!». Так я и оказалась здесь. Для меня это было чудом, потому что это мой театр, и я безумно этому рада. Для меня и курганский театр – мой дом, все там какие-то родные, очень сильно их люблю, скучаю. Но здесь я нашла своего режиссера, свой театр, и я их тоже очень сильно люблю.

– Сложно ли было вливаться в эту труппу?

– Сложно. Потому что у меня тут никого не было, меня никто здесь не знал и я никого здесь не знала. Я человек очень закрытый и очень стесняющийся, поэтому первый сезон я была очень зажата. Боялась что-то не так сделать. А Николай Владимирович любит открытых людей, которые идут в бой – и это правильная позиция. Если актер хочет работать в театре, он не должен зажиматься. У меня не было поддержки, как в Кургане в виде однокурсников, поэтому я поначалу вела себя довольно скованно. Но потом я адаптировалась, подуспокоилась, перестала бояться людей, и мне теперь хорошо.

– А как обстоит дело с ролями? Есть ли где развернуться, показать талант?

– Роли разные – почему-то часто играю сорокапятилетних женщин, в «Нежности» был ввод, в «Группе ликования» играю, в «Ба» у меня одна из главных ролей – Маша, играю в сказках. Мое продвижение началось с «Банки сахара», там меня и заметили. Сейчас у меня большие роли в «Слуге двух господ» (Беатриче), в «Мертвых душах» (Анна Григорьевна). В спектакле «Уроки сердца» я играю шикарную роль – опять-таки сорокапятилетнюю женщину Валю. Много играю и в массовках. Но у Николая Владимировича их нельзя массовками назвать, это полноценные ведущие роли. Массовка тут всегда что-то решает. Хоть один раз выйти на сцену в спектакле Коляды – уже огромная радость.

DSCN0049

Согласна с этим мнением и другая актриса «Коляда-театра», одна из его самых ярких звезд – Вера Цвиткис, которая когда-то, так же, как Вершинина, сама попросилась в любимый театр. «Николай Владимирович очень любит театр, поэтому и мы не можем его не любить. Театр – это и зрители, и пьесы, по которым ставятся спектакли, и ощущение команды со всех сторон, а она у нас просто замечательная. И тут появляется ощущение, когда в тебе театр живет и очень его там много, что в тебе что-то большое и настоящее рождается».

Но не только актрисы устремляются в «Коляда-театр» как в землю обетованную, поклонники-зрители тоже съезжаются со всех концов страны — не только из окрестных городов, но и из Москвы, Санкт-Петербурга, справедливо считая, что такой атмосферы тепла, любви и внимания ко всем без исключения – от актеров и драматургов до простых зрителей – нет больше нигде.

Чего только стоит история о том, как одна из преданных поклонниц, преподаватель мировой художественной культуры, из любви к театру стала работать в нем по совместительству…уборщицей!

Под сенью рябины и муз

Завершался фестиваль традиционно выездом шумного и веселого театрального сообщества на природу – в село Логиново, в гости к Коляде. Гостеприимный хозяин знаменитой на все село дачи затопил печку, скипятил чаю, заказал для дорогих гостей шашлык, плов и прочие угощения.

DSCN0115

Во дворе в тени рябинки, которая растет вместе с фестивалем, в летнем театре актеры устроили читки пьес молодых драматургов — Дмитрия Войдака, Светланы Баженовой, Иосифа Рыбакова.

— Здесь актеры читают пьесы – те, что посмешнее, повеселее, покороче. Это вообще-то праздник, пикник для всех участников фестиваля. Мы приехали на двух автобусах, почти 200 человек. Чтобы все отдохнули, немножко выпили, и самое главное – пообщались и, может быть, придумали что-то новое. Я был страшно занят все эти 10 дней, но даже у меня возникло три проекта – с Томском, с Барнаулом и с Озерском, — поделился перспективами на будущее Николай Коляда.

Ижевские ребята пели под гитару, театрально и очень экспрессивно обыгрывая тексты русских рок-хитов, им с воодушевлением подпевали театральные критики и режиссеры. А вечером в парке имени Вайнера праздник продолжился концертом «Курары».

Под залпы фейерверка были объявлены имена победителей театрального конкурса. Устроитель и главный драматург праздника признался, что решил не давать награды своим, пусть и заслуженно (а постановки «Концлагеристы», «Сатори», Ба» вызвали у публики бури восторга), посчитав, что будет справедливо, если призы уйдут в другие города. «Просто нехорошо это, некрасиво — сами фестиваль организовали, сами всё себе оставили. Я лучше всем своим ребятам премии выпишу», — пояснил свою принципиальную позицию Николай Владимирович. И добавил: «Меня порадовало, что несмотря на июнь, дачи и отпуска, все залы были забиты битком. Все сидели на полу, на подушечках и были счастливы. «Концлагеристов» попросили повторить, мы его показали еще раз вне программы, он закончился в полпервого ночи, народу было не протолкнуться. Ну это разве не счастье?!».

На этой высокой ноте позитива и закончилась моя летняя театральная эпопея.   Но в «Коляда-театре» понимают, что праздник не должен завершаться никогда, и уже в августе открывают театральный сезон. Жаждущие новых встреч с жизнеутверждающим искусством (даже в довольно мрачных его образцах) бронируют билеты заранее.

Итоги фестиваля:

Гран-При – проект Николь Контолефа (г. Нью-Йорк, США), спектакль по пьесе Александры Чичкановой «Я – это я».

Лучшая работа режиссёра – Илья Ротенберг, Томский ТЮЗ, спектакль по пьесе Ярославы Пулинович «Как я стал».

Лучший актёрский дуэт – Игорь Кудрявцев, Леонид Окунев, спектакль Молодёжного театра «Ангажемент» им. В.С. Загоруйко (г. Тюмень) «3 в 1» по пьесам Николая Коляды «Бубен и утюг», «Скрипка», «Капсула времени».

Лучшая женская роль – Августа Кленчина, Вологодский театр для детей и молодёжи, спектакль по пьесе Александра Найденова «Вперёд и с песней!».

Лучшая мужская роль – Сергей Фёдоров, главные роли в спектаклях по пьесе Валерия Шергина «Концлагеристы» («Коляда-Театр») и по пьесе Константина Костенко «Сатори» (Свердловский государственный академический театр музыкальной комедии, Центр современной драматургии).

Лучший актёрский ансамбль – Молодёжный театр «Les Partisanes» (г. Ижевск), спектакль по пьесе Валерия Шергина «Колбаса\Фрагменты».

Лучший детский спектакль – проект Дмитрия и Натальи Войдак (г. Омск), спектакль по пьесе Дмитрия Войдака «ПапаМучительная-папамУчительная сказка».

Приз «Надежда» – Молодёжный театр-студия «Галёрка», Екатеринбург, спектакль по пьесе Екатерины Васильевой «Однажды все мы будем счастливы».

Фоторепортаж Светланы Кошкаровой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *