Для профи важна любая мелочь

В воскресенье отмечает десятилетие со дня своего образования судебно-экспертное учреждение МЧС России по Курганской области

Собственно история службы Зауралья, связанной с экспертизой пожаров, берет свое начало в 1981 году. Тогда в испытательной лаборатории работала группа из четырех сотрудников. Они выполняли исследования сложных пожаров и испытания в области пожарной безопасности. На счету тех экспертов несколько аналитических материалов, а также рацпредложений и изобретений, внедренных в практику. То есть уже столь малый коллектив профессионалов сумел принести немалую пользу, доказав необходимость развития данной службы.

В сегодняшнем виде судебно-экспертное учреждение Федеральной противопожарной службы ГУ МЧС России по Курганской области «Испытательная пожарная лаборатория» существует с 17 апреля 2006 года. В общем, десять лет стажа.

Как говорит начальник лаборатории подполковник внутренней службы Константин Кондратов, новый этап развития связан с появлением новейшего аналитического оборудования, незначительным расширением штата учреждения. Сейчас здесь трудятся 14 аттестованных сотрудников и пара гражданских служащих. Вполне справедливо профессионалы отмечают, что испытательная пожарная лаборатория в Зауралье является одним из лучших экспертных подразделений МЧС России. Уточним, именно России. Лаборатория занимала третье место на Всероссийском конкурсе экспертов и судебно-экспертных учреждений спасательного ведомства страны в 2011 году, а в 2014 году — первое место на региональном конкурсе аналогичной тематики.

В разговоре с нами представители лаборатории постарались объяснить все в доступной и удобоваримой форме. Хотя их работа предполагает недюжинные аналитические способности, весьма специфические знания по физике, химии и ряду других дисциплин. Многие люди недоумевают, как можно установить причину пожара, ведь сгорело же все. А вот можно, оказывается. Наука не стоит на месте, совершенствуются приборы и методики исследования. Причем необязательно фрагменты с места пожара доставлять к месту дислокации экспертного учреждения. Имеется, например, автолаборатория «СПЭКЛ-2» производства Варгашинского завода специального противопожарного оборудования. Этот мобильный комплекс предназначен для проведения исследований непосредственно на месте, где бушевало пламя.

Как нам пояснил начальник сектора судебных экспертиз капитан внутренней службы Юрий Русаков, каждый пожар индивидуален, после каждого обязательно остаются следы, позволяющие специалистам воссоздать картину происшедшего. Если сохранились негорючие остатки, куски обугленной древесины, фрагменты пластика или штукатурки, эксперты на основании их изучения могут дать довольно подробное заключение. Сложно представить, говорит Юрий Сергеевич, но исследование даже таких незначительных материалов на специальном оборудовании позволяет установить, откуда началось горение, какими путями распространялось. Тут же он привел нам несколько весьма интересных и поучительных примеров из практики сотрудников лаборатории.

Так, на одном из пожаров в жилом доме эксперт лаборатории потратил около суток на исследование нескольких десятков гвоздей, имевшихся в здании, в том числе с помощью коэрцитиметра, определяющего степень рекристаллизации железных предметов, побывавших в огне. Сравнивая металлические изделия, изъятые в разных местах здания, удалось получить картину, какие из них потеряли в значительной степени магнитные свойства под воздействием высокой температуры. Каково же было удивление коллег, когда по результатам изучения этих железяк удалось установить очаг пожара. Выяснилось, что пламя начало распространяться из туалета. Именно там были обнаружены следы легковоспламеняющейся жидкости, примененной для поджога дома. В общем, следы остаются всегда, нужно только уметь их искать.

Разумеется, арсенал современных методов пожарной экспертизы не ограничивается полевыми исследованиями. Наиболее сложные задачи решаются непосредственно в лаборатории, располагающей мощным и современным оборудованием. Правда, вот с размещением его имеются некоторые проблемы. Испытательная лаборатория ютится, иначе не скажешь, в нескольких кабинетах. Сейчас решается вопрос о переезде в более приспособленное здание.

Профессионалы подчеркивают, что даже самые малые количества веществ, используемых для поджога, удается обнаружить при помощи хроматографа и спектрофлуориметра. Исследование проводов под микроскопом и рентгеновским дифрактометром позволят обнаружить следы короткого замыкания, ставшего причиной пожара. Штукатурка, бетон, лаки, краски — вот лишь неполный список веществ, исследуемых посредством инфракрасного спектрометра для самых разных целей. Повторим, этими, равно, как и другими современными приборными комплексами, оснащена испытательная пожарная лаборатория. Но не все упирается в «железо».

Юрий Русаков с иронией прокомментировал, что в иных художественных фильмах, далеких от реальной жизни, приходится часто видеть нелепые эпизоды, связанные с экспертной деятельностью. Там изображают некий чудо-прибор, который чуть ли не сам проводит сбор материала для анализа, решает все исследовательские задачи, а потом на блюдечке с голубой каемочкой выдает эксперту готовый ответ с точностью под сто процентов. Увы, так далеко наука еще не шагнула. Мало иметь соответствующее оборудование, нужно еще и адекватное программное обеспечение, ну а сам специалист должен быть профессионалом высочайшего класса, сведущим в очень многих областях человеческих знаний, владеющим всеми необходимыми навыками, не понаслышке знакомым с методикой исследования того, что можно найти на месте пожара. Кроме того, труд его очень кропотлив, требует неимоверной усидчивости, глубоких познаний в предмете и умении сосредотачиваться на решаемой проблеме, сколько бы времени для этого ни требовалось.

Следует отметить, что после небольшой экскурсии по пожарной лаборатории мы плотно засели в кабинете у начальника за рассмотрением всевозможных схем необычных пожаров, тех, которые потребовали приложения немалых сил для установления истины. Довольно свежий пример. Недавно экспертам достался случай с выяснением причин взрыва газового баллона. Ни свидетелей, ни какой-либо дополнительной информации не имелось. Но специалисты решили докопаться до истинных причин случившегося. Больше недели эксперты проводили исследования бренных останков баллона. Его взвешивали, вырезали пробы, исследовали под микроскопом, производили расчеты, по крупицам собирая информацию. И установили-таки причину. Выяснилось, что эксплуатация баллона осуществлялась с серьезными нарушениями. Перманентно в него закачивали газа больше, чем допустимо. Причем происходило это не два и не три раза, а на постоянной основе. Постепенно начали образовываться дефекты. Затем переполненный баллон некоторое время хранили на холоде, а затем поместили в теплое складское помещение. Он и рванул. Вроде все просто и понятно. Только вот для установления истинной картины пришлось обработать свыше пятисот микроскопических изображений, изучить множество стандартов и проанализировать полученную информацию. Объем работы, согласитесь, впечатляющий и по силам только профессионалам, располагающим соответствующей аппаратурой, программным обеспечением, а главное, владеющим методиками исследования на очень высоком уровне.

Еще один довольно интересный момент. Курганская пожарная лаборатория является, так сказать, пионером в освоении перспективного метода отбора газовых проб с места пожара с целью поиска средств поджога. Именно ее эксперты внесли наиболее значительный вклад в разработку данного метода. В итоге сотрудник лаборатории стал одним из авторов доклада, зачитанного на международной научно-практической конференции по тематике пожарно-технической экспертизы в Санкт-Петербурге.

Всем известно, что на месте поджога автомобиля, например, всегда найдутся следы нефтепродуктов. Но наличие бензина на месте пожара может вообще-то быть связано с чем угодно, а не только с действиями злоумышленников. В таких случаях проводят сравнение обнаруженного вещества с реализуемыми в торговой сети видами топлива, исследуют «нулевые» пробы, исключая влияние техногенных загрязнений. Для этого, пояснили нам собеседники, силами сотрудников лаборатории сформирована и постоянно пополняется региональная база данных по нефтепродуктам и другим горючим жидкостям, которые потенциально являются средствами поджога. А это, надо сказать, важное дело. Эксперты, проведя исследования, смогут сориентироваться, то ли в машину «коктейль молотова» забросили, то ли поджога вообще не было.

Рассказали нам и об еще одном нестандартном случае возгорания. Стоял себе свежекупленный автомобиль «Инфинити» в автосервисе, никого не трогал, а потом хлоп и полыхнул. Причем огонь вспыхнул в салоне — под водительским креслом. Ситуация оказалась анекдотичной: то ли прежний хозяин по невнимательности оставил под сиденьем зажигалку, то ли новый владелец отличился, но вышло то, что вышло. После обслуживания машины сиденье автоматически сдвинулось, прижав кнопку зажигалки. В итоге та, как ей и положено, выдала пламя, которое перекинулось на окружающую обстановку. В ноль автомобиль, конечно, не выгорел, но обивка салона пострадала знатно, да и вообще товарный вид машина несколько утратила. Опять восстановить картину события помогли профессионализм и опыт экспертов испытательной пожарной лаборатории. По их словам, уже упоминавшийся коэрцитиметр при исследованиях поджогов машин применяется довольно широко. Берется, скажем, капот пострадавшего автомобиля, расчерчивается на зоны. В каждой из них замеряется уровень рекристаллизации. А это уже дает возможность сравнивать, какая часть капота подверглась более интенсивному нагреву, где соответственно мог находиться источник возгорания.

В завершение беседы Константин Кондратов подчеркнул, что прежде всего задачей экспертов является помощь в установлении причин и условий, способствовавших возгоранию, а впоследствии и пожару. При необходимости учреждение оказывает услуги населению, организациям, выполняя испытания систем пожарной безопасности, проводя экспертизы по гражданским и арбитражным делам, при разрешении страховых и имущественных споров по делам о пожарах и нарушениях требований безопасности. Ну а взаимодействие с силовиками, следственными и надзорными органами налажено априори. Лаборатория аккредитована на проведение независимой оценки пожарного риска.

Резюмируя. Сегодня в судебно-экспертном учреждении ФПС выполняется наибольший объем экспертиз и первичных исследований по делам о пожарах, случившихся на территории региона. Поэтому и коллектив подобрался профессиональный, увлеченный своим делом, не боящийся тяжелой работы. Сотрудники лаборатории аттестованы на право самостоятельного производства пожарно-технических экспертиз. А вообще экспертному исследованию подвергается каждый четвертый пожар на территории Зауралья. Так что, можете представить, какой весомый вклад в обеспечение безопасности жителей Курганской области вносят сотрудники испытательной пожарной лаборатории.

Начальник испытательно-пожарной лаборатории отметил, что очень многого удалось достичь его предшественникам на этом посту. Огромный вклад в развитие экспертного пожарного дела внесли предыдущие руководители учреждения: Андрей Кондратов, Юрий Калинин и Александр Рудаков. Радует, что они вырастили достойную смену, готовую продолжать и развивать это благородное и нужное дело.