На фестивале имени Шостаковича выступило знаменитое трио Наталии Гутман

DSC_9385

Второй вечер программы V фестиваля стал новым потрясением для курганской публики

Замечательный концерт Гутман-трио, состоявшийся в субботу, 27 сентября, был хорошо продуман тактически.

В первом отделении прозвучал классически-уравновешенный Брамс, сочетавший резвость и размеренность, решительность и нежность, маршевое и танцевальное начало. Покорившее зал благородное звучание старинной итальянской виолончели в руках Наталии Гутман было поддержано выразительным голосом скрипки (Святослав Мороз) и глубокими басами, блестящими пассажами и баркарольными «всплесками» рояля (Дмитрий Винник). Не могу удержаться от восторженной благодарности всем, кто содействовал появлению прекрасного рояля Стейнвей на сцене нашей филармонии – мы теперь смело можем приглашать пианистов самого высокого ранга: ибо наш рояль звучит превосходно, а в руках ученика Наума Штаркмана и Элисо Вирсаладзе, — просто исключительно роскошно!

Фортепианное трио № 2 ми минор, посвященное памяти одного из самых известных русских и советских музыковедов Ивана Соллертинского — было многими в зале услышано впервые. Шостакович, как истинный новатор в области формы, начинает трио со сдержанного, негромкого монолога виолончели, подхваченного скрипкой. Мелодия постепенно набирает силу, вырастает на фоне остинатного ритма и обретает решительность, наступательную энергию…

DSC_9345

Особую выразительность вносят в звучание трио почти танцующие интонации еврейской песни, оживляющие в памяти живопись Шагала и прозу Шолом-Алейхема. Характерное для музыки Шостаковича полифоническое развитие темы ярко воплощает сложность переживаний, в которых переплетаются разные чувства, воспоминания, печаль и нежность, выраженные знакомой всем формулой: «Не говори с тоской: «их нет», но с благодарностию — «были».

Второе отделение стало отрадным переживанием и светлым завершением концерта. Ибо все-таки настоящий наследник Моцарта – это, конечно, Шуберт. Не только мелодика, не только кажущаяся простота, но знаменитый «солнечный свет в музыке», то есть то самое аполлоническое начало, та гармония и легкость, которые романтики называли «божественной», подразумевая возвышенное и радостно-утонченное восприятие мира, есть абсолютная природа музыки Шуберта. Золотисто-солнечная тональность миР мажор, грациозная перекличка трех участников, трех инструментов и неотразимо влекущая мелодия, давно таящая в себе и нежность, и грусть, и изящество, создают атмосферу влюбленности, движения почти танцевального, деликатного, но повторяющегося как некий рефрен и остающегося как и краткий этот мотив, как сама мелодия, с каждым выходящим из зала словно залог будущих счастливых встреч…

  1. Елена

    Что ни говорите, а трио Гутман выступило плохо! Особенно она сама «отличилась». Первое отделение началось с опозданием, музыканты были не собраны, произведения не отрепетированы. Было такое ощущение, что присутствуешь на репетиции, а не на концерте! Никаких достоинств музыки великих композиторов услышать не удалось. Второе отделение только порадовало, хотя перерыв длился 25 минут вместо 15-ти. После концерта осталось впечатление, что столичные «звезды» не пожелали снизойти до провинциальных зрителей и абсолютно молча удалились со сцены.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *