Курганец выдвинул рок-звезду Ирландии на премию «Грэмми»

meloman

Для Юрия Носарева музыка и бег – главные спутники во всех радостях и невзгодах

Юрий Иванович Носарев в свои 63 года совсем не похож на пенсионера: стройный, подтянутый, с блеском в глазах, он готов бесконечно рассказывать о том, что искренне любит, чем увлечен до самозабвения – о спорте и о музыке. Силе его страсти остается только удивляться: однажды, чтобы попасть на концерт любимых западных исполнителей, он готов был продать квартиру, а ради участия в марафоне в Нью-Йорке пошел работать дворником, чтобы накопить деньги на дальнее путешествие.

Редкий в наше циничное время тип абсолютного романтика и мечтателя, человек с доброй улыбкой, мягкими интонациями, немного наивный, но умеющий увлечь своей верой в чудо – таковы легкие мазки к портрету моего собеседника.

И ведь мечты его всегда сбываются, хотя, надо признать, силы, волю и упорство он прилагает при этом немалые. Зато жизнь курганского меломана и спортсмена становится порой похожа на фантастическую историю в духе «Форреста Гампа».

За семь морей – за дисками

Мореплаватель, марафонец и меломан – удивительным образом эти три ипостаси сочетаются в одном человеке, и каждой отведено огромное место в жизни курганца.

Юрий Иванович музыку любил с детства, а на живом концерте в филармонии впервые оказался в 1968 году: «Это была группа «Серебряные струны» из Абхазии. И мне очень понравилась эта полная праздничных эмоций атмосфера музыки и гармонии!».

Примерно с тех пор он стал вести «музыкальный дневник», куда записывал все концерты, которые посетил. Сейчас в нем список из более чем 500 концертов.

– Читаю записи и вспоминаю то время, те ощущения. Как на машине времени – музыка моментально переносит во времена молодости. Мне очень нравится одно выражение, оно даже висит у меня на стене: «Музыка смывает пыль повседневности с наших сердец», – говорит Юрий Иванович.

Еще одна большая любовь манила его в морские дали, мальчишкой он мечтал бороздить морские просторы. Свою мужественную профессию моряка Юрий Иванович получил в Дальневосточном высшем инженерном морском училище.

Морская жизнь для уроженца «сухопутного» города продолжалась с 1974 по 1979 год и была похожа на приключенческий роман про морские путешествия отважных мужчин и бесчисленные опасности, которые поджидают их на каждом углу.

За пять лет его морской вахты погибло четыре судна. Корабли тонули в аномальных зонах, похожих на печально знаменитый Бермудский треугольник, в том числе получил крен и тот корабль, где находился друг Юрия Ивановича. Моряки, спасаясь, были вынуждены высадиться на плоты, но многих из них съели акулы. Да и сам Юрий Иванович не раз оказывался на тонкой грани между жизнью и смертью – под шквалами грозного шторма, в эпицентре трех циклонов…

Семье, которой в то время обзавелся наш герой, муж и отец был нужен живым, да и со своим жильем на Дальнем Востоке как-то не складывалось, так что семья Носаревых вернулась в Курган.

Рассказывая про плавания, Юрий Иванович вспоминает, что каждый рейс использовал для пополнения музыкальной коллекции: «Ребята из училища привозили пластинки из-за границы. Я тогда впервые услышал группу «Битлз» и полюбил их. С них и начался мой интерес к западной рок-музыке. Тогда еще и в мечтах не было, чтобы увидеть кого-то «живьем». Когда стал механиком ходить на судах дальневосточного пароходства, часто бывал в Японии. Но возможности на концерт сходить там не представлялось, так как увольнение было с десяти утра и до семи вечера.

В 1977 году мы ходили на нашем судне в Токио. Я после вахты выходил на палубу и слушал музыку по японскому радио. Раза три послушал одну и ту же песню, но названия на японском не разобрал. Песня очень понравилась, а группу я не знал. И вот пошли в увольнение. Нам друзья посоветовали, куда сходить, где что купить подешевле. Я предпочитал брать пластинки и джинсы. Зашел в магазин пластинок и слышу, что эта песня звучит. Подошел к продавцу, поинтересовался: «Что за группа?». Он ответил: «Это группа № 1 – «Eagles», «Отель «Калифорния»!». Я, естественно, сразу купил эту пластинку».

В то время все моряки скупали за границей джинсы и мохер, чтобы потом перепродавать в России, зарплата-то у моряков была небольшая, вот и крутились, как могли. А пластинка по тем временам стоила просто небывалую сумму – 150 рублей, дороже, чем две пары джинсов. И друзья-коллеги только крутили пальцем у виска, когда узнали, что Носарев почти всю зарплату оставил в магазине грампластинок.

А он старался не пропустить ни одного концерта – будь то классика, балет, эстрада. «Мне важнее музыка, чем материальные ценности, — пояснял меломан  свои предпочтения знакомым. — Музыка напрямую идет из космоса, от Бога. Музыка всегда божественна, когда в ней есть мелодия и гармония, и она оказывает сильное облагораживающее воздействие на человека».

За мечтой в Америку

– Как правило, в наших концертах в первом отделении исполняли советские песни, а во втором – самые популярные на Западе, – рассказывает Юрий Иванович. – Поэтому я был в курсе всех новинок, всех хитов. Я впервые увидел Юру Антонова в 1970 году во Владивостоке. Он только начинал петь, мне он тогда понравился, и я его запомнил. Спел он и битловские «Хэй, Джуд!» и «О, дорогая». Спел отлично, исполнение было один к одному, практически как у Пола Маккартни. А в 1982 году я поехал в командировку в Воронеж, все дела переделал и рванул в Москву на концерт Антонова. Билеты были уже раскуплены, Антонов тогда находился в зените славы. И уже концерт начался, а нас 20 человек осталось перед входом. Стою и думаю, что попаду на этот концерт, интуиция мне подсказывает. И вдруг из зала выходит человек с лишним билетом. Так я оказался в первом ряду, все ладони отбил в тот вечер.

Среди самых ярких впечатлений той поры – гастроли «Песняров» (их концерты меломан посетил четыре раза подряд), балет на музыку Стравинского «Жар-птица» и балет на музыку Чайковского «Идиот», концерт Ирины Архиповой в Домском соборе в Риге с камерным ансамблем скрипачей.

Среди любимых западных исполнителей – американская группа «Криденс Клиэруотер Ривайвл», «Иглз» и Гилберт О`Салливан.

— Я, конечно, мечтал их увидеть, — рассказывает Юрий Иванович. — Бывшему солисту уже распавшейся группы «Криденс Клиэруотер Ривайвл» Джону Фогерти даже написал письмо, поздравлял его с днем рождения, приглашал выступить в России. И это случилось. Как-то я случайно услышал по радио интервью с промоутером Мадонны  и других звезд, тут же позвонил и спросил его, есть ли возможность привезти Фогерти в Москву. Осенью купил журнал про рок в Челябинске и узнал, что именно в этот день Джон Фогерти выступает в сборном концерте в Москве в Лужниках с «Ти Рекс» и с другими. Я очень горевал, что поздно узнал.

В Кургане Носарев был участником клуба меломанов, на котором делился свежими новостями о любимых коллективах, а отчет о проделанной работе высылал в письмах  кумиру. В начале июня 2011 года курганец съездил на концерт Ринго Старра в Санкт-Петербург. И только когда вернулся домой, неожиданно узнал, что 26 июня Джон Фогерти приедет с единственным сольным концертом в Москву.  Так была упущена еще одна возможность увидеть любимого исполнителя. Но это лишь подстегнуло азарт курганского рок-поклонника, и Юрий решил копить деньги, чтобы посмотреть на кумира на его родине, в Америке.

— В 2013 году я все-таки исполнил свою мечту! — радуется мужчина. — Посмотрел по интернету: «Иглз» давали три концерта в «Мэдисон-Сквер-Гардене» 9, 10 и 11 ноября, а 12 ноября на два дня с концертами в Нью-Йорк приезжал Джон Фогерти. Я заранее купил билет, получил визу и прилетел в США.

Ради исполнения мечты Юрий даже продал комнату на общей кухне, подрабатывал дворником, откладывая эту зарплату на поездку.

И вот счастливый миг настал – сначала курганский меломан посетил концерт «Eagles» за 250 долларов, а затем и концерт Джона Фогерти.

— Я сидел в центре зала и видел его метрах в 10-12 от меня. Зал был полон, и после второй песни публика вскочила на ноги и стояла весь концерт, а Джон пел три часа без перерыва. Никто так и не присел, все стоя аплодировали. Впечатления самые захватывающие. Дней восемь после этих концертов была эйфория, эндорфины в крови гуляли, я ходил как в тумане. Это как первое свидание с любимой девушкой, которого очень долго ждал.

Правда, жена Юрия Ивановича его увлечения не разделяла, и союз распался. Зато уже взрослые сыновья отца понимают и поддерживают – они так же, как он, не представляют жизни без спорта и музыки.

Бегом по миру

Вторая страстная любовь Юрия Носарева – спорт. Любимые виды спорта – лыжные гонки, марафон, плавание и бег.

— Музыка и спорт мне помогают весело и интересно жить, — смеется Юрий Иванович, и с этим не поспоришь, жизнь у энергичного мужчины действительно увлекательная.

— В 1985 году я исполнил свою большую мечту – пробежал мурманский марафон в 56 километров. В сборной Советского Союза был единственный курганец Володя Мазалов, мой очень хороший друг. И я пробежал с ним этот марафон, он в составе сборной, а я как любитель в конце колонны.

В 1985 году я исполнил еще одно свое желание – пробежал московский международный марафон. Правда, было очень тяжело бежать – на небе ни облачка и температура 36 градусов жары, в тени плюс 30. Планировал за 3 часа пробежать, но пока бежал, думал об одном: «Лишь бы не сойти с дистанции по такой погоде!». И пробежал марафон за 3.24. С чувством выполненного долга решил, что в следующий раз улучшу результат. Хотя перед этим, когда наступила мертвая точка на 32-м километре, у меня мелькали мысли: «Ну зачем я побежал? Больше бегать в марафонах не буду». Думал добежать и на будущее бегать только в свое удовольствие 10 километров, не больше. А когда закончил марафон, походил босиком по траве, чаю выпил — и все, уже забыл, что умирал на дистанции. Начал думать о будущем марафоне.

На следующий год даже еще троих друзей уговорил поехать со мной. И опять такая же погода была – жара плюс 30, ни ветерка. И я только на 10 минут быстрее пробежал предыдущего раза.

А в 2008 году пробежал Всесоюзный тольяттинский марафон длиной в 50 километров.

Мечтал пробежать и Нью-Йоркский марафон, он проходит в первое воскресенье ноября, но, к сожалению, там регистрироваться нужно было за 8 месяцев, и я не попал в число участников. Я только смотрел и поддерживал бегунов. Эта мечта у меня еще осталась, сейчас коплю деньги на новую поездку.

Приглашение от кумира

Юрий Иванович искренне переживает за успехи и неудачи своих кумиров. Более того, он из числа тех неравнодушных и преданных поклонников, которые не ждут бонусов от своей любви, а сами готовы вкладываться в обожаемого исполнителя, помогать ему чем только возможно.

— Гилберт О`Салливан — мой самый большой любимец, я чаще всего слушаю его музыку, — делится сокровенным гость редакции. — Это ирландский исполнитель, автор песен, музыкант. К сожалению, в свое время он остался недооцененным певцом и композитором. Первый диск он выпустил в 1971 году, и одна из его первых вещей, «Nothing Rhymed», в чартах Англии поднялась до 8-го места. После этого к нему в 1972 году пришел ошеломляющий успех, он буквально протаранил и хит-парад Америки. Его песня «Снова один» продержалась на первых местах в чартах более 40 недель.

Я всегда очень горевал, что он малоизвестен, потому что в 1978 году он разошелся со своим менеджером в финансовых вопросах. Может, потому что менеджер перекрыл ему кислород, он остался неизвестен широкому кругу любителей музыки 70-х годов. Его музыка очень мелодичная, и у него очень хорошие, умные тексты. Большинство дисков он выпустил только в Японии, они не выходили в Англии. В 2011 году выпустил последний, в этом году тоже планирует выпустить альбом.

Я писал ему письма, поздравлял с днем рождения. Писал о том, что я очень люблю его музыку. Когда я поехал в Нью-Йорк, думал найти там комитет «Грэмми» — хотел убедить их, чтобы они как-то отметили творчество Гилберта О`Салливана и его вклад в мировую музыку. Лично не удалось попасть в комитет «Грэмми», поэтому я написал письмо, где сказал, что я бы дал Гилберту как минимум за восемь дисков премию «Грэмми». И я огорчен, что такой знаменитый и любимый мною музыкант недооценен, хотя он на голову выше по мелодизму, по вокалу и аранжировкам того же Элтона Джона.

А в январе я вдруг получил письмо от самого Гилберта, написанное им 10 декабря. Он писал, что ему после моего письма позвонили из комитета «Грэмми». Текст был примерно такой: «Я очень рад за ваши комментарии относительно меня и моей музыки. Это для меня хорошая поддержка. Очень приятно знать, что в России есть люди, которые любят мои песни, болеют за мою творческую судьбу. И я надеюсь, что в 2014 году вы сможете приехать на мой концерт в Европе. Поздравляю вас с Рождеством! Желаю всего наилучшего!».

Мне было очень приятно, это был самый дорогой для меня подарок от кумира. Собираюсь поехать на его концерт, и, если все получится, может, удастся встретиться с ним лично.

А еще Юрий Иванович, бывший моряк, очень гордится тем фактом, что на пенсию он ушел как работник культуры, полтора года перед пенсией проработав в концертном зале Курганской филармонии рабочим сцены и беззаветно служа своей любимой музыке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *