С курганскими читателями встретилась писатель Анна Матвеева

Матвеева-фото-Марины-Голоми

Известный уральский автор рассказала об истоках писательства и о своей жизни в шотландском замке

Год литературы как волшебник из детской книжки превращает самые смелые желания в реальность. Вот и моя читательская мечта неожиданно воплотилась в жизнь – я познакомилась с писателем Анной Матвеевой, книгами которой зачитывалась несколько лет назад, удивляясь, как удается автору так восхитительно и интригующе описывать, кажется, самые простые вещи и истории, с тонким юмором подмечать забавные детали и вытаскивать на свет твои затаенные мысли и чаяния.

Ее написанный в полудокументальном жанре роман «Перевал Дятлова» стал в свое время настоящей сенсацией, а сборники рассказов зачитываются до дыр книголюбами от Москвы до восточных окраин России.

Благодаря гранту главы города Кургана и усилиям доблестных сотрудников библиотеки имени В. Маяковского визит Анны Матвеевой стал приятным сюрпризом и для многих курганских читателей.

Ее легкий слог, изящный стиль, практически диккенсовское чувство юмора, очень живые и близкие каждому герои очаровали не только российскую публику и строгое жюри национальных книжных премий, но пришлись по душе и иностранным ценителям литературы – от итальянских организаторов премии Lo Stellato (вручившим-таки ее уральскому автору рассказа «Остров Святой Елены») до шотландских меценатов, пригласивших Матвееву творить свои шедевры в древнем замке.

Анна, между прочим, в некотором роде моя коллега, она параллельно с литературным творчеством занимается журналистикой. Но, по ее словам, журналистика и писательство – «две вещи несовместные», хотя в обоих видах деятельности Анна замечательно преуспела. Как журналист не буду грешить потугами на литературный слог, а сразу передам слово автору лучших образцов современной российской прозы. Тем более что разговор с читателями Кургана у писателя получился крайне увлекательный, очень откровенный и подробный.

Вместо премии – поцелуй космонавта

– Долго говорить о себе нескромно, поэтому скажу коротко, – начала самопрезентацию Анна Матвеева. – Окончила факультет журналистки Уральского государственного университета, работала журналистом и литературным редактором. Продолжаю заниматься журналистикой. Прозу пишу уже, страшно сказать, лет 20. Автор 12 книг (включая три книги, которые выходят в этом году), мама троих детей. Приехала познакомиться с читающей публикой Кургана. И очень рада, что я здесь, хотя далеко не всегда соглашаюсь на такие встречи: нужно, чтобы был взаимный интерес.

– Чем Год литературы важен лично для вас?

–  В этот год мы, писатели, ощущаем на себе пристальное внимание, нас всюду зовут и приглашают. Лично для меня в плане профессиональных свершений этот год особенен тем, что выходят три моих новых книги. Во-первых, сборник повестей «Призраки оперы» (повести «Взятие Бастилии» и «Найти Татьяну»). Повесть «Найти Татьяну» уже была ранее опубликована, но я ее переписала, – очень люблю переписывать свои книжки. А повесть «Взятие Бастилии» – новая, была опубликована в февральском номере журнала «Октябрь». Во-вторых, в мае выйдет роман «Завидное чувство Веры Стениной», посвященный такому «прекрасному» явлению как зависть. В октябре в Париже появится французское издание романа «Перевал Дятлова». Переводила его Вероник Патт, прекрасная переводчица с русского и польского языков. Я уже начала общаться с публикой на книжной ярмарке в Париже, которая проходила месяц назад. Хотя книга еще не издана, но французские читатели проявляют к ней серьезный интерес.

Самая приятная новость – то, что я вошла в короткий список премии «Национальный бестселлер» с книгой «Девять девяностых». Это одна из самых значимых российских литературных премий, мне близки люди, которые основали эту премию, я очень любила критика Виктора Леонидовича Топорова, который, к сожалению, ушел из жизни два года назад. Конечно, никакую премию мне не дадут, потому что мой удел – это дойти до финала, получить букет цветов, диплом и уйти писать новые книги. Но я к этому отношусь философски, премия – это лотерея, где никто не может предсказать результат. Если ты попал в шорт-лист, когда на премию выставлялось несколько сотен книг, а в финал прошло только шесть, это уже победа. «Девять девяностых» – восемь рассказов про 90-е и, девятая, повесть, которая еще до сих пор мне нравится. Обычно я быстро теряю интерес к своим книгам, но эта повесть получилась не самой плохой, – она называется «Екатеринбург», хотя речь в ней идёт о Париже.

Предыдущая книга называлась «Подожди, я умру – и приду». Многие пугаются названия, полагая, что это истории про зомби. Но на самом деле это фраза ребенка, который играет в компьютерную игру, – мама зовет к обеду, и ребенку надо, чтобы его герой сначала умер, тогда он сможет вернуться и начать новую игру.

Два года назад эта книга вошла в короткий список премии «Большая книга», премию не дали, зато меня очень тепло и нежно поприветствовал легендарный летчик-космонавт Алексей Архипович Леонов. Он поцеловал меня в щечку и сказал, что премий на всех не хватает.

Уединение по-шотландски

– Анна, у вас не возникает ощущения, что за границей вас больше ценят? Там вы получали итальянскую премию и выигрывали командировку в шотландский замок… Расскажите, кстати, про эту поездку поподробнее.

– Это было ровно год назад: я ездила в шотландский замок Хоторден, который находится в 45 минутах езды от Эдинбурга. Замок принадлежит миллионерше миссис Дрю Хайнц, денег у нее много, и она может позволить себе такую изысканную благотворительность. Раз в пять лет любой автор, который подает заявку и проходит конкурс, может месяц жить в замке на полном довольствии. Это замок 15-го века, со всеми удобствами и современным комфортом. Одно условие – на протяжении месяца нужно написать одно произведение и отчитаться. Все, конечно, хитрят: кто-то приезжает с практически готовым текстом и там его редактирует, кто-то пишет рассказ. Я привезла с собой три четверти работы, и закончила в замке свой роман «Завидное чувство Веры Стениной». В Хотордене было прекрасно и незабываемо. Живёт там одновременно пять-шесть писателей, со мной было два канадца и три американки. Все говорили на прекрасном английском, и я очень мучилась, что не могла поддерживать разговор на таком уровне. Но это была хорошая практика.

Конечно, за границей писателя Матвееву пока не знают. Европейцы предпочитают читать своих авторов, а мы интересны для них лишь как некий экзотический продукт, этакая приправа. В том же Париже выходит много переводных книг, потому что государство поддерживает культурную полифонию, но книги эти никто не покупает. Все хотят читать про себя, про знакомую им жизнь.

Впрочем, я вполне допускаю, что «Перевал Дятлова» может вызвать интерес у европейского читателя – и не потому что книга так прекрасно написана, просто тема может увлечь человека, даже далекого от понимания, что такое Северный Урал и 1959 год…

Тайна «Перевала Дятлова»

– Почему вы решили написать роман на тему трагической экспедиции дятловцев? Насколько роман автобиографичен?

– Линия, которая не связана с дятловцами, вымышлена, там только имя героини совпадает с моим. Эту линию я добавила, чтобы разгрузить тяжесть восприятия документов, страшных подробностей, чтобы читатель мог переключиться на обычную жизнь.

Почему я взялась за эту тему? Я посмотрела фильм «Тайна Перевала Дятлова», снятый «Телевизионным Агентством Урала» и поняла, что сама хочу в этой истории покопаться и что-то найти. А потом ко мне начали стекаться документы – бывают в жизни волшебные вещи, всё происходило само собой. Я написала эту книжку достаточно быстро – за несколько месяцев. Была большая работа с документами, их нужно было собирать и обрабатывать, а все остальное происходило очень легко, мне как будто всё время кто-то помогал. Такие тексты словно пишутся сами по себе.
Сейчас я бы не стала писать такую книгу, это очень тяжелая тема. Надо быть молодым и неопытным автором, чтоб так решительно за нее взяться. На этой теме в последнее время топчутся все, кому не лень. Мне же тогда хотелось восстановить некую справедливость – привлечь внимание к этой трагедии и сделать так, чтобы архивы были открыты. Но они до сих пор не рассекречены. И тайна не раскрыта.

Вы, наверное, видели американский фильм «Тайна Перевала Дятлова», он очень смешной, но под конец даже меня увлек. Впрочем, когда я увидела, как бармен в городе Ивдель говорит с американскими студентами на чистом английском языке… Вы можете представить себе такую ситуацию?! Перевраны были имена, допущены грубые и обидные неточности.

Меня часто спрашивают, в чем причина гибели дятловцев – но об этом сказано в книге, и мнение моё до сих пор не изменилось, хотя книгу я тоже переписала, есть у меня такое хобби. В 2014 году появилось уже четвертое издание, в нём предисловие моего друга, писателя Алексея Иванова, чем я очень сильно горжусь – его слова это как знак качества.

– У вас же был заключен контракт на экранизацию романа…

– Деньги мне выплатили, а фильм не сняли, не знаю, почему. Есть постоянный интерес к экранизации, но надо писать сценарий, а я их не пишу, как не пишу стихи, пьесы и книги для детей.

Писатель – тот, кто читает

– Когда вы вообще начали писать?

– Если серьезно, то несколько лет назад. Всё, что было до этого – ученические работы, не более того. Самую первую повесть я написала в 19 лет, она была чрезвычайно слабая, и у меня хватило ума её не публиковать. Но я показала её хорошему редактору, и он нашел в себе силы похвалить меня, за что я ему очень благодарна.

Когда я начинала, писателей было очень мало. Пробиться было достаточно просто, потому что не было на этом пути такого количества страждущих. Сейчас же молодому автору либо надо быть гением, либо нужно, чтобы ему нечеловечески повезло. Сейчас пишут все, и нет проблем выпустить книгу. Но напечатать книгу – не значит стать писателем.

Надо быть готовым, что не всё будет легко получаться. Молодым авторам всегда советую начинать с публикации в литературных журналах, а не стремиться сразу же выпускать книгу.

– Вам занятие журналистикой помогало при написании ваших произведений?

– Нет, конечно! Скорее мешало. Я считаю, что журналистика и писательство – совершенно разные вещи. Задача журналиста – информировать, а не самовыражаться.

У писателя всё по-другому, он свободен, над ним только Бог.

– Почему вы в таком случае пошли учиться на журналиста?

– Я хотела пойти на филфак, но там преподавали мои родители, отец был ученым с европейским именем, и хотя многие учатся у своих родителей, у нас в семье подобное было не принято. Кроме того, мама хотела, чтобы у меня была крепкая профессия, а журналистика обещает верный кусок хлеба. Профессия журналиста всю жизнь меня кормила, и я не могу ничего плохого про нее сказать. Хотя это ремесло, а писательство – творчество, вот поэтому журналистика мне мешала. Сначала у меня получались статьи, а не рассказы. При этом я всегда хотела стать писателем, – с детства очень любила читать, а пишет тот, кто читает. Пока ты какой-то объем не начитаешь, как минимум, смешно писать самому. Во-первых, для того, чтобы не повторяться.

Во-вторых, нужен питательный слой, из которого будет расти твоя проза, – и тогда ты сможешь написать то, что тебе хотелось бы прочитать самому. Это главный критерий – надо писать то, что тебе интересно читать. Если ты можешь обойтись без этого – значит, ты гений, а это не мой случай, и подозреваю, не случай большинства других авторов. Другой вопрос, что когда ты много читаешь, то не застрахован от невольного списывания, подражания. Ты пишешь и думаешь, что сам это придумал, а это, оказывается, слова автора, которого ты читал на прошлой неделе…

– Способно ли занятие литературной деятельностью прокормить писателя?

– Смотря как вы любите питаться. Если без излишеств – то вполне. Но у меня не получается жить только на эти деньги. Я всё время работаю кем-то еще. Как правило, пишу какие-то тексты, преподаю, вела курс практической журналистики в академии современного искусства в Екатеринбурге, уроки литературы в шестом классе. Понятно, что преподавательская деятельность доходов не приносит. Но тут другое – я люблю юную аудиторию, мне интересно со школьниками и студентами.

Героини и их города

– Мы уже поняли, что вы самокритичны, а как вы к критикам относитесь? Бытует мнение, что критиками становятся неудавшиеся писатели…

– Не думаю, что это так. В этом году мне самой пришлось по условиям конкурса писать критические статьи, и это было нелегко. Потому что писатель не вправе судить других писателей. Конечно, среди современных критиков есть прекрасные люди, профессионалы, но книга – это как будто еще один ребенок, и когда ее начинают обижать, тебе, мягко говоря, неприятно. Однако когда критики совсем нет, то и книги как будто тоже нет.

– Некоторые сегодня считают Екатеринбург литературной столицей России… Какое место он занимает в вашем творчестве?

– Не думаю, что это столица, но то, что наш город занимает третье место после Москвы и Питера, это точно. Другое дело, что творческие силы от нас утекают, и тот, кто озабочен карьерой – старается уехать в столицы. Хотя этот путь не всегда ведет к успеху. Мне кажется, если у человека есть талант и трудолюбие, то он может и на своем месте, где родился, пригодиться. Екатеринбург я раньше не любила, хотя это мой родной город. А потом в какой-то момент поняла, что я его не просто люблю – я без него жить не могу. Это самое главное место в моей жизни. Вот с тех пор он и стал в моих текстах появляться.

– Анна, вот вы говорите о мистическом в вашем творчестве. А был обратный процесс, когда ваши книги влияли на жизнь и их сюжеты перетекали в реальность?

– Бывало, даже страшно становилось. Совпадения происходили даже в именах: придумаю имя, и вдруг оно появляется в реальности. Но мы же все в той или иной мере обладаем интуицией и даром предвидения.

– Вы часто пишете о женщинах, которые не очень счастливы в своей личной жизни…Вы – мама троих детей, семейный человек. Почему вас такие персонажи привлекают?

– Внешняя картинка – это одно, а в жизни у всех все гораздо сложнее, кроме того, у литературного произведения есть своя правда, поэтому мои героини и несчастны. Но в новом романе, можно сказать, хэппи-энд. Я так полюбила свою героиню, что у неё в итоге всё сложилось.

…В Кургане прошло две встречи с писателем Анной Матвеевой, но даже этого многим показалось мало – так долго еще в голову приходили незаданные вопросы, роились в голове растревоженные мысли, вызванные новыми впечатлениями от книг Матвеевой, которые местные книголюбы раскупили на встрече с невероятной скоростью.
Гостья же увезла с собой приятные впечатления от знакомства с городом и его жителями и несколько книг о Кургане на память. Может, в каком-то будущем рассказе мелькнет и тень нашего города (более светлая и радостная, надеюсь, чем тень отца Гамлета)?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *