Джон Уоррен: «Хочу написать книгу про русский язык»

Джон Уоррен в Кургане

Английский телеведущий программы «Поедем, поедим!» готов внести множество неологизмов в наш язык

Жизнерадостный и креативный телеведущий программы «Поедем, поедим!» канала НТВ Джон Уоррен четыре дня снимал сюжеты про наш город и область (передача выйдет 26 октября). Курганцы и англичанин очаровали друг друга: Джон расположил всех своей открытостью, чувством юмора и заразительным оптимизмом, зауральцы пришлись ему по сердцу своим бесконечным радушием и добротой.

Правда, в конце съемок, когда состоялось наше интервью с телезвездой, было заметно, что не все так гладко в «английском королевстве».

– Это первое интервью нового сезона. Я как ведущий устал, это утомительная жизнь, – посетовал Джон. – Я вернулся из Владивостока в субботу в два часа дня, почти не спал, и со всеми разницами во времени, в еде, воде и так далее вечером в воскресенье уже прилетел сюда.

– Откуда тогда силы берутся? – интересуюсь.

– Силы берутся, когда я чувствую, что я живу своей жизнью, и это круто! – тут же оживился телеведущий.

Очарованный странник

Джон Уоррен в Кургане

Джон Уоррен, с детства очарованный Россией, приехал жить в нашу страну в самое сумасшедшее время – в начале лихих 90-х. По сравнению со скучной и размеренной жизнью в Англии тут кипел котел впечатляющих событий и приключений, чего англичанину не хватало на родине. Правда, дважды он порывался покинуть Россию, но всегда возвращался. Вот и на мой вопрос, есть ли секрет его успеха или же это воля судьбы, Джон ответил:

– У каждого в жизни своя дорога. Когда я начал этот проект, я формально уже уехал из России, пересек ее границу и думал, что, когда приеду в Россию еще, то не буду больше в ней жить. Я тогда собирался переехать жить в Камбоджу и открыть там свой бизнес. Но мне позвонили с НТВ с предложением о передаче. Я запротестовал, меня убедили: «Делай пилотный выпуск и тогда примешь окончательное решение».

И вот я понял, что умею что-то делать на телевидении. Но я не телевизионщик: я не окончил курсы, как быть ведущим, я просто веду себя так, как в жизни. И из-за передачи и благодаря ней я очень сильно изменился. И сегодня готов к новым вершинам.

От своих путешествий по нашей стране англичанин до сих пор в большом восторге:

Джон Уоррен в Кургане

– Я получаю колоссальное удовольствие, что бываю в таких местах со своей съемочной группой. И что я вижу – это вообще обалдеть! Россию надо видеть! Пожалуй, самые важные мои впечатления – от вашей природы. Я никогда не забуду Шантарские острова, Курилы, Сахалин. Дальний Восток – это удивительное место. Обожаю Кавказ. Могу восхищаться и простым полем, по которому только что комбайны проехали во время сбора урожая. Я поражаюсь зябким рассветам на Урале. У меня очень много воспоминаний. Но пока я не остановлюсь в съемках, разобрать их по полкам не получается.

– Как выбираются те места, куда вы поедете?

– Было бы круто, если бы я мог сказать, что у НТВ такой бюджет, что мы выбираем: куда я хочу, туда и едем. Но это далеко не так. В начале проекта мы сами платили за все, жили в ужасных, жесточайших условиях. Потому что тогдашнему руководителю проекта не было интересно, чтобы у нас были хорошие камеры, чтобы мы снимали хорошую картинку, ему было нужно совсем другое. И, кстати, после того, как он ушел, он построил себе дом в Майами. А я, родившийся в Майами, не могу себе это позволить! (смеется).

Сначала мы ездили только по России, но я первый предложил поехать в Англию. Тогда в соцсетях как раз пошли пересуды: «Это не англичанин, это русский, он живет в Тюмени, его зовут Ваня, я его знаю…». И я предложил показать моих маму, папу, места, где я учился в Англии, моих профессоров по русскому языку, приготовить что-нибудь вместе с папой. Мы так и сделали.

Хотя, конечно, зрителям интереснее, как я путешествую по России, потому что у нас российская аудитория. Но мы заработали себе репутацию, так что, если я еду в Камбоджу, то люди тоже нас смотрят.

К сожалению, всего 20% населения России владеют загранпаспортом. Очень мало людей, которые куда-то поедут. Это же очень дорого. Кто бы ни хотел из Кургана поехать на Камчатку?! Но даже я с трудом представляю, что могу это себе позволить! Для многих эта передача – способ посмотреть мир.

«Передача — десятая часть меня»

Джон Уоррен в Кургане

– Погода часто вмешивается в планы? Что тогда делаете?

– Главное – чтобы не было дождя, а если минус 60 и солнце – тогда это нормально! (смеется). Дождь создает унылую картинку, это нежелательно для телевидения. Но, к сожалению, программа построена так, что нет возможности отложить что-то.

– Вы сказали, что любите сюрпризы и не должны знать, что вас ожидает в том или ином месте. А когда собираетесь в какой-то город, разве не готовитесь, не изучаете его историю, достопримечательности?

– Нет. Подготовка к программе у меня начинается, когда меня встречают в аэропорту. Я всегда сажусь рядом с водителем и задаю ему вопросы: «Сколько у вас населения, где это, а что это такое?…». Начинаю свое знакомство с городом именно так. Мне просто некогда готовиться, я даже не успеваю обрабатывать ту информацию, которую я получил от предыдущей поездки, и уже еду в следующую. Можно просто чокнуться. Прием информации постоянный, а такого, чтобы всё разложить по полкам и понять, что это такое, где я был, с кем встречался, практически не бывает.

– А как вы представляете свою идеальную передачу?

– Моя жизнь до сегодняшнего дня такова, что где-то семь-восемь лет такой работы – это край, вершина для меня. Хочется уже что-то другое делать. Честно скажу, эта передача – всего десятая часть Джона. И она при этом занимает слишком много места в моей жизни. Потому что у меня нет никакой личной жизни, я бываю дома 5-6 дней в месяц. У меня в голове роится множество других идей и проектов, есть новые предложения. Это мне интереснее, чем еще раз делать то, что я уже делал семь лет.

– Из какой области поступают предложения?

– Они в области телевидения, путешествий и в какой-то степени кулинарии. Есть даже идея вернуться к пищевому производству (в 90-е Уоррен занимался производством английских колбасок – прим. автора). Но главное – когда я приезжаю домой, я настолько уставший, что мне нужно два дня, чтобы прийти в себя и потом опять улететь. Некогда развивать что-то другое.

– В детстве-то кем хотелось стать? Ведь наверняка не телеведущим…

– Я всегда стремился быть в центре внимания. Люблю, когда всё внимание на меня. Это было с самого раннего возраста. Если играю в сборной, то капитаном, если в оркестре – то первым волторнистом, если в рок-группе — то пою, а не клавишник. Люблю быть ди-джеем – это мое главное хобби и сейчас. Поэтому телеведущий – это тоже относится сюда, просто мне раньше это не приходило в голову. Я абсолютно в своей тарелке. Может, быть еще кино у меня впереди. Поступило предложение сыграть молодого Черчилля в каком-то фильме, который, как я понимаю, пока без финансирования. Так что пока кинодебютом не пахнет (хохочет). Но я согласился на эту роль, хотя считаю, что вообще не похож на него. Сказали: «Будешь похож!». Кино пока откладывается, но, думаю, случится еще.

Кем я хотел быть в детстве? В детстве я хотел быть богатым, иметь очень много денег.

– Сбылась мечта?

– До 1998 года – да! (смеется). Как пришло это богатство, так и ушло. С этого момента тоже был интересный перекресток в моей жизни. Я очень сильно изменился после этого – стал мягче, добрее, стал пофигистом. Все происходит своим чередом. Когда не происходит, как бы ты хотел, чтобы это произошло, надо просто как-то забить на это и пусть идет как идет. Я изменил свое отношение к себе. Из отстраненной знаменитости я стал более открытым человеком. Раньше я думал, что быть открытым человеком – это очень опасно, могут в душу нагадить. Теперь я понимаю, что я такой и могу быть самим собой, и ничего страшного не случится. Не надо бояться быть собой.

Курганить-хулиганить

Джон Уоррен в Кургане

«Чем я еще хочу заняться, так это написать книгу», — приоткрыл мне свои планы телеведущий.

– О чем она будет – о путешествиях, о кулинарии или это сборник рецептов?

– Нет, Света, неет! – мотает головой и смеется Джон. – Во-первых, я не кулинар, я просто люблю вкусно пожрать. Когда я пробую что-то вкусное, я хочу знать, как это делать, чтобы готовить это дома. И таким образом я стал кулинаром. Хотя издательские дома в Москве каждую неделю мне звонят и просят: «Джон, давай книгу рецептов!» Я отвечаю: «Ребята, давайте, окей, я соглашусь просто, чтобы вы отстали. Украдем из интернета рецепты и напишу, что они мои. И что это будет?!». Я считаю, что это неправильно. А если привязать их к моим путешествиям, тогда встает денежный вопрос, потому что куча времени на это уйдет, ведь за меня не будет писать писатель-призрак.

Я считаю, человек должен писать о том, что он реально знает. Я точно уверен в одном своем первенстве, где готов даже соревноваться, – это мой русский язык как язык иностранный. Я не знаю ни одного иностранца, который так его освоил, так вглубь по самые почки этого языка влез и его знает. Я хочу написать книгу про русский язык глазами этого иностранца.

– Книга будет о каких-то правилах, оборотах, фразеологизмах?

– У меня было очень много смешного связано с русским языком. Это может быть что угодно: случаи из жизни, путаницы слов, недоразумения – «а почему вот так, а это так?». Хочу, чтобы эта книга стала обязательной к прочтению для любого студента в Англии, изучающего русский язык как иностранный. Хочу им помочь. И чтобы это была книга, которую даже русские купят, потому что они меня знают. Знают, что я придумываю слова. У меня множество своих собственных слов… Вот «курганить» – значит хулиганить! Когда ты русский язык знаешь хорошо, а сам ты не русский, ты можешь думать вне правил, вне зоны комфорта и легче придумывать нечто новое.

Куда еще поедем?

Джон Уоррен в Кургане

Про курганские впечатления Уоррена мы уже писали в репортаже со съемок, но вот секреты телекухни Джон раскрыл только в интервью:

– Есть абсолютно нормальная причина, без обид, по которой мы только в начале восьмого сезона доехали до Кургана. Это потому что Курган – маленький город. Тем не менее, у него богатая история. Я скромный ведущий, смотрю в сценарий, понимаю, что мне надо делать и делаю, хотя порой с чем-то не согласен. Я никак не могу влиять на передачу. И если делаем опять пирог с рыбой, то я уже сделал 250 таких пирогов! Я не считаю, что наши телезрители хотят увидеть рыбный пирог, они хотят увидеть какие-то новые горизонты. Но мы показываем микроэпизоды того, что снимаем. И они настолько близко к камере, что ты не видишь, где это происходит. И я не уверен, что мы покажем Курган во всей его красе. Мы, конечно, покажем какие-то планы, но не показываем общую картину. Это очень ограничивает наши возможности.

Я бы рассказывал больше про историю. В Кургане я вот услышал историю про англичанина, благодаря которому прославился шадринский гусь. Этих гусей отправили в екатерининский дворец и так далее, потому что какой-то англичанин сказал, что это «вау!» (хохочет). Вот это интересно!

– А как исполнить мечту путешествовать вашим зрителям?

– У нас будет конкурс для зрителей, призом в котором станет поездка в Индонезию на съемочный процесс. Каждую неделю я буду показывать фотографию какого-то места Индонезии, люди должны креативно, с выдумкой отвечать, что это за место, и после 15-ти этапов мы выберем победителя, возьмем его с собой в поездку. И я думаю, было бы глупо не поехать из Индонезии снимать передачу про Австралию – это моя голубая мечта. Я еще не всё в этом мире видел, очень хочу побывать в Австралии.

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Если вы стали свидетелем интересного события, присылайте сообщения, фото и видео в Viber  и WhatsApp по номеру тел. : +79195740453, в нашей группе "В Контакте"

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *