«Я вдвое старше своего отца…»

Жизнь политрука Николая Яковлева сократила война

Валерий Николаевич Яковлев помнит высокого мужчину в военной форме; помнит, как ему было хорошо у него на руках. Как только может быть хорошо малышу, когда рядом отец…

— Сегодня я вдвое старше отца. Николай Павлович Яковлев умер в 1948 году в госпитале от тяжелой болезни в возрасте 36 лет, — сообщает мой собеседник.

Супруга Николая Павлова Анна Георгиевна, оставшись вдовой в 30 с небольшим лет, больше не вышла замуж. Одна растила дочку Галину, появившуюся на свет в самом начале войны, и сына Валеру, победного 1945 года рождения.

Его письма к ней объясняют такую верность…

В каждой строчке Николая Яковлева сначала к невесте Анне Старыгиной, а потом — супруге Анне Яковлевой — столько нежности и любви!

Анечка, Аник, милок — только так называет Николай своего адресата.

Николай Павлович до войны работал в Лебяжьевском райвоенкомате, затем поступил в одно из московских военных училищ.

Почтовая карточка, датированная апрелем 1941 года:

«Сегодня первый день, как я курсировал по столице, где я впервые. Поэтому для меня все интересно. Имел счастье видеть Ленина, Москва-реку, собор Василия Блаженного, прокатиться в метро.

С 22 апреля 1941 года у нас начинаются занятия, продлятся до июля.

Аночка, питайся хорошо, береги себя для меня»

После окончания учебы Николай получил назначение в г. Калинин. 20 июня приехал за семьей в Лебяжье. Здесь его и застало начало войны…

Николаю Яковлеву пришлось воевать на Южном, Закавказском и Северо-Кавказском фронтах.

27 мая 1942 года он выкраивает время для письма. В первых же строках сообщает свой новый адрес: «Действующая армия, полевая почтовая станция № 207, 276-й стрелковый полк, 3-й батальон, 7-я рота, зам. политруку Яковлеву».

«С 11 по 17 мая был в боях, бил фрицев направо и налево на Керченском полуострове, а потом, как все по газете известно тебе. В общем, здоров и невредим, в таком духе буду продолжать дальше, — обещает Николай жене. — Знаешь, милая, как мысли работали, когда я семь дней был в бою?.. Посмотришь назад и думаешь: ведь вся земля за тобой, ведь все вы на ней, а я заступник… Во время боя нет ничего во мне, кроме гнева. Когда я лично увидел фрицев да гансов, так с земли и приподнимало, готов не знаю что с ними сделать…».

Николай с нетерпением ждет ответа:

«5 июня 1942 года.

Здравствуйте, дорогая моя Аник и любимая дочка Галочка!

Написал два письмеца, то есть 23 и 27 мая, не задерживайся с ответом.

В местечке, где я сейчас живу, такая красота. Все в зелени, в мае везде цвела сирень, на улицах — аромат, а сейчас цветет белая акация.

Так хочется побыть с вами. Дочурке 8 месяцев. Хочется ее представить, представить тебя матерью. Приеду я к вам, и вы меня тоже не узнаете. Галинка не признает меня, придется знакомиться заново.

Живу надеждами победить и вернуться к вам».

А писем от родных все нет.

«Привет с Азовского моря. Уже пятый месяц, как я абсолютно ничего не знаю о тебе и Галинке, — сетует Николай Яковлев в письме от 1 июля 1942 года. — Мне очень интересно знать, как ты живешь, как здоровье твое и моей дочурки Галинки.

Дочурка моя, наверное, лепетать начинает, на «дыбки» встает. Она сейчас в таком возрасте — самом забавном».

Маркотхский хребет — одно из мест, отмеченных в истории Великой Отечественной войны. Линия фронта проходила в десятке километров от этих мест. В районе Новороссийска шли упорные бои. Здесь установлен крест, на котором надпись: «Крест установлен и освящён на месте гибели лётчика-истребителя майора Мелютина Михаила Ивановича, погибшего 19 апреля 1943 года, и в память всех лётчиков, погибших за освобождение Кубани».

В этих же местах осенью 1942-го воевал Николай Яковлев.

«С 6 по 9 сентября, находясь в боях с немецкими захватчиками на Маркотхском перевале, т. Яковлев проявил мужество и отвагу. Сам Яковлев забрасывал гранатами гитлеровцев, не давая им возможности продвинуться вперед.

21 сентября подразделению политрука Яковлева было приказано вести наступление на высоту, приказ был выполнен. В результате боя противник понес потери до 10 человек ранеными и убитыми», — говорится в характеристике на политрука 2-й роты 276 -го стрелкового полка 77-й стрелковой дивизии Яковлева Н.П., которого в октябре 1942 года представляли к награждению медалью «За боевые заслуги».

«Красная Армия начинает бить врага в пух и прах. Вот выполним волю народа, освободим села и города наши, тогда будем думать о семейной встрече и счастливой жизни. Сейчас просим помогать нам всеми силами, а потом мы с вами рассчитаемся, если будем здоровы», — пишет Николай жене 6 января 1943 года.

1 февраля 1943 года Николай был ранен. Подлечившись, вернулся в строй.

А до победы было еще далеко…

Но в письме 24.4.43 Николай подбадривает жену:

«Мы еще только начинаем громить врага и рассчитываться с ним за все проделанное им на нашей земле. Что от меня требует Родина, я выполню с честью, и мы с тобой увидимся вновь. Будь полна надежд».

Враг пытался перейти в наступление, бои становились все ожесточеннее. Весной часть, где служил Н.П. Яковлев, вынуждена была дер-жать оборону в окопах, залитых ледяной водой. Потом были отрезаны от своих, партизанили, люто голодали… Письмо об этом из госпиталя не окончено: больного душил кашель. Лечился два месяца.

1 мая 1943 года — снова ранение. Это произошло в боях за станицу Крымскую, проходивших с 28 апреля 1943 г. по 5 мая 1943 г.

Представить обстановку помогает цитата из материалов, посвященных этой боевой операции: «Ключевой точкой передовой линии немецкой обороны была станица «Крымская» (ныне город Крымск). Важность этого рубежа определялась его географическим положением и транспортными путями. Через Крымскую проходили ключевые железнодорожные и автомобильные дороги на Анапу, Новороссийск, Тамань и Темрюк. Командование немецких войск уделило максимум внимания подготовке обороны этого участка фронта. Возле Крымской, впервые на Северо-Кавказском фронте, немцы применили многолинейную траншейную оборону, дополненную дзотами и заградительными инженерными сооружениями…

Пятого мая, после многонедельных боев советские войска освободили станицу Крымская, одновременно улучшив свое тактическое и стратегическое положение для дальнейшего освобождения Таманского полуострова и осложнив немцам снабжение их войск».

В августе 1943-го Николай Яковлев представлен к ордену Красной Звезды. В характеристике на лейтенанта, заместителя командира по политчасти 9-й стрелковой роты 589-го стрелкового полка 216-й Краснознаменной стрелковой дивизии Яковлева Н.П его командир сообщает:

«В боях с немецкими оккупантами под ст. Крымская 29.04.1943 г. по выбытии из строя командира роты т. Яковлев принял на себя командование ротой. Под его умелым руководством рота, несмотря на численное превосходство противника, сорвала все попытки гитлеровцев перейти в контратаку и решительными действиями штурмовых групп уничтожила две огневых точки противника и истребила до 40 солдат. Будучи ранен, тов. Яковлев с поля боя не ушел и продолжал руководить ротой».

Судя по письму от 11.2.44 г., Николай с сентября 43-го года ничего не знает о семье.

«В этом никто не виноват, так как я все время двигаюсь вперед, на Запад, а вы остаетесь далеко позади, и при всем желании ваши письма меня вряд ли догонят, — пишет он жене. — Я всякую свободную минуту использую для того, чтобы черкнуть тебе весточку. Вот уже третий год, как я из дома, и полон уверенности в том, что мы с тобой встретимся. Час нашей встречи становится все ближе. Это ты видишь и в газетах, а также слышишь по радио, что немца Красная Армия все дальше и дальше гонит на Запад… Откупиться никто не откупится, да и суммы такой нет, кроме жизни. Часто приходится говорить с товарищами о том, что хочется показать вам всю действительность Великой Отечественной войны. Достаточно послушать нашу орудийную симфонию, которую мы в порядке концерта даем немцам, так вы были бы в ужасе. Немец не любит, ну а мы его заставляем слушать… С нашего концерта мало кто возвращается из них. Мы приучили немца считать потери не сотнями, а дивизиями… Мы только посмеиваемся, что он так считать научился, а скоро еще подучим и как непослушного поставим на колени, тогда и настанет счастливый час нашей встречи.

Оставайся ждать, а я вперед, на Запад…».

И она дождалась. Но недолгим было их счастье. Сказались те самые «ледяные купели» — держать оборону в окопах, залитых водой, приходилось не один день.

Николай Павлович тяжело заболел. Его направили в госпиталь,

в Новосибирск…

— А свидетельство о его смерти почему-то пришло со ст. Таштыпская Таштыпского района Хакасской области, — рассказывает Валерий Николаевич. — В нем сообщалось, что «гражданин Яковлев Николай Павлович умер 9 марта 1948 года. Возраст 36 лет.

Причина смерти : открытая форма туберкулеза легких.

В последнем письме Николай Яковлев написал своей Аник:

«Я отдал все и берусь смело сказать, что никто меня не упрекнет в поступке, не достойном командира-коммуниста. Воспитай детей достойными отца…»

Анна Георгиевна выполнила завет мужа: вырастила дочь и сына, дала им образование. Достойны памяти своего деда и четверо внуков.

— 9 Мая с портретом отца мы пойдем в рядах Бессмертного полка, — сообщил Валерий Николаевич. — Он снова будет в строю.