Обратная сторона скорости

новости курган

Колонка колумниста kikonline.ru Александра Салангина

Чем старше человек, тем сильнее вытянут он на прокрустовом ложе временной горизонтали. На горизонтали насечки — это деления луча жизни на смысловые отрезки. Каждый новый — всё короче. И всё горячее. Сколько жизней уже позади? А как их считать?

Жизнью номер один были 70‑е. Деду-фронтовику было столько, сколько сейчас мне. Отец купил на свердловской толкучке фирменный винил Pink Floyd «Dark Side of the Moon» за 80 рублей — при месячной зарплате в 120. После того как перестал ходить в детсад, начал собирать марки, играл с пацанами в хоккей на вороновской Урожайной и не считал дней.

Номер второй начался с лёгкой телеэфирной турбулентности «хлопковых дел», но формально, конечно, вторая жизнь стартовала с горбачёвских партсъездовских марафонов.

Она продлилась до второй половины 90‑х — тогда произошло первое насыщение информационными потоками (книгами, музыкой, вещами, нормальной едой за деньги). Доступно стало совершенно всё, при этом времени на всё ещё хватало.

Здесь соблазн отпочковать жизнь № 2а — её ознаменовало первое взаимодействие с компьютером. Первые игры в 93‑м, первый «вордовский» документ во время работы над дипломом в 95‑м казались чудом, этот новый user experience был круче любой «перестройки» по новизне ощущений, время за компом летело незаметно.

Компьютеры уверенно заняли офисные столы в третьей жизни — яркой и короткой, как дефолт и постдефолт. Выезды за рубеж ещё не стали рутиной, но уже не были чудом. Перестали стрелять на улицах. Жизнь стала ровнее, но невероятно ускорилась по сравнению с анабиозом 80‑х и коматозом первых постсоветских лет.

Начало нулевых — это уже следующая, четвёртая, — 11 сентября и первый мобильный телефон прочертили жирное «до и после». Полыхнул Интернет, и дальше понеслось мелкими пташками — к приходу в нынешний экспоненциальный рост могущества девайсов в мировом эфире последовательно прорисовались ещё как минимум две жизни, одна другой скоростнее:

Интернет: а) появился и успешно обрусел, б) перестал быть диким полем и заиграл по правилам, в) стал полезным бытом.

Игровая среда из мирка энтузиастов мутировала в полноценный параллельный мир со своей экономикой. Отдельной плюс-жизнью можно обозначить и появление криптовалют — этот потрескивающий электричеством воздух, в который вложены миллиарды долларов, становится прообразом будущих платёжных систем.

Скорее всего, реально сменившихся за это время жизней существенно больше. Никто не сосчитает их сейчас. Как в начале 80‑х мальчик не смог бы понять, что «хлопковые дела» и «гонки на лафетах» несут его маленькую жизнь в новую фазу, так и сейчас — уже взрослому — не увидеть явных знаков в очередном событии. Этой зимой учёные в ходе эксперимента на мгновение вернули квантовую систему в прошлое. В начале апреля появилась первая в истории человечества фотография чёрной дыры. В Китае клонировали человека. В Европе скоро запустят первое воздушное автопилотное такси на электричестве. Нарисованы планы о полёте мини-спутника к соседней звезде и о печати человеческих органов на принтерах.

Что из этого станет началом новой ступени жизни? И не началась ли она уже сейчас, когда душа человека препарируется на жутковатых прокрустовых алтарях «экономики внимания»: самой твёрдой мировой валютой в новой реальности становятся лайки и репосты.

Информации и времени на её усвоение раньше хватало с лихвой. Пинкфлойдовский альбом «Обратная сторона Луны», купленный отцом из-под полы у свердловских меломанов, переслушивался и обсуждался месяцами. Люди не жалели своего времени и своего мнения. Сегодня даже пара строк отзыва в приложении — огромное одолжение, это товар, за который гарантируют вознаграждение. Скоро и отзывы станут роскошью. Уже идёт война за лайки. «Экономика внимания» — страшная, неумолимая неизбежность.

Жизнь агрессивно и категорично требует от человека всё больше внимания к себе.

Всё жёстче пробует на зуб.

В Русском музее выставлен рисунок Казимира Малевича, примечательный сюжетом, актуальным для предвоенного (предапокалиптического) 1913‑го: он называется «Смерть человека одновременно на аэроплане и железной дороге». Мы смотрим смешную и несовершенную кинохронику тех лет с улыбкой умиления, не думая о том, что человек оказался разорван и испепелён технологиями уже тогда, сто лет назад. Реальность перестала быть дружелюбной к человеку. Что же говорить про сегодня. И тем более про завтра.

В начале 70‑х, когда я родился, людей было четыре миллиарда. В начале 2020‑х, когда мне стукнет пятьдесят, миллиардов (по прогнозам) станет восемь. Растёт человечество, растёт человек, дробится луч его жизни. Усложняются правила игры. Мы не можем позволить себе прежнюю скорость — real life создаёт новую in real time. Это скорость выстрела из пушки на Луну, путешествия, в котором не предусмотрены человеческие условия для полёта.

Но лететь всё равно придётся.

Александр САЛАНГИН.
На фото: рисунок Казимира Малевича

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Если вы стали свидетелем интересного события, присылайте сообщения, фото и видео в Viber  и WhatsApp по номеру тел. : +79195740453, в нашей группе "В Контакте"

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *