Инвалид и бюрократия

курган новости

Курганец не может получить новый протез даже по решению суда

Инвалиду детства Роману Трифонову пришлось обратиться в суд, чтобы получить за счет государства положенный по закону дорогой протез. Решение было вынесено в его пользу. Но протеза у него нет до сих пор. Подробности этой ситуации Трифонов рассказал в редакции «КиК».

Право имею

Роману Трифонову 45 лет. Он стал инвалидом в тринадцать — тогда ему поставили диагноз «саркома» и ампутировали правую ногу. С тех пор жизнь его, конечно, изменилась, но присутствия духа он не теряет. Постоянно осваивает для себя что-то новое — водит машину, увлекается рыбалкой и охотой. По первому образованию — регулировщик 3-го разряда радио-электронной аппаратуры и приборов. В 2011 году получил второе образование, окончив железнодорожный техникум. Правда, устроиться на хорошую работу трудно: у него вторая группа инвалидности, а таких не особо охотно берут. Хотя сейчас уже делают такие высокотехнологичные протезы, что инвалиды могут работать на равных со всеми и вести активный образ жизни. Такой протез и нужен был Роману.

В 2014 году он обратился в региональное отделение Фонда социального страхования России с просьбой предоставить ему модульный протез бедра с внешним источником энергии. Вещь эта очень дорогая.

На тот момент протез стоил около 1,6 миллиона рублей.

О том, что ему нужен именно такой протез, было написано в его индивидуальной программе реабилитации. В этой программе прописывается все, что необходимо инвалиду: протезы, трости, чехлы, ортопедическая обувь, костыли, социально-бытовые услуги. Программа разрабатывается учреждениями Бюро медико-социальной экспертизы, а исполняется Фондом соцстраха за счет федерального бюджета. Если же техническое средство реабилитации инвалиду не могут предоставить либо он приобрел его за свой счет, человеку по закону полагается денежная компенсация.

Но тогда в Фонде инвалиду отказали. По словам Романа, его обязали заполнять дополнительные документы, что он делать не стал. Рассудил так: по закону ему положен протез, государство гарантирует получение технических средств и услуг за счёт федерального бюджета, значит, собирать еще какие-то бумаги он не обязан.

— Я пошел в прокуратуру, а прокурор Кургана обратился в суд с иском к региональному отделению Фонда социального страхования с требованием обязать его предоставить мне дорогостоящий протез, — рассказывает Роман. — По решению суда в сентябре 2015 года я получил этот протез.

курган новости

Роман Трифонов не может получить новый протез даже по решению суда.

Протез выдается сроком на два года, и в 2017 году пришло время получать новый. Но события стали разворачиваться неожиданным для него образом. Роман объясняет: ему как инвалиду положена компенсация по договору ОСАГО в размере 50 % от уплаченной страховой премии. Чтобы ее получить, нужно было внести соответствующую запись в индивидуальную программу реабилитации. Он обратился в Бюро МСЭ с просьбой внести такую запись.

— Мне выдали мою старую программу реабилитации, в которой были перечислены все технические средства и реабилитационные услуги, которыми меня должны обеспечить, и новую, где было указано только ОСАГО, — поясняет Трифонов. — Я тогда еще уточнил: получается, что по одной бумаге я буду получать компенсацию за ОСАГО, а по другой протезы? Мне сказали, да.

Но, как оказалось, если для инвалида разрабатывается новая индивидуальная программа реабилитации, прежняя считается уже недействительной. А в новой программе технические средства реабилитации указаны не были. В итоге компенсацию за ОСАГО Роман получил, а нужный ему дорогой протез бедра с внешним источником энергии — нет.

На этом же основании Фонд соцстраха отказался возместить Трифонову компенсацию в размере 200 тысяч рублей за другой протез, который он приобрёл за свой счет.

Роману предложили оформить новую программу реабилитации, но для этого ему пришлось заново пройти комиссию. Он согласился, хотя, говорит, не обязан, ведь предыдущая программа реабилитации была выписана со сроком «бессрочно». В новой программе было все, что ему необходимо, в том числе тот дорогостоящий протез. Но эту программу Фонд соцстраха не признал. Региональное отделение Фонда социального страхования России подало иск в Арбитражный суд о признании этой программы недействительной и добивается ее отмены Главным бюро МСЭ Курганской области.

Угол зрения

Чтобы прояснить ситуацию, мы обратились за комментариями в Курганское региональное отделение Фонда социального страхования РФ и Главное бюро медико-социальной экспертизы по Курганской области.

По словам управляющей региональным отделением Фонда Зои Брунчуковой, все изделия стоимостью свыше 500 тысяч рублей, которые приобретаются для инвалидов по их программам реабилитации, должны проходить согласование в Фонде социального страхования России при условии предоставления гражданином дополнительных документов. Это нужно для того, чтобы определить, есть ли у человека показания и нет ли противопоказаний к этим техническим средствам. В 2015 году Роман отказался предоставлять эти дополнительные документы, поэтому протез он получил уже по решению суда. В сентябре 2017 года срок эксплуатации протеза истек. И, по словам Зои Брунчуковой, деньги на приобретение нового протеза для Романа Трифонова были предусмотрены и его бы им обеспечили. Однако в новой программе, от 7 декабря, которая была разработана и выдана Главным бюро медико-социальной экспертизы по Курганской области и по которой Трифонов был поставлен на учет в Фонде, были выявлены нарушения.

«В ходе экспертизы предоставленных гражданином документов выяснилось, что на Курганское региональное отделение Фонда возложена обязанность по выполнению реабилитационных мероприятий с применением технических средств реабилитации за прошлое время — с 29 мая 2017 года, что прямо противоречит действующему законодательству», — говорится в официальном ответе Фонда. Как пояснили в Фонде, с 29 мая (с даты разработки индивидуальной программы реабилитации, в которой нуждаемость Трифонова в технических средствах реабилитации за счет средств федерального бюджета не установлена) по 7 декабря для обеспечения Романа Трифонова техническими средствами реабилитации, в том числе протезом для купания и протезом бедра модульным с внешним источником энергии, за счет средств федерального бюджета нет законных оснований. По этой же причине инвалиду не может быть выплачена компенсация за самостоятельно приобретенный им протез для купания.

Как подчеркивает Зоя Брунчукова, в Арбитражном суде оспаривается тот факт, что программа реабилитации распространила свое действие на прошлое время, а не то, что инвалиду включили этот протез в программу реабилитации. Она уверяет, Роман Трифонов будет обеспечен всем, что ему положено по закону, но для этого все документы должны быть оформлены как положено. Сейчас же, когда идет судебное разбирательство, сделать это невозможно. Вопрос по обеспечению Романа Трифонова протезом бедра модульным с внешним источником энергии на сегодня остается открытым.

Тем временем руководитель Главного бюро медико-социальной экспертизы по Курганской области Ольга Рябченко твердо убеждена: спорные вопросы с Фондом можно было урегулировать в рабочем порядке, не теряя времени на судебные разбирательства. Тем более, никакой ошибки в действующей индивидуальной программе реабилитации Романа Трифонова нет, уверяет она.

— По нашему мнению, у Фонда социального страхования нет оснований для отказа в обеспечении Романа Трифонова этим протезом. Но сейчас идут судебные тяжбы, поскольку Фонд социального страхования не совсем правильно трактует нормативные документы в области медико-социальной экспертизы, — считает Ольга Рябченко.

Она не отрицает, в ситуации с ОСАГО действительно была допущена ошибка. В 2017 году внесены изменения в Федеральный закон, согласно которым инвалидам компенсируются затраты по ОСАГО в размере 50 %. Роман Трифонов оказался первым, кто обратился с этим вопросом в городское бюро. В мае ему составили программу на компенсацию ОСАГО, а должны были включить в нее все технические средства, в которых он нуждается. Ошибка исправлена в ходе проведения контрольного освидетельствования. 27 ноября Р. Трифонов был приглашен на повторную медико-социальную экспертизу, 7 декабря экспертным составом Главного бюро разработана ИПРА с включением всех реабилитационных мероприятий, в т. ч. технических средств реабилитации.

Что касается несовпадения дат, то ошибки и нарушений здесь нет, уверяет Ольга Рябченко. В вертикали учреждений МСЭ три ступени: бюро медико-социальной экспертизы, Главное региональное бюро, у которого есть полномочия отменить решение нижестоящего и проконтролировать его обоснованность, и Федеральное бюро. Главное бюро, осуществляя функцию контроля, рассматривает обоснованность принятого решения на дату обращения в первичное бюро.

— Так как в данном случае проводилось освидетельствование в порядке контроля за решением бюро, а оно датировано 26 мая, то и в программе реабилитации у Романа Валентиновича фигурирует дата 26 мая 2017 года, которую и оспаривает Фонд социального страхования, — сказала Ольга Рябченко.

Она подчеркнула, Федеральное бюро в курсе этой ситуации и поддержало решение регионального как правомерное.

— Во главе должны стоять интересы инвалида, и он в любом случае должен получить технические средства. А ситуация, которая происходит на сегодняшний день, мне совершенно непонятна, — заключила Ольга Рябченко.

Тем временем городской суд по иску прокуратуры обязал Фонд соцстраха обеспечить Романа Трифонова протезом бедра модульным с внешним источником энергии по программе от 7 декабря. Но когда оно будет исполнено, неясно. Судебные разбирательства между Фондом и МСЭ только начались. Как считает Роман, он попал под жернова бюрократической мельницы. И чего ждать, теперь просто не знает. Между тем протез, которым он пользуется сейчас, уже сломан. Ходить на нем опасно.

В тему

В начале февраля прокуратура Курганской области сообщила, что после вмешательства надзорного ведомства по решению суда креслом-коляской обеспечен ребенок-инвалид. Поводом для обращения в суд послужили материалы прокурорской проверки.

Согласно индивидуальной программе реабилитации на имя ребенка в 2012 году было выдано прогулочное кресло-коляска с ручным приводом. Это техническое средство предоставляется на 4 года, и срок его эксплуатации истек еще в 2016 году. Однако новое ребенку не предоставили. Прокурор Кургана обратился в суд и потребовал обязать региональное отделение ФСС РФ предоставить инвалиду кресло-коляску. В ходе рассмотрения дела в суде ответчик исполнил требования.

Всего, по данным прокуратуры города, в 2017 году в защиту прав инвалидов по их обращениям в суд было направлено 4 исковых заявления, 2 иска к учреждениям об установке пандусов для инвалидов. Причиной, по которой гражданам несвоевременно выдаются технические средства реабилитации, является соблюдение процедуры конкурсного приобретения средств, в особенности это касается дорогостоящего оборудования.

Вместе с тем законодательством предусмотрена возможность предоставления компенсации стоимости самостоятельно приобретенного средства реабилитации, предусмотренного индивидуальной программой реабилитации инвалида. В 2017 году более чем 500 жителям города Курганским региональным отделением ФСС РФ возмещены денежные средства за приобретенные средства реабилитации.

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *