Протоиерей Всеволод Чаплин — о сближении государства и церкви, о чувстве веры и о Великом посте

Отец Всеволод — легендарная личность в церковных и светских кругах. До декабря 2015 года он был председателем Синодального отдела Московского патриархата по взаимодействию церкви и общества. Будучи служителем церкви, он не боялся и не боится критических высказываний в адрес руководства РПЦ, если видит несправедливость в принимаемых решениях (собственно, в том числе за свою смелую позицию он лишился должности). Сегодня отец Всеволод служит в одном из старинных московских храмов в самом центре столицы — храме Вознесения Господня на Никитской

Помимо служения в церкви с 2009 года он входит в Общественную палату России, где ведет активную деятельность, а также является одним из инициаторов создания неформального сообщества «Русская миссия». На радио «Комсомольская правда» Всеволод Чаплин ведет передачу «Время доверия». В интервью для газеты «Курган и курганцы» отец Всеволод рассказал о сближении государства и церкви, о чувстве веры и о Великом посте. 

— Отец Всеволод, с момента интронизации патриарха Кирилла произошло много событий и в церковной, и в светской жизни. Не создается ли у вас ощущения, что церковь и государство все больше сближаются? Причем, судя по заявлению патриарха Кирилла, выразившего лояльность по отношению к принципу светскости государства, не в пользу церкви.

— Я не вижу ничего плохого в сотрудничестве церкви и государства — такова наша традиция. В православной цивилизации всегда считалось, что церковь и государство должны быть не врагами, не разными планетами, а субъектами, находящимися в свободном взаимодействии. Ведь члены церкви и граждане государства — это в значительной степени одни и те же люди. Отделить гражданственность и веру в человеке очень сложно, как и отделить народ от народа.

Вообще идея о том, что между государством и церковью обязательно должен быть конфликт или отчужденность, пришла извне — из западной цивилизации, которая в условиях такой конфронтации жила многие века. У нас все-таки «большой» конфликт был эпизодом, имевшим место в советское время.

Конечно, всегда есть споры, всегда есть определенные разногласия. Когда я отвечал за переговоры церкви с органами власти, мы очень много спорили, спорим и сейчас в публичном пространстве. Но не случайно патриарх Кирилл в свое время употребил в контексте церковно‑государственных отношений понятие «равносубъектность»: диалог должен вестись на равных. И нам не нужно прогибаться под чьи-либо идеологические установки.

— Возможно ли, что религия в скором времени станет одним из основных инструментов достижения разного рода политических целей?

— Я бы не хотел, чтобы религия или околорелигиозная фразеология становились инструментом достижения личных или узкопартийных политических целей, инструментом пиара, мелкой межличностной или межпартийной борьбы, гнева, вражды. Но, по большому счету, отделение религии от политики — это тоже установка западного секуляризма, которая малоприменима к православной, исламской, иудейской, а по большому счету и к католической и протестантской системе ценностей.

Духовенству, наверное, не стоит участвовать в предвыборной борьбе, становиться государственными чиновниками. Но большая часть верующих — это миряне. Они могут и должны участвовать в управлении государством, в политике, в экономике, в культурной деятельности, в формировании общественной мысли. Причем участвовать именно как христиане. Между прочим, и наша Конституция, и нормы международного права предполагают, что верующие свободны не только исповедовать свои убеждения внутри себя, но и распространять их, а главное, действовать в соответствии с ними.

— Как можете оценить отношение россиян к Великому посту? Это все-таки искреннее желание духовно очиститься, возвыситься или большинство воспринимают его как 40-дневную диету?

— Разные люди к посту относятся по-разному. Для кого-то  это дань моде, для кого-то — служение собственному здоровью. Но благодаря активным выступлениям духовенства в СМИ люди понимают, что пост — это прежде всего время для покаяния и молитвы, исповеди и причащения Тела и Крови Христовых. И, конечно, это время перемены. Не случайно Великий пост называют весной духовной — человек в это время должен духовно обновиться. И обновляется он не сам, а обновляет его Бог, для чего и нужно молиться, приступать к таинствам исповеди и причастия, через которые сам Бог начинает действовать в жизни человека.

— Великий пост считается самым строгим. Какие есть послабления? Обязательно ли их «согласовывать» со священником?

— Конечно, для пожилых или больных людей, для тех, кто интенсивно работает, послабления бывают. Многие в определенные дни употребляют рыбу. Людям немощным и страдающим тяжелыми болезнями часто благословляется даже молочная пища. Но, конечно, такие послабления нужно обсудить с духовником. Если постоянного духовника нет, то со священником приходской общины, в которой тебя лучше всего знают.

— Многие действительно воспринимают пост как период воздержания от определенной пищи. Но, скажем, кто-то может 40 дней жить на овощах, скромной постной еде, а кто-то заменяет мясную пищу дорогими деликатесами, морепродуктами. С точки зрения церкви, насколько это важно?

— Пища в пост должна быть простой. Странно, когда люди услаждают свой вкус какими-то «навороченными» постными продуктами, тем более дорогими. Совсем странно, что в некоторых местах употребляют овощную имитацию мяса. Зачем? Ведь это время для того, чтобы отказаться от чувственных удовольствий.

Морепродукты — это, с формальной точки зрения, «ни рыба, ни мясо», поэтому многие стараются употреблять именно их. Кстати, такая практика довольно распространена в средиземноморских православных странах. Но все-таки, мне кажется, лукавить не надо, и на эти продукты должны распространяться те же правила, что и на рыбу.

— Для современного человека, режим дня которого порой чрезмерно насыщен, по силам полное соблюдение норм поста?

— Вопрос очень серьезный. Часто человек в большом городе питается где попало, у него нет времени на то, чтобы выбирать себе пищу, готовить ее. У многих, как у меня недавно было, на обед или ужин есть только 10‑15 минут в день. Но сегодня во многих местах есть постная кухня: для Рождественского и Петрова поста — рыбная, для Великого и Успенского постов — так называемая вегетарианская.

Поэтому больших сложностей в соблюдении требований нет. Да и найти на неделе 2‑3 часа с утра или вечером, чтобы прийти в храм на службу, может любой человек. Надо только захотеть.

— У вас есть секрет сдерживания своих эмоций: я о ситуациях (а такие бывают и во время поста), когда вы стали свидетелем несправедливости или участником скандала, — как сдержаться и не согрешить?

— Я вообще внутренне очень спокойный человек и не считаю это своей заслугой — так получилось, это Бог дал. Но когда вижу неправильные вещи или слышу о них, конечно отвечаю — с полным спокойствием, без всякого гнева, всегда взвесив то, что хотел бы сказать. Пост — это время сугубого молчания только для монахов, и то не для всех. Если вы видите несправедливость, заблуждения в вере, неправду, нанесенную кому-то обиду, — все это можно и нужно обличить и в рамках закона остановить. Но при этом нужно хранить мирный дух и трезвомыслие.

Другое дело — это бытовые ссоры, обиды, конфликты. Их всегда нужно останавливать. Я в таких случаях всегда говорю на исповеди очень простую вещь: «Обида, гнев, ссора никогда ничему не помогают, а только отравляют вашу собственную жизнь. Даже если окружающие вас люди делают что-то неправильно, исправить это ссорой или обидой никогда нельзя. Нужно молиться о человеке, нужно спокойно сказать ему и в некоторых случаях окружающим, если он не прав. И так Господь поможет ему исправиться, а нам самим сохранить духовный мир». Иногда, если возникают ссоры, очень полезно в сам этот момент внутренне про себя помолиться и сказать: «Спаси его (или ее), Господи, и помилуй». Господь помогает остановить ссору. Иногда даже немедленно.

 

Фото: сайт sinfo-mp.ru.

Система Orphus
  1. Александр

    Если Библия излагает абсолютную Истину абсолютно Правдивого Бога, то почему эту Библию — Его, Бога, Правдивое слово! — искренно ищущие Бога, верующие, понимают совершенно по-разному. Да не только по-разному понимают, а готовы со свету изжить всех тех, кто понимает эту Библию — это совершенно правдивое, чистое и ясное слово Правдивого и говорящего предельно ясно Бога — не так, как понимают они, данные верующие. Не надо далеко ходить за примерами. Представители тех же свыше двух десятков христианских церквей (евангелисты, баптисты, лютеране, адвентисты, пятидесятники и прочие), которые подписали Чикагскую Декларацию «О Непогрешимости Библии» не могли, не могут и никогда впредь на смогут вычитать в Библии — в Абсолютно Правдивых словах этого Абсолютно Правдивого Бога — одинаковое вероучение. Одних это Непогрешимое Священное Писание учит праздновать субботу, нарушение которой грозит верующему всяческими божественными наказаниями; других — добиваться «Говорения на иных языках», отсутствие которых свидетельствует, что человек еще не прощен Богом; третьих — быть убежденными, что только глубокая вера — и она одна, безо всяких там добрых дел, празднований субботы да «говорения на иных языках» — спасет человека и так далее.

  2. ВЯЧЕСЛАВ

    Не только легендарная, но и скандальная))). Хотя, хорошо, что в Кургане публикуют интервью таких личностей. Но можно было и поострей чего спросить. Как делать интервью с такими людьми, может научить конечно только один человек — Литвиненко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *