Буллинг по-школьному: почему дети травят друг друга?

курган новости

Подростковые ссоры затягиваются на несколько недель и даже месяцев, превращаясь в настоящую травлю

Редкий человек не ссорился со своими одноклассниками. Порой конфликт решался сразу, многие ребята позже становились лучшими друзьями. Но бывает, что ссора превращается в настоящую травлю.

Цена успеха

Сейчас Алина (имя изменено — прим. ред.) студентка первого курса. Глядя на эту жизнерадостную девушку, даже не верится, что несколько лет назад она не хотела жить из-за издевательств одноклассников.

— Я всегда была активисткой. Хорошо училась в школе, в младших классах занималась в художественной школе, в старших участвовала в предметных олимпиадах, научно-исследовательских конференциях, где занимала призовые места, — рассказывает Алина.

Однажды всех старшеклассников школы собрали в актовом зале, и завуч предложила им поучаствовать в конкурсе, по итогам которого победители получали путевки во Всероссийский детский центр. Алина сразу загорелась идеей попробовать свои силы, вместе с ней подали заявки на участие ещё 12 одноклассников.

— Конкурс проходил в несколько этапов. В итоге в финал вышли человек шесть из Курганской области, среди которых была и я, — вспоминает девушка. — Для победы нужно было выполнить последнее задание — снять видеоролик о достижениях своей малой родины. Я сразу решила, что хочу рассказать о сельском хозяйстве.

Через несколько недель пришли результаты конкурса. И Алина была в числе победителей. Награждали девушку путевкой во Всероссийский детский центр в актовом зале школы в присутствии всех учеников и учителей. Когда Алина уехала, одноклассницы ей часто писали, спрашивали, как она отдыхает.

— У меня даже мысли не было, что кто-то хочет меня унизить или обидеть. Рассказывала всё девчонкам и выставляла фото в социальных сетях. Когда вернулась домой, узнала, что мои «подруги» создали группу в социальных сетях, в которой публиковали мои рассказы, гадкие фотожабы и отвратительные демотиваторы, — говорит девушка.

Мои «подруги» создали группу в социальных сетях, в которой публиковали мои рассказы, гадкие фотожабы и отвратительные демотиваторы.

Но это было только началом. Ребята в классе объявили Алине бойкот, и никто с ней не общался. Алина стала находить в своей сумке записки с оскорблениями. Один раз ей подбросили банку с тараканами, другой раз — с пауками.

— Постоянно плакала по ночам. Я не понимала, почему они так ко мне относятся, что я не так сделала. Первое время пыталась поговорить с ребятами, но они не хотели меня даже слушать. Число членов этой противной группы росло, стали подписываться ребята из других классов, — делится девушка. — Самое страшное, что я не знала, что делать в этой ситуации.

Алина терпела в течение нескольких недель, а потом не выдержала и рассказала обо всем своей маме, Наталье Матвеевне (имя изменено — прим. ред.). Вместе с дочерью женщина сразу пошла к классному руководителю.

— Она выслушала нас внимательно и сказала, что конфликты между учениками неизбежны. Взрослым не нужно вмешиваться в эти вопросы, потому что дети должны научиться решать свои проблемы самостоятельно, — вспоминает Алина.

Тогда Наталья Матвеевна отправилась к директору школы. Педагог долго беседовала с Алиной и её мамой и обещала во всем разобраться. Через две недели прошел классный час. На собрание пришла директор, пригласили маму Алины. Классный руководитель начала с того, что в коллективе сложилась нездоровая ситуация и Алина жалуется, что над ней смеются одноклассники.

— Единственным плюсом этого классного часа было удаление группы в социальных сетях. В остальном все стало еще хуже.

Кульминацией травли стало объявление на одном из сайтов о том, что девушка предоставляет интимные услуги. Алина не могла выдерживать эти издевательства, и тогда она на своей странице в социальных сетях написала пост, в котором обращалась к своим обидчикам и просила их прекратить травлю.

— Думала, что ребята одумаются и перестанут делать гадости. Когда пришла на следующий день в класс, то одноклассники читали мой пост вслух и высмеивали каждое предложение, — говорит Алина.

Через несколько дней девушка заболела и попала в больницу. В середине третьей четверти родители перевели Алину в другую школу.

— Хотя в классе я была новенькой, но ребята сразу стали со мной общаться, как будто мы вместе учились много лет.

Спрашиваю Алину, что, на ее взгляд, нужно сделать, чтобы конфликты между учениками не перерастали в травлю.

— Больше общаться. Если сравнить две школы, в которых я училась, то в обеих с нас требовали результаты: призовые места на олимпиадах и конкурсах, высокие баллы по экзаменам. И это превращается в гонку. В первой школе меня часто ставили в пример. В итоге появилась группа ненависти в мою честь. В другой было большое количество внеклассных мероприятий. Мы ходили в однодневные походы, ставили спектакли, часто собирались все вместе у классного руководителя, чтобы просто поболтать, — рассказывает Алина.

Травля — это сбой работы всего класса

Не всегда признаком травли являются синяки у ребенка. Сверстники могут каждый день оскорблять, унижать, шантажировать школьника, портить его вещи.

Травля в детстве — это проблема не новая, но актуальная по сей день. Почему дети настолько агрессивны?

Доктор психологических наук, заведующий кафедрой психологии развития и возрастной психологии КГУ Михаил Чумаков объясняет, что школьная травля (буллинг на языке профессионалов) — одна из распространенных форм насилия. Это регулярное целенаправленное агрессивное поведение по отношению к тому, кто слабее. Как правило, пик травли приходится на возраст младших подростков — 10 12 лет, мальчики чаще используют вербальную и физическую агрессию, а девочки — косвенную, например, распространяют унизительные слухи.

Причины, по которым подросток может травить своих сверстников, различны. Но суть всегда одна — агрессор стремится повысить свой статус через использование физического, психологического или социального превосходства. Например, добивается лидерства в классе через унижение одноклассника.

Жертвой травли может стать любой ребенок. Например, детей могут преследовать из-за особенностей внешности или характера. Риск оказаться жертвой травли увеличивается для неуверенных в себе, тревожных детей и тех, у кого нет друзей в коллективе.

У травли есть еще один участник — пассивные наблюдатели. Это одноклассники, которые знают о том, что обижают и издеваются над их сверстником, но ничего не предпринимают. Травля возможна именно потому, что за жертву некому заступиться.

Еще один важный аспект — присутствие детей в социальных сетях. В большинстве случаев здесь происходит нормальное общение, но в определенных случаях — это еще одно пространство для травли. Кибербуллинг опасен тем, что жертва не знает, когда и за что она подвергнется нападению, не понимает, кто обидчик. Именно в интернете подросток может быть уязвим везде и круглосуточно.

— Надо понимать, что в процесс буллинга вовлечены не только дети — жертвы и агрессоры, но и взрослые — школа и общество. Причина травли — в характере отношений между детьми в коллективе. Обычно, если ребенок, которого травят, уходит из класса или школы, на его месте через какое-то время оказывается следующая жертва. Поэтому нельзя допускать, чтобы школьная травля становилась типичным явлением, а агрессия рассматривалась как норма поведения. Дети много времени проводят в школе и нуждаются в здоровых отношениях со сверстниками и учителями, — подчеркивает Михаил Чумаков.

Можно ли избежать травли?

— Существуют специальные программы по предотвращению школьной травли. Они включают в себя регулярные анонимные опросы школьников о существовании травли; обсуждение проблемы на классных, родительских собраниях; разработку учениками кодекса поведения; усиление внимания учителей к поведению детей на переменах и во дворе школы; обучение учителей стратегиям профилактики травли, — объясняет Михаил Чумаков. — В профилактике и предотвращении школьной травли существенна роль родителей. Чтобы не сделать из своего ребенка ни жертву, ни обидчика, важно воспитывать у него адекватную самооценку. Если родители искренне интересуются делами своего ребенка в классе, его отношениями с одноклассниками, учителями, старшими и младшими детьми, то в случае какой-либо провокации подросток сможет обратиться за помощью к взрослым. И еще важно создавать для ребенка пространство вне школы, где он будет чувствовать себя принятым, нужным, успешным. Здесь выбор огромный — спорт, творчество, увлечения.

Директор гимназии № 47 Ольга Баланчук считает, что все конфликты между учениками нужно решать незамедлительно, чтобы они не переросли в травлю. Она рассказывает, что если в гимназии между учениками произошла ссора, то в тот же день учителя вместе с ребятами, родителями и директором обсуждают причины случившегося.

— В конце разговоров мы спрашиваем учеников, смогут ли они друг друга простить. Ребята извиняются друг перед другом, — говорит Ольга Баланчук. — Ссоры между школьниками были, есть и будут. Задача взрослых — показать ребятам, как правильно выходить из этой неприятной ситуации, договариваться друг с другом.

Давайте разговаривать

20 апреля 1999 года в Америке произошла страшная трагедия. Двое учеников старших классов, Эрик Харрис и Дилан Клиболд, которых на протяжении нескольких месяцев унижали сверстники, пришли в свою школу и убили там 13 человек и ранили ещё 37. После Эрик и Дилан покончили с собой.

После этих ужасающих событий в обществе стали говорить о контроле за оборотом оружия, об уровне насилия на телевидении и в компьютерных играх, о молодежных субкультурах, о проблеме буллинга среди подростков, о роли семьи и школы в контроле за детьми, о создании общей системы психологической помощи подросткам.

Но важно и страшно другое — стрельба в школе «Колумбайн» стала прообразом других похожих событий.

Во многих странах школьники, которые хотели разобраться со своими обидчиками, действовали по тому же сценарию, что и американские подростки.

С развитием Интернета стали появляться сайты и группы в социальных сетях, которые культивировали образы Эрика Харриса и Дилана Клиболда. К сожалению, сейчас мода на «Колумбайн» пришла и в Россию. В социальных сетях я нашла десятки групп, посвященных событиям в американской школе. Внимательно проанализировала сообщества. Увидела, что здесь публикуются планы подростков по подготовке к нападению, статьи из газет с подробным описанием стрельбы в школе. Больше всего комментариев под дневниковыми записями Эрика и Дилана, в которых они рассказывают о своих переживаниях после ссор с одноклассниками. Подписчики друг с другом обсуждают свои проблемы в школе, вместе ищут решения сложившейся ситуации. К сожалению, есть в этих группах люди, которые призывают школьников к радикальным мерам борьбы, но большинство пользователей отговаривают молодежь решать проблему с помощью насилия, предлагают искать цивилизованные пути.

По сути, куда пойти подростку со своими проблемами и тревогами? В большинстве случаев некуда. Дети порой боятся обсуждать свои проблемы с родителями. Папы и мамы зачастую самоустраняются. После тяжелого рабочего дня они спрашивают у своего ребенка: «Как дела?», «Что ел на обед?», «Какие оценки получил?». В школах психологи вместо индивидуальных консультаций с учащимися проводят в классах тесты и составляют анкеты. Не к каждому учителю школьники пойдут, чтобы поговорить о своих переживаниях. Потому неудивительно, что подростки ищут ответы на волнующие их вопросы в социальных сетях.

По мнению доктора психологических наук Михаила Чумакова, взрослым необходимо говорить со школьниками на самые разные темы: о жизни, о любви, о страхе. Родителям и учителям необходимо сделать первый шаг, чтобы ребенок смог им довериться.

— Среди взрослых есть такой стереотип, что подростки все свои проблемы обсуждают только со сверстниками. На самом деле это не так. Ребята в возрасте от 13 до 16 лет остро нуждаются во взрослых, потому что своего жизненного опыта им еще не хватает для решения проблем. В этот непростой момент детям очень нужны поддержка и помощь родителей, — отмечает Михаил Чумаков.

После нескольких нападений подростков на свои учебные заведения в нашей стране в обществе заговорили о том, что нужно уделять больше внимания обеспечению безопасности в школах, усилить охрану в учебных заведениях.

Герой повести Михаила Булгакова «Собачье сердце» профессор Преображенский часто говорил: «Разруха не в клозетах, а в головах». Пропускная система, системы видеонаблюдения помогут лишь не допустить разборки в стенах учебного заведения. Но если подросток захотел с кем-то «разобраться», то поверьте, он найдет способ, как это сделать.

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Если вы стали свидетелем интересного события, присылайте сообщения, фото и видео в Viber  и WhatsApp по номеру тел. : +79195740453, в нашей группе "В Контакте"

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *