В Кургане прошёл квартирник Дмитрия Мулыгина

DSCN9531=

Лидер легендарной группы «Ворон Кутха» растопил сердца зрителей

«Нет пророка в своём Отечестве…» – эта фраза как приговор «дамокловым мечём» испокон веков висит над головами русских гениев-самородков. Российская земля – созвездие талантов, но вся проблема в том, что мы в упор не замечаем их в круговерти будней, обходим стороной, не ценим их дара. Об одном таком ярком представителе плеяды выразителей исконной русской культуры – музыканте из Тулы, недавно посетившем Курган с бесподобным концертом, прошедшем, как ни печально, при малочисленной аудитории, хотелось бы поведать курганскому читателю.

Дмитрий Мулыгин организовал в 1993 году свой фолк-рок-коллектив и нарёк его «Ворон Кутха». Название, взятое из одноименной книжки-сборника сказок народов Севера, было не случайным и изначально предполагало стилистическую направленность творчества группы. Музыкально-поэтический фольклор народов России и других стран является важнейшим слагаемым и мощнейшим двигателем в творчестве самобытного коллектива.

«Ворон Кутха» благодаря стараниям его лидера Дмитрия Мулыгина плодотворно развивался, и коллектив спустя два года с момента основания приняли в овеянный легендарной славой Ленинградский рок-клуб, что уже само по себе давало определённую путёвку в жизнь. Впоследствии были сыграны совместные концерты с «АукцЫоном», Федором Чистяковым («Ноль»), Сергеем Селюниным («Выход») и даже в качестве эксперимента с группой «Король и Шут». Ансамбль периодически «крутили» на радио и телевидении, звали на различные фестивали.

В 2003 году Дмитрия Мулыгина с коллективом пригласили с концертом в Бельгию. Высокопрофессиональное выступление в Королевском культурном центре города Жамблю с восторгом было принято зарубежной публикой. Российские реалии таковы, что там это называют «world music» (мировая музыка), а у нас – «неформат». Впоследствии группа неоднократно выступала и продолжает выступать за рубежом, собирая крупные залы.

Самобытный ансамбль неуклонно гнул свою этническую линию, импровизируя и свободно экспериментируя с музыкальными народными инструментами. Неформатное, отличное от общепризнанных штампов звучание, искренность и внутренний нерв определило группе нишу, не вписывающуюся в контекст канонов так называемой массовой «ширпотребной» культуры, в которой, как ни прискорбно, нет места духовности и индивидуальности. Поэтому большинство российских организаторов концертов и арт-менеджеров, движимых лишь «запахом» крупных денег, порой просто отказывают в предоставлении зала или клуба для выступлений представителям «неформата» и антимейнстрима. Да и публика у нас ходит преимущественно на раскрученных звёзд из ТВ-ящика. Но Дмитрий не отчаивается – творческий потенциал музыканта и его коллектива не иссекает, наоборот, из года в год их профессионализм оттачивается как грани алмаза, отчего музыка становится ещё изысканнее и привлекательней.

В Курган Дмитрий Мулыгин приехал с сольным концертом по приглашению Юрия Иванова, известного в Кургане организатора квартирников – концертов, проходящих в акустике, в обычной квартире. Уникальность таких выступлений состоит в их тёплой атмосфере – непринуждённой обстановке, стирающей границы между выступающим и зрителем.

Неизгладимый след в душе и настоящее эстетическое удовлетворение получили очарованные зрители, кто побывал в тот вечер на квартире «у Юрика» от искреннейшего и безупречного во всех отношениях концерта-откровения под гитару Дмитрия Мулыгина. Сердца участников квартирника таяли под спетые с нервом «Варган», «Жесть», «Индейцы», «Нити белые», «Облако» и множество других авторских вещей тульского музыканта. Причём Дмитрий оказался и прекрасным собеседником, с которым мне и моим друзьям посчастливилось поболтать на кухне о жизни насущной.

– Дмитрий, в настоящее время Вы занимаетесь только музыкой, даёте концерты по всей стране и зарубежью, что заставило сменить оседлый образ жизни на кочевой?

– Я много лет работал в филармонии – артистом государственного академического хора. Но так как организация бюджетная, то зарплаты очень маленькие. Получал 7,5 тысяч рублей, на эти деньги нереально жить. Я стоял перед дилеммой: либо своё творчество, либо филармония. Сначала я совмещал, меня отпускали, писал заявление на отпуск без содержания и уезжал со своими концертами, но постепенно это стало напрягать руководство. А два года назад мне сказали: «Ты не поедешь..», и я написал заявление на увольнение. Мы тогда с группой «Ворон Кутха» ездили в Питер – пели в хоровой капелле, и после выступления все ребята уехали домой в Тулу, а я с тех пор стал давать концерты. Для меня, как музыканта, это единственный способ как-то заработать, хотя это много не приносит, но всё равно лучше, чем сидеть в филармонии. А главное в поездках, конечно, это общение с людьми.

– В чём Вы видите цель своего творчества?

– Нет никакой цели. Мы сидели как-то с Сашкой Бранимиром (рок-бард из Волгограда, – прим. автора) и стебались на кухне по поводу «духовных и культурных скреп», и сошлись на мнении, что мы занимаемся тем, что изнутри страну сшиваем, завязывая на себе своим творчеством массу людей.

– Откуда приходят идеи, мысли?

– Это не мысли, это состояние духа, ощущение праздника.

– Как Вы относитесь к мнению, что рок-музыка – это форма протеста, и должны ли сосуществовать политика и музыка?

– Конечно, мимо политики не пройдёшь. Я как-то поехал в Харьков с концертом, мне паспорт испортили и я на нейтральной полосе 8 часов провёл: а куда от политики деваться, мы всё равно в ней завязаны. В 1999 году, когда террористы крушили дома в Москве, я под впечатлением написал песню «Всадники Мордора», а сейчас не пишу о таком вообще. Но всё-таки я считаю, писать о политике – это уже не творчество, а публицистика, это не мой жанр – писать на злобу дня.

Но от политики я не могу уйти ещё по той простой причине, что она рвёт моё сердце – с тех пор как началось всё это безумие на Украине. Я же объездил её всю вдоль и поперёк, у меня там масса друзей. Естественно, всё это разрывает душу. Вот скоро поеду в Белоруссию, и уже страшно. А то, что третья мировая война уже давно началась, это факт: нас пытаются завалить всеми способами, поэтому мы все на войне, мы уже перестали собираться вместе, нас пытаются стравить друг с другом. А линия фронта – это сердце каждого человека.

– Когда жилось лучше русскому человеку – при социализме или сейчас при капитализме?

– Лучше всего жилось в детстве. А если серьёзно, то там и здесь много плюсов и минусов. В советское время социалкой ты был прикрыт, то чего нам сейчас не хватает: мог получить жильё бесплатно, тебя лечили, образовывали. А сейчас нас испортила реклама: «Бери от жизни всё!».

– Существует грань, которая разделяет настоящий рок и попсу?

– Да, когда творчество превращается в сферу услуг. По этому поводу есть замечательный ответ Бориса Гребенщикова, когда его как-то спросили: «Играете ли Вы на Новый год корпоративы?», на что он ответил, улыбаясь: «На Новый год работают только лакеи». Именно в этом разница: либо ты занимаешься искусством, либо становишься частью сферы обслуживания. «Rolling Stones» не сыграли ни одного корпоратива, но более процветающей группы я не знаю. У каждого свой выбор.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *