Слушать нам — не переслушать

Пять всемирно известных джазменов

Джаз — главный вклад Америки в историю мировой музыкальной культуры. Речь, конечно, о Соединенных Штатах. Именно там зародилось это искусство вечного и непредсказуемого, не знающего остановок движения. Ничего подобного негритянскому блюзу не было до появления где-то в Новом Орлеане, в Южных штатах в конце 19-го века маленьких оркестров.

Именно там возникла коллективная импровизация музыкантов мелодической группы. Теперь это уже классика. Чикагский стиль 20‑х годов отличался чаще сольными импровизациями, в которых каждый музыкант отыгрывал уже исполненную группой тему в ключе своего инструмента — своего тембра, своей техники и темперамента. Послушайте Дюка Эллингтона — виртуозного пианиста и джазового гения.

Классика джаза, его основа — блюз. Появились настоящие звезды джаза, блестящие ударники, пианисты, трубачи — такие как Сачмо — Луи Армстронг.

Труба нередко сочеталась у Армстронга с вокалом. И хотя понятие «вокал» плохо вяжется с его хриплым голосом, само его пение, как и его труба, всегда звучит зажигательно и ярко.

Одно из классических произведений зрелого джаза — «Пьеса на пять четвертей» Пола Дезмонда. Главное в этой пьесе — магнетически раскачивающийся ритм и вьющаяся мелодия, с интонацией одновременно беспечной и чуточку меланхоличной.

Заводные регтаймы Скотта Джоплина способны разбудить даже медведя в зимней берлоге — выбирайте любой, и ваше настроение, как и жизненный тонус, подскочит сразу на несколько градусов.

В знаменитом фильме Карена Шахназарова «Мы из джаза» герой Евгения Евстигнеева, криминальный авторитет и большой поклонник, настоящий ценитель джаза (и, между прочим, первый меценат колоритного джаз-бэнда), интересуется репертуаром группы и, услышав имя Джоплина, авторитетно кивает: «Да, Скотт — большой музыкант». Любая песня из фильма в исполнении Ларисы Долиной — дань блестящим «черным леди джаза», таким как Элла Фицджеральд, Бесси Смит, Джонни Холлидэй.

С середины 50‑х годов джаз в Советском Союзе существовал профессионально. Школу оркестров Олега Лундстрема, Эдди Рознера, Раймонда Паулса прошли многие наши артисты, но верность джазу сохранили единицы.

Одним из верных рыцарей джаза и настоящих профессионалов был знаменитый саксофонист Алексей Козлов, человек-легенда. В пьесе «Взрослая дочь молодого человека» есть замечательный монолог героя в исполнении Александра Филиппенко с ключевой фразой «А Козел на саксе!» Этот восторг бывшего «молодого человека», стиляги-шестидесятника, неискореним. Ведь с джазом связаны самые яркие страницы его жизни, его молодости.

Когда джаз перекочевал через океан, он в каждой стране обретал свои корни — мугам в Азербайджане, хевсурские мелодии в Грузии, городская песня в Польше. Повсюду он давал зеленые ростки импровизационной свободы и право поиска собственного стиля. А свобода — это так соблазнительно!.. Что нового мы еще услышим в свободном полете?..

Главное фото — https://jazzpeople.ru.

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *