В Кургане выступили музыканты «Несчастного случая»

DSC_5031

Алексей Кортнев и Сергей Чекрыжов дали акустический концерт и поговорили с корреспондентом «КиК» о роли случайностей в своей жизни

Остроумные и экстравагантные, обаятельные и артистичные музыканты популярной московской группы с провокационным названием «Несчастный случай» второй раз навестили с концертом Курган. Но, сразу оговоримся, в урезанном составе: дуэт Алексея Кортнева и Сергея Чекрыжова привез акустический вариант программы хитов команды и создал очень камерную и душевную атмосферу концерта в большом ресторане «Гранд Хаус».

Свое выступление музыканты назвали «Частный случай», несколько урезав свое имя, как и состав коллектива. А о частностях и случайностях мы поговорили с ними в гримерке перед концертом, начав с торжественного «дзинь», исполненного бокалами красного вина в честь повторного знакомства.

– Мы стали довольно много концертировать с Сережей вдвоем, потому что часто площадки не готовы принять нашу большую группу, – объяснил новую версию выступлений Алексей Кортнев. – Бывают ситуации, когда сцена не приспособлена для выступления целого коллектива. Двоих привезти экономически выгоднее и песни вдвоем звучат совсем иначе – душевнее, камернее, доверительнее. Поэтому мы чередуем выступления с группой и дуэтом.

К тому же недавно участники группы «НС» восстановили свою оригинальную традицию «халатных концертов». Не от слова «халатность», а от слова «халат», потому что именно в этих домашних костюмах они и выступают, но с полной профессиональной отдачей и творческим энтузиазмом, помноженным на неиссякаемую выдумку и шутки.

Алексей: – Это такая попытка перенесения квартирника на большую сцену. Во время «халатных концертов» зрители имеют возможность выйти на сцену, присоединиться к нам, посидеть за столом, поесть пирожков, выпить чаю или чего-нибудь покрепче. Эту программу мы начали делать лет 15 назад, потом забросили, сейчас восстановили традицию. Люди приходили на концерт в пижамах и халатах, с домашними  солениями и наливками, это страшно веселит публику в зале – соседство с таким персонажем в пижаме и с банкой огурчиков в руках. И на сцене происходило постоянное движение – люди сменяли друг друга, это добавляло неожиданности концерту.

DSC_5064

– Из этих необычных концертов какой был самым необычным и запоминающимся?

Алексей: – Самый забавный случай был в Академгородке в Новосибирске, когда мы только этот формат «халатных концертов» придумали и не очень хорошо им управляли. У нас тогда не было нынешнего правила – выходить не больше двух человек на сцену и проводить на ней не более одной песни с нами. В результате в Новосибирске у нас вылезло на сцену 40 человек. И никто уходить уже не собирался, выпили и съели все, что было на столе. И песне на 10-й перед тобой человек руку тянет и наливает что-то в бокал, все шумят, пьют, веселятся, а мы не знаем, что с этой гулянкой на сцене делать. С тех пор мы очень поумнели и стали людей ограничивать. Сейчас у нас на сцену заходят в порядке живой очереди – с пирогами, соленьями, настойками…

– Однако начинали выступать вы отнюдь не в халатах, а в белоснежных костюмах…

– Да, мы не пренебрегаем сценической одеждой и, как правило, выходим в костюмах. Никогда не выступаем в шортах, застиранных майках и в джинсах. Так повелось с незапамятных времен.

Сергей: – Мы начинали с белых костюмов.

Алексей: – Чудовищных совершенно, пошитых в недрах нашего студенческого театра. Но они производили сильный эффект, потому что в то время в белых костюмах никто не ходил.

Сергей: – Благодаря этим костюмам Иван Дыховичный позвал нас в свое кино – в фильм «Прорва».

DSC_4936

Алексей: – Он увидел нас по телевизору в клипе на песню «В уголочке неба» и ему так понравилось, что он сказал своей помощнице найти «этих в белых костюмах и шляпах», так как ни названия группы, ни названия песни он не запомнил. И с этого началась наша кинокарьера.

– Какую роль в вашей жизни играет случай? Или вы все стараетесь спланировать?

Алексей: – На этот вопрос ответить невозможно. Человек не знает, что происходит в его жизни случайно, а что закономерно. Какие-то вещи мы планируем. Но случаются и удачные встречи, повороты судьбы… Вот вопрос: можно ли это назвать случайностью?

Вот то, что нас, благодаря костюмам, заметили и в кино позвали – случайность. Но мы сознательно эти костюмы выбрали. Все началось с Берлина, когда я занимался там в театральной школе. Там я купил белый полотняный пиджак, что для Москвы было тогда совершеннейшим нонсенсом. Выглядело невероятно. И я вспоминаю, как я тогда одевался – ужас просто! На мне были очень яркие клетчатые штаны, наподобие клоунских, зеленая рубашка с какими-то белыми вставками и поверху всего белый полотняный пиджак! Задаю себе вопрос: «Что у меня тогда было в голове, что я так одевался?!». Высшая степень безвкусицы. И с этого пиджака все понеслось.

Если говорить о случайностях, то у меня был однокурсник на мехмате Миша Зыков, с которым мы, оказывается, родились в один день, у нас одинаково зовут отцов, и мы с ним совершенно независимо друг от друга купили квартиру в одном подъезде.

– Среди ваших песен была ли какая-то, что очень долго появлялась на свет? Как часто приходится испытывать то, что называют муками творчества?

– Бывают такие песни, которые очень тяжело пишутся, – вот «Уголочек неба» мы долго писали. Там между первым и вторым куплетом прошел год. «Братца Кролика» долго собирали… Тут закономерностей нет никаких: какие-то очень хорошие песни пишутся за 15 минут, а какие-то, написанные за 15 минут, после двух исполнений со сцены испаряются в пространстве.

В юности столько гормонов и тестостерона, что все само по себе получается – так хочется творить! А сейчас уже намного тяжелее писать. Теперь я себя в основном заставляю что-либо придумывать по единственной причине, что все время петь старые песни со сцены очень скучно. Обязательно нужно разнообразить репертуар, приходится что-то сочинять, затевать какие-то оригинальные проекты. Слава Богу, что, как правило, все получается.

DSC_4866

– Вас часто зовут в телешоу?

– У нас есть такая игра: мне каждую неделю звонят разные редакторы и приглашают в шоу Андрея Малахова и в аналогичное шоу на втором канале. И я всегда говорю, что я занят, чтобы не обижать людей прямым отказом. Это просто игра, они прекрасно понимают, что я откажусь. Мне неприятно участие в ток-шоу по этическим причинам. Хотя вот недавно праздновался юбилей Валдиса Пельша, и я прекраснейшим образом пошел к Малахову в шоу, потому что родному человеку, Валдису, я уже не мог отказать.

– Ну а в реалити-шоу, таких, как «Один в один», вы еще предполагаете участвовать?

– Мы с Валдисом были в шоу «Две звезды», я принимал участие в «Ледниковом периоде», где сломал два ребра и в двух получил трещину, поэтому очень быстро прекратил свои занятия. Вот «Две звезды» и «Один в один» — да, тут я согласен, это имеет смысл и в этом интересно участвовать. И это что-то дает для творческого развития. А шоу типа «Форд Боярд», «Царь горы» – я категорически против участия в них. Я, в общем, в неплохой физической форме, но не в такой, как профессиональный спортсмен, например. Поэтому мне, певцу и актеру, состязаться в физических упражнениях как-то очень странно.

— В ваших песнях появились острые социальные моменты, страстные оценки политических событий, как в очень мощной по нерву и по хлесткости слов песне «Я офигеваю, мама». Не боитесь впасть в немилость?

— Да, я боюсь гонений, мы же знаем, в каком государстве живем. Сейчас в нем существует очень наивная и достаточно противная точка зрения, когда артист высказывает свое несогласие с какими-то политическими воззрениями, то тем самым он как бы перечеркивает свое творчество. Любой гражданин имеет как право высказываться, так и хранить молчание. Следует разделять любовь к человеку, как артисту, и к его социальной составляющей. Не стоит отождествлять лирического героя и самого человека. Можно ценить и уважать творчество артиста, но при этом не разделять его взглядов на политику.

DSC_5087

— Ваша группа откликается на любое предложение выступить или есть какие-то ограничения?

— Мы играем на корпоративах, но очень внимательны к тому, кто нас приглашает, и из каких средств он собирается с нами рассчитываться. Принципиально не выступаем для табачных компаний, мы не курим и не хотим способствовать распространению этой вредной привычки.

Хотя банальный вопрос о планах задан не был, но Алексей с удовольствием поделился своими текущими творческими делами: «Пишем с Сергеем рок-оперу с национальным колоритом для башкирского театра. Это национальный эпос. Все эпосы очень похожи, в частности этот – такая вариация на тему Конька-Горбунка. В нем присутствует крылатый конь, прекрасная принцесса – дочь морского царя. В театре играем с «Квартетом И» три спектакля. Репетировал четвертый, но забросил, потому что не хватает времени. Сейчас поеду в Питер играть в мюзикле «Поколение Маугли» Шерхана, покажем три спектакля. Там собирается очень смешная компания: Диана Арбенина будет играть Багиру, я – Шерхана, Александр Кержаков почему-то тренера команды бандерлогов Каа, Юрий Гальцев – Акелу».

…Дуэт два часа одаривал публику в зале изысканными шлягерами — «Радио», «Овощное танго», «Если б не было тебя», «Песня о Москве»… Кортнев, вжившись в образ нетрезвого джентльмена, доводя до слез от смеха, убедительно уверял барышень за столиками: «Я слишком пьян для Вас, мадам!». Комические куплеты чередовались с вещами высоко трагическими — это были музыкальные картинки нашей невеселой жизни из песен «Шла Саша по шоссе» и «Я офигеваю, мама» (последняя вызвала бурю оваций в зале).

Нежно спетая на прощание «Давайте негромко, давайте вполголоса» из «Обыкновенного чуда» завершила программу вечера, но зрители еще долго толпились у сцены в очередях за автографами и фото на память.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *