Возникает звук рояля, начинается кино…

1006=

Заметки с XXXVI Московского международного кинофестиваля


Фильм открытия «Красная армия» сразу вызвал подъем национального самосознания. Пусть снимал его подданный США, но это нам есть чем и кем гордиться. Это не просто фраза. В России талантливые люди были всегда, были они и в Советском Союзе.

Когда на экране появлялся Анатолий Тарасов — личность необыкновенная, практик и теоретик спорта, уникальный тренер, — в зале зашкаливали эмоции, публика и ты воочию видели, как можно собрать, воспитать и держать в форме «золотую пятерку» советского хоккея, и понимали, что для таких людей нет ничего невозможного, даже в «стране тоталитарного режима». Как же это мы не замечали, что она такая несвободная!? Можно было спокойно ночью гулять по любому городу, и ничто тебе не угрожало, во всяком случае мы были в этом уверены… Теперь, кстати, дело обстоит иначе — на экранах кинотеатров, телевизоров и мониторов криминальные сюжеты занимают львиную долю времени — почти как реклама.

Фильм «Красная армия» снимал Гейб Польски, американец с русскими корнями — его родители уехали из России, поэтому, по словам самого режиссера, в детстве он находился под влиянием двух культур. В школьные годы он видел запись знаменитого турнира 1987 года, игры СССР и Канады. Эти впечатления захватили подростка так серьезно, что он захотел понять, как это возможно — стать такой непобедимой командой. Он даже попытался профессионально играть в футбол, но режиссер, продюсер и сценарист в нем оказались сильнее и интереснее футболиста. Как режиссер он дебютировал в 2012 г. в Риме игровой картиной «Жизнь в мотеле». «Красная армия» — это второй фильм Польски. Это попытка рассказать и о хоккее, и о политике, о дружбе, о предательстве, о личной драме спортсмена, о самой знаменитой пятерке хоккеистов СССР. Впервые за всю историю Московского международного кинофестиваля праздник открывался документальным фильмом. Реакция на фильм была предсказуемо бурной, ведь в нем налицо признание славы, непревзойденных побед и мощи сборной СССР по хоккею, но здесь же и рассказ о политическом контексте, о вмешательстве политики в спорт, о разрушительной силе такого вмешательства.

Продюсером фильма стал классик европейского и мирового кинематографа Вернер Херцог. Это тоже важно, это знак сложности решаемой автором фильма задачи, неоднозначности позиции и автора картины, и героя, Вячеслава Фетисова.

Итак, сначала все-таки основной конкурс, Competition.

Приз «Золотой Георгий» — за лучший фильм 36-го ММКФ — был вручен представителям Кадзуеси Кумакири, режиссера картины «Мой мужчина» (Япония). Это экранизация японского романа, который некоторые читатели сравнивают с набоковской «Лолитой». После землетрясения девочка Хана остается сиротой. Молодой полицейский Дзюнго заменяет ей семью. Но спустя 15 лет их родственные чувства сменяются страстью, с которой они не могут совладать, которую скрывают от окружающих — даже ценой преступления, вынуждающего их к бегству. Сложные психологические коллизии, эволюция характера героя действительно впечатляюще переданы в работе Таданобу Асано, получившего приз «Серебряный Георгий» за лучшую мужскую роль.

Но здесь уже точно можно сказать, что мнения зрителей не во всем совпали с мнением жюри. Очень высоким рейтингом зрительских симпатий была отмечена работа Филипа Сеймура Хоффмана в фильме Антона Корбейна «Самый опасный человек».

Хоффман играет роль опытного следователя, профи. Это действительно яркий, запоминающийся полнокровный образ, созданный на самом высоком профессиональном уровне в фильме, сделанном крепко, уверенно по классическому шпионскому роману Джона Ле Карре. Одна из «зацепочек» данной экранизации — участие в роли «опасного человека», полурусского, получеченца, исламиста — не то фанатика, не то беженца, не то террориста, не то жертвы заговора, — Григория Добрыгина, известного киноманам по знаменитому фильму «Как я провел этим летом».

Российский актер не без юмора рассказывал, как он убеждал режиссера, чтобы тот отказался от идеи снять любовную сцену героя с голливудской звездой Рэйчел Мак-адамс. А наш критик заметил: «Что ж ты не сообразил: сцену-то можно было потом вырезать, а для истории, для себя — какое было бы воспоминание!»

Приз за лучшую женскую роль был присужден украинской актрисе Наталке Половинке, фильм «Братья. Последняя исповедь». Более чем актуально звучали на встрече с журналистами слова молодого режиссера, автора фильма Виктории Трофименко «Жизнь дана нам не чтобы воевать, а чтобы наслаждаться». Человеческое и женское тепло, обаяние героини покорили членов жюри.

Специальный приз жюри вручили режиссеру Мелику Сарачоглу за фильм «Свет моих очей», весьма своеобразно — не без иронии — повествующий о молодом киномане, мечтающем снимать шедевры, но оказавшемся волею судьбы в состоянии полной (хотя, как надеется герой, временной) слепоты и поневоле переоценивающем свои приоритеты…

И, наконец, приз «За лучшую режиссуру» получила скандально известная Валерия Гай Германика, фильм «Да и да». В семье Валерии не слишком докучали проблемами образования, и в школу она не ходила. Но к началу 2000-х годов получила диплом кинолога, селекционера-зоотехника в Тимирязевской сельскохозяйственной академии. Окончила школу кино и телевидения «Киноньюс» (мастерская преподавателя-режиссера Марины Разбежкиной). С 19 лет снимает кино. Короткометражка «Девочки» в 2005 г. получила приз за лучший к/м фильм на «Кинотавре» в Сочи, затем «Девочек» показали в Каннах в рамках «Дня России». Фильм «Все умрут, а я останусь» был показан в конкурсе «Злотая камера» (Канны, 2008) и удостоен особого упоминания жюри за лучший полнометражный дебют. В 2010 году вышел шокирующий телесериал «Школа» (вероятно, все-таки снятый с несколько односторонней точки зрения на предмет исследования — может, не повезло однажды девочке, а выводы она сделала на всю оставшуюся жизнь).

Шокировать консервативную публику режиссеру Германике очень нравится. Вот и в конкурсном фильме, по сюжету очень даже банальному, прямо-таки мелодраматическому, никакого авангарда не прослеживается. Но вот язык героев, очень молодых, странноватой преподавательницы какой-то непонятной начальной школы (гипотетической школы, в обычную российскую, боюсь, героиню вряд ли бы пустили на порог) и тоже неформального, вероятно, одаренного, по мнению друзей и коллег, художника, изобилует неформальными оборотами и колоритными определениями, которые вот уже скоро две недели как под запретом. Так что фильм с 1 июля, похоже, будет немым… Или они его перезапишут? То есть переозвучат. Но нет, это же будет другая эстетика…

При всех скептических оценках взрослых киноманов (за исключением жюри) можно отметить возросшую цепкость монтажа, интересные актерские работы Александра Горчилина и слегка повторяющей себя Агнии Кузнецовой, у которой под воздействием фильма обозначился вдруг некий живописный дар: то есть проданные по сюжету полотна артистка сотворила сама. И вообще, по словам Германики, «у нас все в фильме натуральное, все взаправду». Кто посмотрит фильм, тот поймет, о чем это она.

Еще из основного конкурса хотелось бы отметить печальный фильм «Страна мечты», «Швейцария, Европа без войны, куда как мотыльки на свет летят в надежде на трудные, но такие необходимые заработки девушки из Румынии и Болгарии, сутенеры из Сербии и Польши, чернорабочие из Турции и Греции. Героиня фильма Миа — из Болгарии, где ее ждут мать и годовалая дочка. Но в этой цивилизованной и такой нарядной Швейцарии все не так просто, и нет у нее защиты ни от брезгливой обеспеченной испанки, соседки по дому, ни от одинокого клиента, ни от страшного нового сутенера, которому «уступил» ее земляк. И она остается совсем одна в празднично украшенном, сияющем огнями, благоухающем имбирным печеньем и миндальными пирожными городе — без денег, без документов, без надежды уехать завтра домой, к дочке. Умереть под Рождество — вот уже в который раз — после Андерсена и Достоевского, и Киры Муратовой, только без сияния свечей «У Христа на елке» — какая-то уж совсем безнадежная смерть. Режиссер Петра Фольке, Германия — Швейцария.

Необычный фильм привез на конкурс немецкий режиссер Энди Зиге, в детстве кочевавший из Африки в Европу и обратно. «Бети и Амар» — это и фантастика, и история необычной привязанности героев, и отчасти этнический этюд — на фоне нашествия войск Муссолини в Эфиопию.

Вторая российская картина в конкурсе — «Белый ягель», экранизация романа ненецкой писательницы Анны Неркаги. Режиссер Владимир Тумаев признается: «Каждый день съемок было какое-то очередное новое открытие, чудо, фантастическое ощущение свежести и счастья бытия, чувство полного слияния с природой, трудной, но яркой гармонии».

О российской программе и других ярких впечатлениях подробнее в следующих материалах.

На фото с  сайта 36.moscowfilmfestival.ru: Вячеслав Фетисов на красной дорожке Московского международного кинофестиваля.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *