Курганских студентов обучает житель Франции

IMG_6998

Гийом Герэн приехал в Курган, чтобы выучить здесь русский язык

Гийом Герэн приехал в Курган из самого сердца Франции. 30-летний француз поменял уютный, живописный и теплый городок Шато-Тьерри, что располагается в 100 километрах от Парижа, на холодный (по меркам всех французов) и чрезвычайно далекий город в русской провинции.

Что занесло французского гражданина в Курган, почему житель Европы по собственной воле вызвался работать преподавателем родного языка за очень невысокую зарплату в российской глубинке? Чтобы получить ответы на эти вопросы, я отправилась на встречу со странным иностранцем, и, вот уже, как в студенческие годы, сижу за партой в Курганском университете и слушаю настоящий французский прононс.

Из кино – в педагогику

Если верить милой французской комедии «Бобро поржаловать!», то для жителей Франции даже ее север представляется как самый край цивилизации, куда герой едет на новое место работы с тем же чувством, с каким декабристы когда-то отправлялись в ссылку к нам. Пожалуй, с такими мыслями и Гийом впервые ехал в Россию. Но наша северная столица – Санкт-Петербург – настолько его очаровала, что с этого визита началась большая любовь француза к России и русскому языку.

– Я пытался изучать русский язык во Франции самостоятельно и в общении с русскими друзьями, – рассказывает Гийом. – Всегда мечтал найти возможность приехать в Россию, чтобы улучшить мой русский. Во Франции был период, когда я испытывал трудности с работой, и я расспрашивал своих русских знакомых, не могут ли они подсказать мне, где можно поработать в России. Я не хотел приезжать на две-три недели, мой опыт говорил, что этого недостаточно. Одна русская знакомая дала мне контакты курганского университета, и я тут же предложил свои услуги в качестве преподавателя французского языка, сообщив, что мог бы делиться своими знаниями по произношению, страноведению, по культуре, кинематографу и музыке Франции.

Шаг был смелый, если учесть, что в Кургане у французского подданного не было ни знакомых, ни друзей, и русским языком он владел весьма относительно… К тому же, и преподавателем молодой человек никогда не работал, хотя у него два магистерских диплома: один в области экологии, другой – в области кино.

Но смелость города берет, и страны тоже, и сегодня Гийом – старший преподаватель кафедры французской филологии Курганского государственного университета. Ведет занятия по французскому языку со студентами филологического факультета, а также со студентами неязыковых факультетов.

– Почему именно сюда вы рискнули приехать? Это же не Москва, очень маленький город, маленькие зарплаты, чем Курган мог привлечь иностранца? – недоумеваю я.

– Я не мог найти работу во Франции по своей специальности. И принял решение искать работу в другой стране. Еще мне постоянно хотелось говорить по-русски. И мне, в первую очередь, нужно было оплачиваемое жилье, а здесь его мне предоставили. В Москву и Санкт-Петербург я не хотел ехать, потому что считал, что встречу там очень много французов, англичан, других иностранцев. А я хотел встретить только русских, чтобы говорить исключительно на русском. Но в итоге в Кургане я встречаю только франкоязычных (смеется). Тех, кто учил французский и кто хочет на нем говорить. И они очень рады воспользоваться этой возможностью. Поэтому я не так уж много говорю по-русски.

Борщ, зима и Булгаков

На жизнь в традиционном месте политической ссылки «французский доброволец» не жалуется: «Мне здесь очень хорошо! Я очень доволен. Прежде бывал в Москве, в Санкт-Петербурге. И три раза гостил в Ижевске, так что знаком с жизнью в русской провинции. Но Курган я нахожу гораздо красивее Ижевска. Ваш город менее индустриальный, и жизнь здесь полегче. Самая большая сложность для меня – так это, скорее всего, климат. Из-за холода я не могу подолгу гулять, и это меня огорчает».

И это он еще не видел настоящую русскую зиму! Ох, сочувствую я французскому гостю!

Гийом обожает узнавать русские реалии, он – режиссер по специальности и на досуге много фотографирует – Тобол, улицы и дома города, жителей Кургана. Мечтает сделать снимки с купания «моржей» в проруби, это наверняка изумит всех его друзей и родных. Кроме изучения русского увлекся уроками рисования.

Гийом неплохо ориентируется в русской литературе – читал Достоевского, «Войну и мир» и рассказы Толстого, Чехова, признается в большой любви к роману Булгакова «Мастер и Маргарита». Хорошо знаком с русской классической музыкой, любит Высоцкого, хотя плохо понимает слова его песен. «Я неплохо знаю ваше кино, но не популярное, а то, что нам показывают в Европе – фильмы Тарковского, Сокурова. Еще я видел фильм Кончаловского «Сибириада», очень хороший», – отмечает гость Кургана.

Говорит, что у пребывания в России есть еще один плюс: это позволяет ему иначе посмотреть на то, что происходит в его родной стране, научиться ценить то, что есть хорошего. Например, то, что во Франции пожилые люди, пенсионеры не бедствуют так, как в России.

– А что вы вообще думаете о русских людях?

– Я люблю Россию и люблю быть здесь. Что особенно нравится в России – так это как раз люди, их отношения, очень теплые, более простые, чем во Франции. Конечно, может, это из-за того, что я иностранец и людям просто любопытно со мной. Я думаю, ваш менталитет близок французскому в некоторых аспектах. Русские по своей природе коллективисты, не индивидуалисты. Французы — больше индивидуалисты. Но и для русских важно иметь бесплатные больницы, социальные службы для людей, и во Франции тоже ратуют за службы социальной поддержки. У нас одинаковое видение этих вещей, не как у американцев и англичан.

Еще, как выяснилось, у нас общая любовь… к борщам. К сожалению, кулинарный талант, присущий каждому французу, Гийому в Кургане не удается продемонстрировать во всей красе: «Здесь я не могу готовить мои любимые французские блюда, как я делаю это на родине. Потому что не могу найти все нужные продукты. И если нахожу, то здесь они очень дорого стоят по отношению к зарплате. Лук-порей у нас продают практически задаром, а тут он достаточно дорогой. И цветная капуста в 10 раз дороже обычного лука!».

«В России мне спокойнее, чем дома»

Отправляясь жить и работать в Курган, Гийом не волновался по поводу политической ситуации в России: «Без сомнения, во Франции сейчас гораздо опаснее жить, чем в России. Только моя семья была немного напугана, что я еду так далеко. Потому что я вообще никого в Кургане не знал».

Когда случились печально известные события в Париже, сразу позвонил по скайпу своим друзьям – среди знакомых в терактах никто не пострадал, но напряженность и испуг, конечно, ощущали все. Друзья рассказывали, что всюду полиция, в метро вооруженные люди, всех проверяют.

На вопрос о политической ситуации во Франции Гийом откровенно признается:

– Очень сложная ситуация. Отнюдь не хорошая. Есть социальные проблемы с различными этническими сообществами, которые не общаются друг с другом. Политические власти действуют не в интересах людей, а выступают с лицемерными речами с единственной целью получить власть и быть избранными. Проблемы кроются в национальных сообществах, которые не хотят жить вместе, разделяются по районам, живут в разных кварталах, и в лицемерных политиках, которые озабочены достижением власти любыми способами. Такая ситуация во всех городах Франции, и в моем тоже.

– Как вы чувствуете себя по соседству с выходцами из арабских стран, из Африки?

– Напряженность нарастает, сообщества все больше разделяются, особенно после терактов. Это не война, но чувство ненависти людей друг к другу растет. А это дает силу таким вещам, как терроризм.

– А что думают французы о тысячах беженцев?

– Я считаю, что в большинстве своем французы против этой иммиграции, потому что во Франции есть огромное количество проблем с безработицей. Работы нет даже для коренных французов. И принимать в стране еще тысячи людей кажется невероятным. По опросам большинство против. Но правительство «за» и решило принимать беженцев. Во Франции, как и в Европе, все испытывают шок.

В 2005 году, когда обсуждался вопрос об европейской конституции, во Франции проходил референдум, и французы высказались против. А через два месяца французское правительство приняло европейскую конституцию без референдума, а только простым голосованием депутатов, то есть против воли народа. Политики не представляют интересы народа, говоря о демократии, на деле не считаются с теми, кто их избирает. Так же и с вопросом беженцев: хотя большинство против, но их принимают.

– На региональных выборах только что победила партия «Национальный фронт» Марины Ле Пен. Как вы относитесь к этому?

– Трудно что-то сказать. Нужно подождать некоторое время. Но складывается впечатление, что в сознании французов что-то меняется.

– Гийом, возможно, вы решите остаться в России и стать ее гражданином, как Депардье?

– Нет, я обожаю Россию, но я француз! – смеется Гийом. Но уже подумывает остаться в Кургане до конца учебного года вместо первоначального намерения поработать один семестр.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *