Датский взгляд на жизнь в Кургане

IMG_8427=

Художница из Копенгагена Кирстен Сков Хэнсен посвящает свои арт-проекты нашему городу и его истории

«Нет, на памятник Ленину мы не полезем!» – решительно отмела я дерзкую идею датской художницы Кирстен. Но чего не сделаешь ради современного искусства, помогая иностранным гостям чувствовать себя в Кургане, как дома! И хотя мысль лепить маски с ликов курганских памятников сама по себе показалась мне странной (а что не странно в актуальном искусстве?!), идея поучаствовать в необычном перфомансе представлялась заманчивой.

Кирстен предложила встретиться у памятника Коле Мяготину, чью историю в нескольких вариациях услышала накануне. Но, увидев его, датчанка поняла, что и на этот памятник без лестницы и разрешения властей взобраться тоже не сможет. «А пойдем лучше к твоей соотечественнице – Русалочке!» – предложила я на ломаном английском.

IMG_8370=

Обрадованная жительница Копенгагена, где установлен памятник сказочной героине Андерсена, с воодушевлением согласилась, что этот вариант для ее будущей выставки масок очень даже подходящий.

IMG_8389=

Художница Кирстен Сков Хэнсен прибыла в Курган из Копенгагена продвигать современное искусство и знакомиться с жизнью в России, тщательно ее изучать, раскладывать по полочкам и преображать свои впечатления от всего российского в арт-объекты, проекты и другой мощный креатив.

Она уже месяц гостит в нашем городе благодаря знакомству с нашей землячкой, искусствоведом из Санкт-Петербурга Валентиной Макаровой–Секисовой. Кирстин и Валя привезли в областной художественный музей выставку авторов современного искусства из стран Скандинавии, еще парочку художниц из Европы (которые уже отгостили в Кургане и отбыли домой). И в рамках своего проекта «Калькуляция» стали наполнять творческую диаспору Кургана новыми идеями, устраивая встречи, мастер-классы и постоянно фонтанируя арт-придумками, как та, в которой я участвовала.

Маска, я тебя не знаю!

Вместе с Кирстин мы пробежались по паркам города, где она прикладывала фольгу к лицам парковых скульптур – детям в хороводе, русалкам и Нептуну, складывая затем отпечатки лиц в большую коробку.

IMG_8393=

В эту компанию попали также памятники декабристу Нарышкину и доктору Илизарову.

IMG_8424=

Потом оттиски каменных лиц художница перевела в папье-маше и организовала небольшую экспозицию в музее.

– Идею проекта с масками я позаимствовала у Райнера Марии Рильке в его стихотворении «Moment between masks», – рассказала мне подоплеку проекта Кирстин. – В этнографическом музее Петербурга я видела фото людей в масках, это были традиционные маски с праздника Маланка из Украины, которые тоже очень меня впечатлили. Маски – часть нашей обычной жизни, они как некие ритуалы, как театр, как состояние настроения, часть карнавала, фантазии. Они же – способ что-то спрятать и скрыть. Еще Карл Маркс говорил о масках, за которыми власти скрывают свои истинные намерения от бедствующего населения. Мы часто маскируем нашу историю, нашу жизнь. Вот в вопросе Украины и России, очень болезненном для всех, столько версий и историй! Никто не знает реальность. Я жила в Санкт-Петербурге, потом посетила Украину по приглашению куратора из Санкт-Петербурга. Мне было интересно разобраться, почему возникла ненависть между двумя странами, которые всегда жили, как братья. Увидела, как много существует проблем и политических масок, узнала про коррупцию на Украине, про снос там памятников.

Но ведь в памятниках отражается история, самые важные ее моменты! Личности, которые были ярчайшими представителями истории, – это часть нашей национальной и культурной идентичности.

Мне было интересно проследить, кто решает, кому и какой памятник поставить. В Дании стоит много памятников нашему королю, но нет ни одного памятника домохозяйке, например. А кто выбрал пионера Колю Мяготина в качестве памятника – тоже было бы любопытно узнать.

После Майдана на Украине было разрушено множество памятников Ленину. Но зачем это делать, ведь это же монумент, часть истории, символ? Таким образом они выражали отношение к России, но после разрушения монументов многие люди на Украине стали воссоздавать их. На памятниках тоже отражается политическая жизнь страны. Памятники – повод задуматься, кто были эти люди. Многие были жестокими, кровавыми тиранами, но памятники им – это способ селекционирования истории, прошлого, и мы должны хранить эту память.

Салоны в Париже, кухни в Питере

Художник и графический дизайнер Кирстин выиграла стипендию от «Аrt-residence», что означает возможность культурного пребывания в разных странах, где художница создает проекты, проводит выставки, связанные с той местностью и тем культурным окружением, где она находится.

Девушке повезло учиться искусству в сердце артистической жизни – в Париже. Ах, эти улочки Монмартра! Сколько вдохновения там царит!

– В Париже я училась один год, и это совершенно отличалось от того, как это было в Дании, – вспоминает художница. – Французам больше нравится говорить, они всегда хотят понять контекст, философию, теорию, аспекты разных сторон жизни. Это правильно для художника: ты должен понять общество, в котором живешь, чтобы что-то создать. В Дании по-другому, там важнее практическая сторона. Ты можешь быть вовлеченным, но все равно это будет больше дизайн, чем исследование и искусство.

Мы запустили в Париже проект «Салон-сервис» как культурную платформу для дискуссий, для коллективных исследований вопросов и идей в обществе. Мне всегда было интересно, что сейчас важно в обществе, какие темы, течения, в этом я черпаю мое вдохновение.

Мы устраивали гостиные, салоны по старым традициям, куда приглашали людей в частные квартиры на дискуссии, устраивали концерты, перформансы. Делали это интерактивное пространство миром, где бы люди могли свободно выражать себя. В этом проекте принимали участие художники, философы, политики, ученые…

После Парижа сбылась давняя мечта Кирстин – побывать в загадочной России, интерес к культуре и истории которой у девушки всегда был самой высокой концентрации.

При содействии Датского института культуры Кирстин поселилась на два месяца в «Арт-резиденции» Санкт-Петербурга на знаменитой Пушкинской, 10 – месте сосредоточения самых нестандартно мыслящих и креативных сил города. Всего же Кирстин провела в Питере пять месяцев.

– Это было очень интересное время. Я многое узнала о русской культуре, русской истории, – рассказывает Кирстин. – Могу сказать, что в Дании художникам и культуре в целом приходится нелегко, это всегда не очень большие деньги. Правительство сокращает расходы на обучение, арт-академии каждый год сокращают число студентов и курсы лекций. Например, лекции о скульптуре правительство посчитало ненужными. А в Санкт-Петербурге изучают классическую скульптуру в течение пяти лет! Такое невозможно в Дании, потому что стоит слишком дорого!

Для меня были очень важны встречи с русскими людьми, чтобы узнать, что есть Россия и Санкт-Петербург. Я устала читать в наших газетах о ситуации в России. В них писали лишь о противостоянии России и Запада, о холодной войне и конфликтах. И я задавалась вопросом: «Так ли на самом деле?». Хотела увидеть все своими глазам, узнать, как живут обычные люди в России. Я очень полюбила Россию, у меня сложились очень теплые и близкие отношения с людьми здесь, они очень открытые, гостеприимные. Всегда приглашают на чай, угощают, помогают во всем. Гостеприимство просто потрясающее! В Дании люди очень вежливы, но более закрыты, держат дистанцию. Долго присматриваются к людям, хотя потом могут стать друзьями навсегда. Мы очень независимые, нормально, когда после университета молодые люди надолго отправляются в путешествие. Порой даже на два года вокруг света. Или после нескольких лет учебы меняют свое направление. Дания – очень беззаботная, маленькая и спокойная страна, где ты чувствуешь себя абсолютно в безопасности. Наверное, наша страна – немного скучная. Не то, что Россия!

Праздновать по-русски

В Санкт-Петербурге датчанка окунулась в праздники с головой и сделала их своими арт-проектами.

– Я открыла, что у вас очень много праздников – Новый год, Старый Новый год, Масленица, неофициальные – день друзей, профессий, огромный список! – удивляется художница. – А 8 марта! Я никогда не видела так много цветов, которые дарят всем женщинам. Я провела день с группой людей, сделала фотопортреты женщин, сняла видео, собрала коллекцию объектов, проследила историю праздника, снимала демонстрацию феминисток.

Удивительно, как трансформировался праздник в России: раньше это был политический день борьбы женщин за свои права, за равенство с мужчинами, за возможность голосовать. Теперь просто: «Ты – женщина. Поздравляю! Прими комплименты и цветы!». То есть политические и коммерческие интересы как-то повлияли на все это.

А в ваш День работника культуры я выходила на Невский проспект и говорила с художниками на улицах. Я поздравляла их, делала их фотографии и просила их нарисовать свои автопортреты.

Еще один проект моей новой знакомой оказался связан с моим именем, точнее с именинами Светлан 2 апреля.

– Это красивое имя, мне нравится, – улыбается Кирстин. – Я поздравляла незнакомых мне Светлан, дарила им цветы. Они были, конечно, слегка шокированы. Мы говорили о происхождении имени, почему их так назвали и что оно для них значит.

Феминистки и беженцы

В Дании Кирстин работает и как журналист, делая интервью с беженцами для местного радио «Gettoblaster». Датчанка не разделяет опасений большинства соотечественников, что беженцы могут стать бедствием для их страны.

– Датское министерство по иммиграции поступает с беженцами довольно жестко, так как многие датчане боятся их, полагая, что они займут наши дома, наши рабочие места, будут требовать деньги, – объясняет девушка. – Но эти люди приехали в Данию, так как верят в нашу демократию. Мы теперь противоречим своим же принципам на равные права для всех, не помогая тем, кто нуждается в помощи. Тогда не надо было представлять себя как страну с большими возможностями для всех! Я считаю, что мы нуждаемся в мультикультурном пространстве и не боюсь беженцев, потому что знаю, как много лжи в пропаганде. Поэтому так важна работа нашего радио, ведь мы показываем беженцев совсем с другой стороны.

Я знаю двух братьев из Ирана, которые живут пять лет в центре для беженцев. Им отказали в праве жить в Дании. Но если они вернутся в Иран, их там убьют. Из-за религии – они не мусульмане. Они устраивали выступления против иранского правительства, боролись за демократию, за равенство для женщин в своей стране. Их повесят в Иране, если они туда вернутся. Поэтому они остались в Дании, но их держат здесь в изоляции, почти как в тюрьме, за ними постоянно присматривает полиция. И таких историй много.

Еще одна волнующая художницу тема – феминизм, борьба женщин против гендерной дискриминации и насилия. Этой теме она и Валентина посвятили совместный проект «Мама мыла раму». Для участия в нем привлекли курганцев – те высказывали свои мнения, делились историями и даже писали стихи о том, что хотят жить в мире без насилия, дискриминации и предрассудков.

– Каждая женщина когда-либо подвергалась какому-либо виду дискриминации. Но не всякая могла поделиться этим. Теперь у нас есть онлайн-платформа в формате блога, где люди делятся своими историями. Считается, что мужчины тяжело работают и потому зарабатывают больше. Но быть домохозяйкой – это не менее тяжелый труд. Уход за детьми, кухня, стирка, уборка при этом не оплачиваются. И поскольку женщины больше заняты работой дома, они не продвигаются в карьере. Пенсия у них тоже очень маленькая, ведь она зависит от времени, проведенного на работе. Мужчины получают пенсию, а женщины – нет, так как не имели официальной работы. Мы хотим через искусство способствовать решению этих проблем в обществе, – излагает свои принципы Кирстин.

Что касается Кургана, то жительница Копенгагена давно мечтала увидеть Сибирь и получить опыт посещения провинциального русского города.

– Сибирь – нечто мистическое для меня. Я верила в медведей на ее улицах, да и сейчас верю! Может, я еще их встречу, – шутит девушка. – Я представляла, что люди тут ходят в зимних пальто летом, что кругом только маленькие деревни. Но тут большие города, такие же люди, как в Европе, одеваются так же, едят то же и даже читают и слушают то же самое.

Природа у вас красивая, необычная. Мы ездили в зауральскую деревню, там люди ценят натуральные продукты, есть уважение к природе, деревьям. Это почти забыто в Дании, все переезжают в города. Очень грустно, что наши люди перестали ценить природу. В Дании все организовано, даже деревья растут в определенном порядке – по очень строгим линиям. Так что у вас связь с природой сильнее.

Еще одна причина приезда сюда – то, что я не встречала представителей русского искусства в Дании, но оно так впечатляюще и Россия такая большая! Я знаю русских художников с мировым именем прошлых веков, таких, как Шишкин, но не знаю ничего о молодых художниках, и хотела бы их узнать, пообщаться с ними. Вот и решила приехать с проектом «Калькуляция». Нам интересно обмениваться мнениями о современном искусстве, о мире в целом, чтобы лучше понимать друг друга и работать вместе.

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *