Добрый и мудрый пастырь

Новости Курган

35 лет митрофорный протоиерей Николай Чирков несёт священническое служение

Священник — не профессия, а призвание и дар, соединяющий небесное и земное, вечное и сиюминутное; священник помогает человеку прийти к Богу, и путь этот не бывает простым, но всегда трудным и тернистым. Нет ничего более сложного и ответственного в кругу земных трудов, чем служение священника, обращенное с молитвами к Богу о нас, грешных. Здесь все таинственно и неизъяснимо. Потому и писать о добром и мудром пастыре, каковым является отец Николай для сотен и сотен людей, очень трудно. Впрочем, статистика в данном случае неуместна. Ясно одно: Кургану и курганцам повезло с батюшкой. Не только село, но и город, как гласит народная мудрость, не стоит без праведника.

Отец Николай родился в Кургане 24 мая 1950 года в бывшем доме священника Александровской церкви, стоявшем напротив нынешнего кафедрального собора. Детство делилось на две части: городское и деревенское, когда на все лето уезжал к бабушке в село Вовилково — это южное Притобольное, недалеко от Утятки.

Отец Николай вспоминает: «Детство — это нечто постоянное, что живет в тебе звуками, красками, запахами. Мне повезло. Каждое лето я проводил в русской зауральской деревне с ее великолепной природой — рекой Тобол, озерами, полями, сосновыми борами. Святые отцы называют природу пятым евангелием. Спокойная красота зауральской природы, запах свежеиспеченного хлеба, парного молока, летних трав — все это осталось на всю жизнь.

Тепло вспоминаю общение с деревенскими стариками, многие из которых были фронтовиками. По вечерам, при лучине, они неспешно беседовали между собой, но обращались и к нам, ребятишкам. Речи были простые, но мудрые. Это тоже сохранилось на всю жизнь.

В тогдашней деревне, несмотря на трудную жизнь, была удивительная атмосфера доброжелательности, открытости — все помогали друг другу. Жили достойно.

Огромную роль в моей жизни сыграла бабушка, Мария Яковлевна. Она была глубоко верующим человеком. Когда ее сын, мой отец, Степан Васильевич, ушел на фронт, она каждый день и час молилась о нем. Отец, пройдя самые страшные бои, только в окружении был три раза, вернулся с фронта невредимым — ни одного ранения, ни одной контузии.

Помню бабушкину иконку Спасителя, горящую лампадку… Но меня бабушка к молитвам никогда не приучала. Я просто их слушал. Мне всегда было интересно: с кем это она разговаривает?»

Городская часть детства и юности будущего священника была не столь благополучной. Дома царила теплая атмосфера, но школа с ее казенностью, внешней дисциплиной, «обязаловкой», перегруженностью идеологией на уроках литературы и истории вызывала некое чувство отчуждения и внутреннего противостояния. В школе в комсомол Николай так и не вступил, говорит, «забыли принять».

На сложные вопросы, возникшие еще в детстве: в чем смысл жизни, зачем человек, — ответов не поступало. В результате, по словам отца Николая, не было ясности, определенности в душе, скорее, какая-то запутанность.

После окончания школы он поступает в КМИ на факультет «Машины и тракторы», но проучится только один семестр. Получив двойку на экзамене по истории КПСС (не мог отличить партийные съезды один от другого, все казались совершенно одинаковыми), принимает решение уйти из института.

Призывается в армию. Отец Николай говорит: «Я хотел служить. Это был нормальный, достойный для юноши путь». Служил чертежником в штабе Уральского военного округа в Свердловске. Военные карты, схемы, общение с «воинами‑художниками»… После окончания службы поступает в Свердловский архитектурный институт. Учится хорошо, с увлечением. Все получается. Ему предсказывают будущую успешную профессиональную карьеру.

Особый, трепетный и глубокий интерес у студента Николая Чиркова вызывает русское церковное зодчество. Его потрясают древнерусские храмы Великого Новгорода и Пскова. Результатом курсового проекта стал макет знаменитого Софийского собора в Новгороде. Отец Николай вспоминает: «Конечно, тогда я еще воспринимал храм как исторический памятник, поражающий своей красотой и гармонией. Но возникал вопрос: каков источник этой красоты? Каким образом русские мастера, не имевшие серьезного образования, создали это чудо?

Через великую русскую культуру, архитектуру я стал постепенно приходить к вере, которая тогда еще была слабенькой. Первоначально она питалась мыслями философов и богословов. Но одной книжной основы мало. Я чувствовал, что нужно сделать новый шаг на пути к вере».

Неожиданно для всех успешный студент Николай Чирков берет академический отпуск и уезжает в Псковскую область в деревню Жаборы Порховского района. Да, наверное, были подсказки конкретного адреса, но псковская земля с ее великими православными традициями чудесным образом буквально притянула будущего священника. Здесь, в сельском храме в честь Покрова Божией Матери, он исполнял в течение трех лет послушание сторожа, истопника, строителя, алтарника, чтеца, пек просфоры. Первым настоятелем храма был 99-летний отец Михаил. Отец Николай говорит: «Сейчас, когда я посмотрел замечательный фильм Владимира Хотиненко «Поп», рассказывающий о православном служении священника на оккупированной территории Псковщины в годы войны, я вспоминал отца Михаила, который стал одним из прототипов героя фильма. Он нес свой крест в самые тяжелые времена оккупации. Всем помогал, непрерывно вел богослужения. Многих детей, эвакуированных из Ленинграда, спас от голодной смерти.

Вторым настоятелем Покровского храма стал иерей Алексей Чухин. В прошлом — известный художник, блестящий искусствовед. Батюшка сыграл большую роль в моем жизненном самоопределении, пути к Богу. В Жаборах я нашел то духовное общение, к которому стремился долгие годы. К отцу Алексею приезжали православные художники, искусствоведы из Москвы, Ленинграда. Я слушал их ночные беседы, для меня это был настоящий «жаборовский университет». В истинном свете открывалась русская культура, основой которой является православие».

Но главное в псковском периоде жизни отца Николая — приобщение к духовной жизни Псково-Печерского монастыря, одного из наиболее древних на Руси. В этом монастыре никогда не прекращалось богослужение, поскольку после революции он оказался на территории Эстонии. Во время войны монастырь хотели разбомбить, но летчики, имея четкое полетное задание, не могли его найти. Господь хранил монастырь в самые тяжелые времена. В стенах Псково-Печерского монастыря нашли прибежище валаамские монахи, пришедшие сюда после разорения своего монастыря.

В монастыре служили Богу старцы — опытные монахи, обладавшие даром особого глубокого видения жизни и человеческих душ. Тогда еще был жив великий русский старец архимандрит Иоанн (Крестьянкин), к которому шли и ехали православные люди со всей России. Для каждого старец находил слова утешения и истины.

Отец Николай вспоминает: «С Божией помощью я удостоился встреч и бесед с отцом Иоанном (Крестьянкиным). Иногда это было в его келье, иногда у алтаря или по пути с богослужения… Он давал ответы на самые сложные мои вопросы. Это драгоценное для меня время. Нет, старец не давал готовых ответов, рецептов, он делал так, что изменялась твоя душа, открывалось истинное видение мира, появлялось новое зрение, свободное от заблуждений и страстей, когда ты сам чудесным образом находил сокровенные ответы. И словно пелена спадала с твоих глаз. Иногда старец просто молчал. Но даже присутствие при его молчании было полезно и спасительно.

Отец Иоанн благословил меня на строительство храма в Кургане. Во время одной из встреч мне было сказано, что полезно, получив соответствующее образование, стать православным священником».

Николай Чирков принимает решение не возвращаться к учебе в архитектурном институте. Он поступает в Московскую духовную семинарию, которую успешно оканчивает за два года вместо четырех. И сразу поступает в Московскую духовную академию.

8 октября 1980 года, в день преподобного Сергия Радонежского, основателя Троице-Сергиевой лавры, где расположены Московские духовные школы, в Успенском соборе лавры николай Чирков был рукоположен в диаконы. Таинство посвящения совершил Патриарх Румынской церкви Иустин. С тех пор отец Николай всегда молился за Патриарха. А спустя восемь лет, когда стали возможны для священников поездки за границу, отец Николай смог помолиться на могиле Патриарха Иустина в кафедральном соборе в Бухаресте.

Свое служение диаконом отец Николай начал в Троицком храме в поселке Мишкино. После рукоположения в священники служит в Свято-Духовском храме, что в Смолино. С 1988 года становится настоятелем храма и благочинным Курганской области. Следует пояснить, что тогда еще не было Курганской епархии — 13 действовавших в конце 80‑х годов православных приходов, расположенных на территории области, входили в состав Свердловской и Курганской епархии.

После празднования 1000-летия крещения Руси в 1988 году по Божиему промыслу началось возрождение Русской православной церкви. Свято-Духовская церковь в Смолино была единственной действующей на территории Кургана. Молитвами и трудами отца Николая храм стал истинным духовным центром жизни города. Батюшка вспоминает: «Наплыв людей был огромным. Мы крестили в день по 90‑100 человек. Нагрузки были большие. Но все в радость — люди возвращались в церковь».

Будучи благочинным области, отец Николай внес большой вклад в возвращение Русской православной церкви храма Александра Невского. Батюшка говорит: «В храме находился областной краеведческий музей. Не было колокольни, «барабана», естественно, крестов… Встал вопрос о передаче храма церкви. Была создана некая комиссия, большинство членов которой были против передачи храма. Вопрос решался трудно и долго. Виктор Потанин, Герман Травников, Борис Карсонов предпринимали конкретные шаги по передаче храма. Создали общину храма Александра Невского, но она не была официально зарегистрирована, то есть не имела никаких прав и полномочий. Дело не двигалось.

Кто-то подсказал, что следует обратиться к Гавриилу Абрамовичу Илизарову, который являлся депутатом Верховного Совета РСФСР. Я дважды встречался с Гавриилом Абрамовичем. Во время первой встречи он тут же позвонил в соответствующие инстанции, сказав: «Я вас прошу рассмотреть вопрос о регистрации православной общины». Через короткое время вопрос был решен.

В начале 90‑х годов прошлого века православная жизнь в Зауралье, хотя и трудно и медленно, но развивалась. Отец Николай как благочинный Курганского округа обращается с просьбой о создании на территории области епархии. 22 марта 1993 года указом Патриарха Московского и всея Руси Алексия II образуется Курганская и Шадринская епархия, которую возглавил епископ Михаил.

В 1994 году создается и регистрируется новая православная община в Кургане в честь Богоявления Господня, которой передается бывшее здание клуба продольного водопровода. Отец Николай вспоминает: «Мы застали тяжелую картину. Здание было в жутком состоянии. Прогнившие полы, бегали крысы… Не было спонсоров, практически никаких средств для реконструкции здания. Но в том-то и сила объединенного народа, который способен на многое, что кажется невозможным. Постоянные молитвы, каждодневный труд принесли свои результаты. Запущенное, бывшее далеко от Бога место постепенно преображалось. Помню, для продолжения работ не хватало нескольких мешков цемента. На следующий день появляется незнакомый человек, который привозит эти самые мешки. И таких случаев было немало».

Трудами и молитвами отца Николая, общины Богоявленского прихода в течение трех лет полуразрушенное здание стало храмом, который сегодня является одним из самых посещаемых и любимых в городе. Ныне это Рождественский храм.

По инициативе отца Николая ежегодно, начиная с 2001 года, проводится крестный ход с чудотворной иконой святителя Николая от храма Георгия Победоносца на Увале до Богоявленского в селе Утятском. Тысячи людей участвуют в крестном ходе, получая по молитвам благодать и исцеление души и тела.

Трудами Богоявленского прихода построена Никольская часовня в парке Победы. Ныне это действующий храм в честь Рождества святителя Николая Чудотворца. По почину отца Николая в Кургане началось строительство нового Богоявленского храма, первого большого каменного храма в нашем городе, который построен после революции. С Божией помощью батюшкой был выбран прообраз будущего храма. Это церковь Иоанна Предтечи в старинном русском городе Угличе. Проект храма возвращает нас к традициям отечественного церковного зодчества конца ХVII — начала ХVIII века. Сегодня Богоявленский храм, возведенный с помощью благотворителей — министра культуры РФ Владимира Мединского и депутата Госдумы Александра Ильтякова — является украшением столицы Зауралья.

Жизнь отца Николая — это его семья, большая и дружная. Матушка Галина — жена и верная помощница. Пятеро детей, десять внуков. Старший сын Николай — врач-травматолог, кандидат медицинских наук, работает в Чебоксарах. Дмитрий — специалист в области информационных технологий, живет и работает в Москве. Дочь Елена, выпускница филфака КГУ, живет с мужем в Одессе. Георгий пошел по стопам отца. Окончил Сретенскую духовную семинарию в Москве. Иерей Георгий Чирков служит в Рождественском храме в Кургане. Младший сын, Иван, окончил Уральскую государственную архитектурно‑художественную академию, специализируется в области церковного зодчества.

Сегодня отец Николай Чирков мечтает о строительстве нового храма в Кургане, поскольку действующий Рождественский храм, перестроенный из старого здания, постепенно ветшает, кроме того, не вмещает, особенно в праздничные дни, большого потока верующих. Подготовлен эскизный проект нового храма, воплощающий лучшие черты Псковской школы русского церковного зодчества ХIV – XVI веков.

Труды и дни отца Николая невозможно уложить в короткие газетные строки. Тридцать пять лет он достойно несет священническое служение. В апреле 2010 года указом патриарха Московского и всея Руси Кирилла за усердные труды во благо Русской православной церкви протоиерей Николай Чирков удостоен митры — высшей награды для православных священников.

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *