Большая вода 1941 года

Курган затопление 1941=

Накануне Великой Отечественной войны город Курган потрясла стихия

Эта статья основана на отчете чрезвычайной тройки по борьбе с наводнением от 29 мая 1941 года, обнаруженной совсем недавно в Челябинском архиве. Отчет подробно описывает все основные события, начиная от подготовки к наводнению до подсчета убытков от стихии, изобилует именами и фамилиями.

Накануне

Ожидание большой воды в Кургане прогнозировалось заранее. Поэтому в соответствии с распоряжением № 1 от 21 февраля 1941 года исполнительного комитета Челябинского Областного Совета депутатов трудящихся 22 февраля 1941 года в Кургане была организована чрезвычайная тройка по борьбе с наводнением в составе: Гевенова М. М. – председателя горисполкома, Ельсукова Н. Г. – заведующего городским отделом коммунального хозяйства, Афанасьева В. И. – начальника городского отделения милиции и утверждена исполнительным комитетом Городского Совета депутатов трудящихся (протокол № 8 от 5 марта 1941 года).

Тройкой был разработан план мероприятий по проведению работы в районах возможного затопления. Подготовлены средства борьбы с наводнением – катера, лодки и необходимый транспорт.

Предприятия и организации о возможности затопления были предупреждены специальным отношением 12 марта 1941 года.

К 20 марта 1941 года был проведен учет населения в районах возможного затопления. Члены уличных комитетов и активов избирательных участков обходили каждого домохозяина по квартирам и предупреждали о выселении. Была подготовлена жилая площадь, полностью обеспечивающая переселяемое население.

Однако руководители некоторых организаций, такие как директор кожзавода Пашнин и директор спирто-водочного завода Белоконов, отнеслись ко всему этому формально и наряду с обывательскими разговорами: «Бред тройки о наводнении», не приняли исчерпывающих мер по охране государственного имущества от возможной стихии.

В районе правобережного поселка, который в первую очередь мог подвергнуться затоплению и оказаться отрезанным от города, каждый день с 26 до 29 апреля тройка вынуждена была выселять людей силой, через органы милиции. Несмотря на это, горожане вновь вселялись сами и вводили скот, о чем впоследствии сильно пожалели.

Предстояло раздробить лед перед плотиной. Но «Уралвзрывпром» вместо отправки необходимого материала до города Кургана отгрузил 300 кг до разъезда Сладкое. В результате доставка на лошадях за 200 км в момент распутницы была затруднена. Более того, данного количества впоследствии оказалось недостаточно, а посылаемый областной тройкой материал своевременно не был доставлен железной дорогой.

Подготовительная работа 10-й дистанции пути, несмотря на предупреждение, не была проведена, а заместитель начальника Южно-Уральской железной дороги Ткаченко, к подготовке отнесся формально. До момента подъема воды и ледохода, в период угрожающего положения для железнодорожного полотна, выехал в Челябинск, успокоившись тем, что провел дробление льда на участке между городом и железнодорожным мостом. По существу, это была ненужная работа, так как лед, который необходимо было дробить, находился выше города.

Испорченный праздник

Неожиданности начались в ночь с 30 апреля на 1-е мая. Уровень воды против нормального поднялся на 7,05 метра. Тобол, выходя из берегов, быстро затоплял правобережный поселок, район Тихоновки, Шевелевки и Смолинский. 30 апреля прямо с торжественного заседания, посвященного празднованию 1 Мая, были вызваны депутаты Горсовета и партийный актив и направлены на борьбу с наводнением. Мобилизовали гужевой транспорт для укрепления плотины и некоторых берегов. Но остановить затопление не удалось.

1-го мая по улицам, свободно проходя на катерах, спасали людей, оказавшихся перед фактом стихии. 2-го мая подъем воды достиг 9,19 метра. В этот день был мобилизован партийный и комсомольский актив — 423 человека. Активистов раскрепили по городским кварталам для круглосуточного дежурства и патрулирования по улицам. Дежурные были снабжены красными нарукавными повязками и сменялись каждые 3 часа.

В ночь на 3 мая поднялась буря, сопровождавшаяся сильным снегопадом и ветром силою до 11 баллов. Ветром лед погнало в город, улицы оказались забиты глыбами, и в отдельных местах плоскодонным катером невозможно было пройти.

1-го мая, на катере выехали снимать сторожевую охрану и взрывные материалы, оставшиеся для продолжения работ по дроблению льда в верховьях Тобола, так как им угрожала опасность. Люди сторожевой охраны были сняты. Но обратная дорога оказалась непростой. При сильном тумане и ледоходе катер с людьми, нагруженный взрывчатыми материалами, был зажат льдом, и его тащило в водопад плотины. В 30 метрах от плотины, не растерявшись, команда катера во главе с капитаном Степаном Устюговым и членом тройки Ельсуковым смогла причалить к строению и на канате силой вытащить судно изо льдов.

Катера, приспособленные к работе в нормальных условиях реки, разбросало на зеркале воды в 8 километров, волны же достигали высоты до 2-х метров.

С 1 по 5 мая из затопляемых районов на катерах, лодках, баржах и плотах было вывезено 12 тысяч человек. На катерах, не приспособленных для перевозки людей, транспортировали скот — по 2 головы в носовой части, площадь которой была размером в 2 квадратных метра.

30 апреля, 1-го и до 12 часов 2-го мая, в предпраздничные и праздничные дни большая часть населения города отдыхала от работы на производстве, собрать людей было невозможно. Только члены тройки, милицейский состав и работники водного транспорта четверо суток без отдыха вели спасение людей.

Для обеспечения работ по сохранению железнодорожного полотна было выдано для укрепительных работ 4000 мешков.

Подъезжать на катерах к крышам домов, снимать людей, в первую очередь детей, было непросто. Приходилось превращать катер в подобие ледокола, который при движении мог бы раздвигать лед, забитый в улицах. Требовалось уметь выбирать пути спасательному судну через множество телефонных, телеграфных проводов, скрытых под водой столбов и заборов, подъезжать к домам, чтобы не столкнуть само строение, еле державшееся в воде и как бы придавленное людьми, сидящими на крышах.

А у горожанки Матрены Пантелеевны Новиковой произошло прибавление семейства.  Роды прошли без медицинской помощи, но с улицы Поселковая, 2, ее все-таки  доставили в больницу. Мать и сын оказались здоровы. Интересно, дожил ли он до наших дней?

Участковый милиционер Лапунов 2-го мая, идя бродом по пояс в воде, услышал крик о помощи и спас трех детей гражданина К. В. Чалкина на улице 4-я Больничная. Взрослые беспечно ушли в гости,и это чуть не привело к трагедии.

Потери

Ущерб от наводнения 1941 года городу Кургану был нанесен большой. Для восстановления предприятий и учреждений, налаживания нормальной жизни города требовались значительные суммы средств.

«Из-за затопления предприятия города не работали месяц, а отдельные цеха могут быть пущенными не раньше, как через полтора месяца», – писали в отчете чрезвычайной тройки 29 мая. Из 33 государственных предприятий, промартелей и других организаций города Кургана, которые составили соответствующие акты о нанесенном ущербе, больше всего пострадали от наводнения 11 из них. Убытки по ним исчислялись сотнями тысяч рублей, а общая сумма ущерба составила 4 856 237 рублей. Это Южно-Уральская железная дорога, аэропорт, мельзавод, машзавод, спиртовой завод, кожзавод, откормочный пункт, линейно-технический узел, горжилуправление, отдел благоустройства, водный транспорт.

Водой оказалось залито 977 частных домовладений, а ущерб по ним оценивался в 1 300 000 рублей. В городе оказались разрушены нижние части зданий, размыты печи и унесены или свалены надворные постройки. Имел место снос наводнением отдельных домов в районе Шевелевки и правобережном поселке. В незатопляемой зоне вследствие подмыва берегов снесло З жилых дома, два из которых принадлежали частным гражданам и один организации. А 31 мая был зафиксирован несчастный случай, когда под обрушившимся берегом погиб мужчина.

В городском благоустройстве был нанесен ущерб дорожно-мостовому хозяйству, были размыты шоссейные дороги, снесены проездные мосты. Даже при спаде воды в конце мая, из-за близко стоящих подземных вод, не было возможности быстро восстановить отдельные участки дорог. Так было с улицами Коли Мяготина, Красина, Куйбышева и подъездной дорогой к городу на правом берегу реки. Мостовая по улице Куйбышева до железнодорожного переезда на протяжении 1,5 км была затоплена и размыта. Эту мостовую предлагалось не только восстановить, но и поднять местами до 2-х метров, чтобы она смогла служить одновременно еще и дамбой, преграждающей воду в часть города, на мельзавод № 7, кожвавод и часть полотно железнодорожной линии.

Из-за подпора вод реки Тобол озера внутри города вышли из берегов и затопили целые кварталы и улицы. Поэтому возможность их освобождения от озерных и болотных вод виделась только в проведении мелиоративных работ.

В период наводнения весной 1941 года уровень воды в реке Тобол достигал 9,51 метра. Была затоплена третья часть города. В районах затопления оказалось 15 тысяч жителей Кургана и пригородов. По размерам затопления это наводнение было рекордным за всю историю наблюдений до 1941 года. Оно даже превзошло сильный паводок 1914 года.

На снимке: план города Кургана во время наводнения 1941 года. Затопленные районы города показаны при уровне воды 9,51 метра.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *