Курганская «КИНОлоция» приглашает в новое кинопутешествие

IMG_6143-copy

Руководитель клуба Валерий Алексеев — о необходимости кинообразования в нашей стране


Завтра в России отмечается праздник «важнейшего из искусств» — отечественного кинематографа, которому посвящен не только день 27 августа, но и весь 2016 год.

Без изобретения братьев Люмьер и, правда, уже невозможно представить нашу жизнь, влияние на человечество «великого немого», в какой-то момент обретшего и звук, и цвет, трудно переоценить. Мир кино причудлив, запутан, сложен и в то же время обманчиво прост. Порой без опытного кинолоцмана девятый вал кинематографа и не одолеешь. Нелегкую, но почетную и увлекательную роль быть проводником в духовных глубинах киноокеана взял на себя руководитель Курганского клуба-лектория «КИНОлоция», преподаватель КГУ Валерий Алексеев. В этом году его киноклубу исполнилось десять лет. О «Кинолоции», проблемах адекватного восприятия культовых фильмов, о необходимости киновоспитания и кинообразования в нашей стране мы и поговорили с Валерием Александровичем.

Alekseev_kino=

Что там за бортом современности?
Энтузиаст бескорыстного служения киноискусству, он хоть и не сравнивает себя с Дон Кихотом (своим любимым, к слову, персонажем), но определенно имеет с ним общие черты. Киноклуб никогда не приносил ему дивидендов — в КГУ занятия были абсолютно бесплатны для любого желающего, да и сейчас в кинозале «Рио» они проходят за символическую плату. Смысл — в духовном просвещении, в искреннем желании делиться бесценными впечатлениями, открывать для других богатства культурного кинонаследия.

— «КИНОлоция» родилась случайно, как и все в этом мире. Я даже не думал, что это так надолго захватит меня, — рассказывает курганский киновед. — Сначала появился курс истории кино, который мне поручили вести у студентов исторического и филологического факультетов, к сожалению, теперь уже выпавший из учебной сетки. Ну а немного позже мне пришла на ум простейшая и, как оказалась, счастливая мысль выделить особое время для киновстреч, где можно было бы показывать кино в его лучших образцах. И посещение таких встреч стало открыто всем желающим, а не только студентам alma mater.

Сегодняшнее информационное поле вымещает все предшествующее культурное наследие. Оно оказывается как бы ненужным, списанным с корабля, уходит, исчезает. Хотелось бы возвратить интерес к наследию и отечественного, и мирового кинематографа.

Что касается названия клуба, то сразу произошло какое-то сопоставление с мировым океаном. Он кажется необозримым, но он вполне очертаем, если по нему прокладывать лоцию. И слово «лоция» как некая программа кинопутешествий очень хорошо сцепляется с кинематографом. Это стало фирменным составляющим «КИНОлоции» — программные кинопоказы.

Интересно узнать фильм киномастера в некоем сцеплении, творческом контексте. Может, во мне говорит историк, человек, которому важен и интересен историко-культурный фон, которым подпитывается любой подлинный Мастер. Мне важно понять, как режиссер рождается из своей среды и своего времени. Мы делали подобные «путешествия» по фильмам таких мастеров, как Андрей Тарковский, Акира Куросава, Федерико Феллини, Пьер-Паоло Пазолини…Осенью 2015-го посвятили особый цикл столетию японского классика Кона Итикавы.

Есть также целые кино-материки и кино-архипелаги — это британское, итальянское, испанское, немецкое, французское, грузинское кино… и те мастера (кино-острова), которые творили их историю. Когда происходит структуризация, понимаешь, какая существует плеяда имен, какое громадное наследие и как оно воздействует на нас! Ведь сколько бы ни прошло лет, а Босх или Бах, допустим, во все времена на нас воздействуют так же мощно, как и  века назад на своих современников.

Миссия «КИНОлоции» — это воспитание, окультуривание зрителя, желающего войти в круг соприкосновения с большим искусством, а не останавливаться на восприятии кино лишь в качестве развлечения. Можно сказать это попытка впрыскивания интереса к культуре.

Человек сегодня не стремится понимать то, что сложно, что требует каких-то эмоциональных затрат. Зрелище захватывает человека, эмоционально обволакивает его, но на выходе, в душе ничего не остается. Ему даже сложно потом пересказать сюжет.

Чтобы сегодняшний молодой зритель понимал такое наследие, которое оставил Тарковский, да и тот же Шукшин, при всем его народном, вроде бы открытом кинематографе, чтобы он понимал глубины, подтексты, что это великое произведение, а не просто незатейливый рассказ о том времени, в котором ты не жил, чтобы это было возможно, требуется желание зрителя освоить эти знания, которые и помогут ему эту глубь зачерпнуть.

Киношкола жизни

Огромное значение Валерий Алексеев отводит кинообразованию молодого поколения:

— На открытии Года кино в нашей области школьники даже не могли вспомнить, что они смотрели в последнее время. И точно среди просмотренных ими фильмов не было шедевров кинематографа. Если через школьную программу человек хотя бы узнает о существовании таких текстов, как «Война и мир», «Преступление и наказание», то наследие кино упоминается просто вскользь.

Никита Сергеевич Михалков в свое время ничего лучше не придумал, как предложил ввести в школьный курс предмет «100 лучших фильмов». Хотя нужно было бы пролоббировать такой предмет, как «кинообразование» или «киновоспитание». В короткий промежуток теперь неласково вспоминаемого времени 90-х, когда шли различные эксперименты в школах, были школы, где такое «киновоспитание» предлагали. 47-я гимназия в Кургане была одной из таких школ — в ней проходила непрерывная цепочка киновоспитания с 4-го по выпускной классы. Кинематограф взаимодействовал с историей и литературой, то есть педагоги провоцировали учащихся на глубокое погружение, размышление над кинопроизведениями. Даже маленького зрителя надо как-то подготовить.

У нас замечательное наследие детского кинематографа — советского художественного и анимационного, о котором в свое время даже Папа Иоанн Павел II говорил пастве: «Воспитывайте детей на советских мультиках, они добру учат!».

По мнению руководителя «Кинолоции», кинематограф в школе сегодня в лучшем случае — это экономия времени, когда школьник вместо книги смотрит экранизацию произведения и считает, что он его «прочитал».

— Хотя каждое кинопроизведение — это свой вариант прочтения его режиссером, особенно, когда речь идёт о больших, объемных, многослойных произведениях. Если это настоящее кино, то оно не будет простой иллюстрацией, — рассуждает Валерий Александрович. — К примеру, как «Сталкер» или «Солярис» Тарковского, оно уйдёт достаточно далеко от печатного оригинала. Но будет конгениально соответствовать уровню своего литературного источника. Хотя может даже не удовлетворять автора книги, как это случилось с «Солярисом» Лема. Но это великое кинопроизведение, снятое в начале 70-х, воздействует на современного зрителя так же сильно, как и тогда.

Если мы хотим возрождения отечественного кинематографа, то здесь должна быть программа по киновоспитанию, система подготовки для школ специалистов-кинопросветителей. То есть нужна целая цепочка шагов. Но у нас сегодня никак не поддерживается, например, любительское (клубное по формату) кинопросвещение, потому что нет специального законодательства, которое бы делало безопасным это дело. Мы живем в ситуации качания авторских прав. И кинопоказ без цели заработка, извлечения выгоды, с целью культуртрегерства тоже может быть воспринят в парадигме нарушения авторских прав.

Смысл наизнанку
Серьезное, сложное кино нужно непременно объяснять, к его восприятию нужно готовить, что и берется делать курганский киноклуб.

— Недавно мне попалась заметка 30-летней давности нашего земляка Геннадия Поличко в журнале «Советский экран». Он, как и его учитель Юлий Михайлович Рабинович, также занимался в Кургане кинопросвещением.

В ней он размышлял о том, как произведение с одним смысловым зарядом без подготовки может восприниматься совсем иначе, чем это было заложено автором. В качестве примера он обсуждал один из сильнейших фильмов итальянского политического кинематографа 70-х годов «Площадь Сан-Бабила, 20 часов». Антифашистская мысль художника была совершенно проигнорирована молодыми зрителями курганских кинотеатров. Те персонажи, что были показаны как антигерои, вдруг стали образцом для подражания. Примерно та же история произошла и с фильмом Стэнли Кубрика «Заводной апельсин». Фильм, который должен был вызвать отвращение к насилию, породил эпидемию насилия. И режиссер, бывший продюсером своей ленты, в убыток себе запретил показывать фильм в кинотеатрах, разрешив лишь его демонстрацию в киноклубах.

Киноклубы — особое объединение, которое могло бы показывать сложное кино, воспитывать на нем, подготавливать зрителя.

У кинематографа есть особое предназначение, считает «кинолоцман»: «Это форма рефлексии по поводу того, в каком мы находимся мире и времени».

Но смотреть интеллектуальное кино у нас почти разучились, да и посетителей у клуба становится все меньше: провести вечер у телевизора куда менее обременительное развлечение. «КИНОлоция», по признанию ее создателя,  держится только на энергии вдохновения и благодарности: «Это подвижничество требует поддержки, хотя бы эмоциональной отдачи. Если это уменьшается, то уменьшаются и силы, и ощущение того, что ты делаешь что-то важное, значимое. Но пока есть люди, которые приходят в клуб, это заряжает на новые кинопутешествия. Самое важное, мне кажется, — это совместные переживания. Переживаний и совместного обсуждения интерактив тебе никогда не предложит».

В новое киноплавание!

— Это Год отечественного кино. Как вы оцениваете его современное состояние?

— Есть разные оценки. Вот прочитал мнение Александра Николаевича Сокурова, который приезжал в Челябинск на фестиваль арт-хаусного кино. Он с грустью констатировал, что кинематограф умирает. Он считает, что кинематограф будет возрождаться тогда, когда появится целая сеть киностудий, киноартелей. Есть отдельные мастера, в том числе и в Кургане, но они должны зарабатывать на хлеб насущный. Они не имеют грантовой поддержки, чтобы снимать настоящее кино, а не заказуху, которая нацелена лишь на развлечение.

— А вам какие имена в современном кино интересны?

— Андрей Звягинцев, которого теперь многие знают, это большой художник. И он при этом не имеет специального режиссерского образования. Он актер по образованию, который рос на показах московского «Музея кино». Смотря большое замечательное кино в лекционном сопровождении и обсуждении, он и воспитывался как будущий Мастер. Подобные же «университеты» прошёл и знаменитый Тарантино, благоговеющий перед деятельностью создателя «Музея кино» Наума Клеймана. Есть и у нас те, кто посещал «Кинолоцию», а сейчас живет в Москве или Питере, они вспоминают это время и благодарят за посыл быть внимательнее к умному кино. Пусть они и не стали режиссерами, но стали заинтересованными зрителями, которые поддерживают появление всего нового и интересного в кинематографе.

Фильм «Дурак» Юрия Быкова — одно из самых мощных киновысказываний, которые я в последнее время видел в нашем кино.

Очень впечатлила также картина Натальи Кудряшовой «Пионеры-герои» о перенесении в разные времена героев-идеалистов. Интересно наблюдать, как люди прогибаются под время или прогибают его под себя.

— Валерий Александрович, у вас есть любимый киногерой?

— Я точно определился только с любимым фильмом. Меня он просто потряс и я считаю, что если бы ничего другого не было, то этот фильм уже оправдывал бы появление кинематографа. «Прибытие Йоахима Стиллера» бельгийского режиссера Гарри Кюмеля. Как и его литературная основа, фильм создан в манере магического реализма. Он очень мощно воздействует, это притча с глубокими христианскими подтекстами.

Стоит добавить, что новый сезон «КИНОлоции» откроется 4 сентября в кинозале «Рио» в 17 часов с показа, посвящённого памяти Фазиля Искандера «Расстанемся пока хорошие» (1991, реж. Владимир Мотыль). В планах на осень и декабрь — два больших цикла. Один  называется «Век Кирка Дугласа» (к 100-летию патриарха Голливуда) — своеобразная панорама американского кино от начала пятидесятых до конца восьмидесятых годов. Второй посвящен самому мифологизированному  персонажу отечественной истории — «сибирскому старцу» Григорию Распутину. Пять вечеров в «распутинском» цикле позволят познакомиться с эволюцией этой легенды и с замечательными мастерами кино, воплощавшими его образ  на экране, — Кристофером Ли, Гертом Фрёбе, Алексеем Петренко, Аланом Рикманом, Жераром Депардье.

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *