Любовь Савина: «Стихи о родине волнуют до слез»

новости курган

О войне в театральных постановках и в семейной истории актрисы

Эту талантливую, очень выразительную, глубокую и многоплановую актрису хорошо знают в нашем городе, любят и ждут на сцене. Любовь Савина, актриса Курганского театра драмы, создала немало живых, запоминающихся, иногда до сердечной боли трогающих образов. Самый свежий из них – образ всё держащей под своим контролем матери в премьере «Стеклянный зверинец» по драме Теннесси Уильямса.

Но разговор накануне светлого праздника – Дня Победы в Великой Отечественной войне – с Любовью Ивановной мы вели о значении этого дня лично для актрисы, для ее семьи, о ее ролях и спектаклях, что она ставила в качестве режиссера, обозначив эту непростую тему как одну из определяющих в своем творчестве.

Про отца-добровольца

– Война задела почти каждую семью в нашей стране. В семье моей мамы было десять детей – пять сестер и пять братьев. Из маминых братьев в живых осталось только двое, трое не вернулись с войны, – вспоминает Любовь Ивановна. – Сейчас нам войну и представить сложно, даже документальное кино – это только фильм, а на самом деле побывать во всем этом пекле – невозможно и подумать, как это страшно!

Мой дед по отцовской линии был репрессирован в 1937 году. Детей репрессированных не брали на войну, но папа пошел добровольцем – сначала на финскую, потом воевал в Отечественную. Побывал в плену в Финляндии, получил несколько ранений. Мама только школу закончила, когда война началась, папа был ее гораздо старше, они еще не были знакомы. Мама в войну была девочкой 18-ти лет, работала на шахте – все хлебнули тогда лиха, и молодые, и старые, кто на фронте, кто в тылу, общенародное горе накрыло всех своей немилосердной волной.

Когда привезли в эшелоне пленных из Финляндии, многих расформировали, пленных обычно сажали в тюрьму, но отца почему-то не тронули. Может, потому что до войны он работал учителем, был директором школы. Его и направили работать в школу в Пермскую область.

Он никогда не вспоминал про войну, не любил рассказывать о ней. Один только случай упоминал, когда во время бомбежки они с приятелем прятались в воронках, перебегали из одной в другую. Залегли в одной, и приятель остался там прятаться, а папа решил перебежать в другую. Приятеля убило, а папа остался жив. Он был интуитивный человек, музыкант по первому образованию, имел абсолютный слух, музыкальный техникум закончил по классу скрипки, работал до войны тапером, озвучивал немые фильмы. Успел до войны закончить челябинский пединститут, после чего ушел на фронт. После войны работал учителем и в клубе вел музыкальную школу в селе Кирово Мишкинского района. И моя мама тоже была одарена музыкально, играла на мандолине, вела уроки музыки, могла по слуху подобрать все.

— Но почему же вы не пошли по музыкальной стезе, а выбрали актерскую профессию?

– Родители не настояли, у них были свои заботы, а некоторых детей, считаю, надо заставлять заниматься музыкой. Я из такой породы. Очень люблю музыку и чувствую ее, но упустила свой шанс.

Актрисой я стала благодаря Нине Усатовой, она у нас отрабатывала практику в клубе в 70-е годы, руководила процветающим народным театром. Она такой целеустремленности человек! Я в ту пору с ней дружила. Но в театре только раз меня пригласили какого-то мальчика сыграть, зато я выступала, и успешно, в танцевальном коллективе заслуженного работника культуры РСФСР Нины Пермяковой.

Как-то Нина Усатова говорит мне: «Тебе в театральный поступать надо!». И мы с ней для моего поступления вместе учили смешную басню «Две собаки». Так я поступила на актерский факультет в Свердловский театральный институт, а позже я окончила и режиссерское отделение, потому что хотелось роста.

Я не знаю, что было бы со мной, если бы я пошла, например, работать в библиотеку. Я очень люблю книги, так что было такое желание. Всё время покупаю книги, у меня даже в детстве крутилась такая мысль: «Я ничего не хочу, только три корочки хлеба и много-много книг!». Не дай Бог, чтобы сбылось так в конце жизни (смеется).

Куда уходит нежность?

– Любовь Ивановна, расскажите, как вы решились взяться за режиссуру и как выбирали материал для своих постановок о войне?

– Театральные уроки – это еще не полноценная режиссура. Просто тогда в театре была пауза с режиссерами и одновременно большая востребованность в театральных уроках. Мне нравится этот опыт, но это очень сложная стезя, где нужна постоянная практика, полное погружение в работу.

Одна постановка была посвящена Первой мировой войне, получилось неплохо. «А мы такие молодые…» – еще более удачная работа, мы работали над ней в тандеме с Настей Черных, отвечавшей, как балетмейстер, за пластику. Меня такой серьезный материал волнует. И даже не потому, что мой папа воевал, а просто потому что мы вообще так были воспитаны. Мы же пели песни «Взвейтесь кострами, синие ночи!», у нас в крови было чувство патриотизма, да, был пафос, но не ложный! Мне кажется, многим из моего поколения это было свойственно. Я когда читаю стихи о родине, они меня по-настоящему волнуют – до слез! Может, это какая-то память генетическая, ведь сколько наших предков было на войне!

Над спектаклем «У меня есть сердце…» про блокадный Ленинград со мной работала взрослая команда актеров: Женя Фарапонов, Катя Горяева, Таня Кузьмина, Сережа Радьков… Искренне, честно всё проживали. Несмотря на ужасы блокады, люди оставались в своей сути всё равно людьми. Хотя можно было в такой ситуации всё человеческое растерять, но держала какая-то духовная основа.

Материал выискивали, собирали в интернете, в книгах, в блокадных письмах. Когда тема волнует, ничего высасывать из пальца не приходится, всё приходит само.

– Реакция молодых и старшего поколения на спектакли о войне чем-то отличается?

– Конечно, старшее поколение более сентиментально, более прошибаемо и чувствительно. Они напитаны этим, им это ближе. Но надо сказать, что на спектакле «А мы такие молодые…» наши молодые актеры сами многое предлагали, сами всё рождали, была потребность высказаться. И молодые зрители очень внимательно слушали, у многих слезы стояли в глазах.

Мне кажется, молодых тема Великой Отечественной войны тоже волнует. Они воспринимают её, правда, несколько иначе – как экшн. Когда-то война 1812 года тоже всех волновала, и страшно было за Россию, которой угрожал Наполеон. Сейчас о той войне почти не вспоминают, она — далекое прошлое. Всё уходит в историю, но память должна быть. Тем более о такой страшной войне с ее концлагерями, с массовыми расстрелами. Многое мы до сих пор не знаем, всё же закрыто было. Но память должна оставаться, пока нас 300 лет не отделяет от этой войны. И очень важно детям об этом рассказывать.

Я часто езжу в автобусе из Заозерного, вот сидят молодые с телефонами, я их не осуждаю, но стоит взрослая женщина, или пожилой человек, никто не уступает места (ни девочки, ни парни, ни мужчины), за редким исключением. Это так обидно! Страшно, когда исчезает сочувствие, когда есть только собственный эгоизм. И неизвестно, к чему это приведет нас.

До трех лет надо закладывать человечность. Как? Показывать ребенку «Мадонну» Рафаэля, включать музыку Чайковского, чтобы он с малолетства впитывал хорошие вещи, а не только мультики, особенно западные! У нас есть свои хорошие сказки – в них столько правды, тонкой душевности, человечности!

В мире все сейчас очень сложно – исчезает нежность. Доброта, любовь, сострадание – всё это есть, но некогда об этом думать и проявлять это некогда. Шаг вперед в техническом прогрессе, два шага назад – в человеческом. В век роботизации и высоких технологий тем более надо не потерять равновесия. Иначе всё страшнее жить в этом мире. Нет ликов – только напряженные лица, что-то скажешь – и взорвутся от злости.

– О современных постановках что думаете? Их плюсы и минусы, на ваш взгляд?

– Это очень сложный вопрос, тут не может быть объективного ответа. Считаю, если это очень талантливо, всё понятно и замечательно, бьет в десятку, то можно уйти немного от автора и создать свою форму. В БДТ смотрела «Три толстяка» в трех частях у Могучего, они получили «Золотую маску» за вторую часть — «Холодное сердце». Невероятное оформление, такая фантазия, всё великолепно и здорово. Но меня это не тронуло. Форма побеждает, а хочется чувств. Нет ничего более загадочного, более сложного и универсального, чем природа человеческая. А человек всё больше отдаляется от собственной природы и своих простых проявлений. И нет ничего интереснее, как покопаться в этом во всём, как делают это Достоевский или Пушкин. Но в театре и без формы нельзя.

«Звания и конкурсы – глупость»

– Вам важнее признание или самовыражение?

– Профессия режиссера, актера, журналиста, любого творческого человека – публичная. Она не может существовать без признания. Это составная часть профессии, чтобы тебя замечали, любили, уважали, признавали. И врач тоже хочет быть признан. Нужна оценка, но в приоритете всё же сам процесс пребывания в творческом состоянии. Неправильно, когда ты думаешь: «А понравлюсь я или нет?». Художник же не пишет с этой мыслью, у него в приоритете работа. Зависит всё и от поколения. Даже года на два младше меня люди уже были более прагматичные, нацеленные на какие-то поощрения. А мы вообще были безбашенные, не думали о ставках и званиях. Роль получил, играешь, страдаешь, переживаешь, плачешь, не спишь, когда кто-то сказал, что что-то не так. Романтизм в профессии был в превыше всего, и не было такого, чтобы побольше получить и чтобы тебя сразу наградили.

Считаю, что все эти звания и конкурсы – глупость. Я это всё ужасно не люблю. Всё должно быть естественно, не надо пыжиться. Сегодня ты хорош, а завтра не очень. Даже у одного художника в галерее висит одна картина лучше, другая хуже. Иногда молодой актер так выпрыгнет и сыграет классно, а мы почему-то опытных только хвалим. Всё непредсказуемо в нашей профессии, зависит и от таланта, и как на тебя лег материал. Иногда бывает и не очень талантлив актер, а просто попадет в жилу. Профессия полна неожиданностей, в ней полно и спадов и подъемов, это живой процесс. Театр – это воспитывающая вещь: если ты пашешь на совесть, он тебя серьезно меняет. И я ему за это очень благодарна.

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Если вы стали свидетелем интересного события, присылайте сообщения, фото и видео в Viber  и WhatsApp по номеру тел. : +79195740453, в нашей группе "В Контакте"

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *