Две версии гибели Лермонтова

новости курган

Причастен ли к ней Николай I

Если бы существовал рецепт бессмертия, то 3 (по новому стилю 15) октября Михаилу Юрьевичу Лермонтову исполнилось бы уже 205 лет. Его дарование поражало и поражает современников и потомков. Даже великие люди называли этого человека пророком русского народа, великим живописцем нашего быта, вечным искателем истины, поэтом скорби своего поколения. Столь же едиными были мнения авторов целого ряда научных трудов, посвящённых творчеству Михаила Юрьевича, о неприязненном отношении к нему императора Николая I. Более того, считалось, что поэта устранили не только в угоду самодержцу, но едва ли не по его поручению. Попытаемся разобраться, так ли это.

Одна встреча

Михаил Лермонтов стал всенародно известным после распространения «в списках» стихотворения «Смерть поэта», посвящённого памяти убитого на дуэли Александра Пушкина. Особенно заключительные 16 строк, начинающиеся словами «А вы, надменные потомки…». Было это, как известно, в 1837‑м. Михаилу Юрьевичу не исполнилось и 23 лет. Но призывал ли он к свержению монархии? Если вспомнить все эти строки, становится очевидно, что в них нет конкретного бунтарства. Автор грозит «Свободы, Гения и Славы палачам» Божьим судом, а не народным восстанием или революцией. Естественно, это был вызов власти, и он не мог остаться без ответа. Но наказание не стало жестоким и суровым. Лермонтова заключили под стражу. Потом понизили в чине и отправили служить на Кавказ. Однако первая ссылка длилась лишь полгода. Стараниями близкого к царской семье знаменитого поэта Василия Жуковского, высоко ценившего творчество молодого поэта, а также его влиятельной в высшем свете бабушки дерзкий сочинитель вернулся в столицу.

Авторы научных трудов полагают, что Михаил Юрьевич оказался в немилости у государя и приводят свидетельства, что Николай I, мягко говоря, не испытывал тёплых чувств к Лермонтову.. Вот, в частности, одно из них. Однажды после возвращения в Петербург молодой поэт решил посетить масленичный бал у графа Воронцова-Дашкова. Туда же неожиданно нагрянул император. Такое поведение Михаила Юрьевича сочли «дерзким и неприличным».

Ключевое слово здесь «неожиданно». Мог ли знать недавний ссыльный, что столкнётся на великосветском рауте с самодержцем всея Руси, если тот до последнего момента и сам этого не знал? Наверное, Николаю I было не очень-то приятно увидеть своего хулителя. Только вот в свободе передвижения он его не ограничивал.

И даже если предположить, что бесстрашный поэт знал о появлении всемогущего властителя у Воронцова-Дашкова и специально приехал туда, чтобы появиться перед самодержцем, зная о его отношении к своей персоне, последствий для Михаила Юрьевича этот поступок не имел ровным счётом никаких.

Писали и о том, что по указанию царя вольнодумца посылали на самые ожесточённые бои Кавказской войны. Но есть воспоминания членов императорской семьи, в которых чётко отмечено следующее: все они во главе с Николаем I внимательно читали произведения Михаила Юрьевича. И практически всё, написанное Лермонтовым, кроме разве что «Маскарада», не запрещалось цензурой.

Две дуэли

Второй раз поэта отправили в ссылку на Кавказ весной 1840 года. Наказание было более суровым, что, впрочем, неудивительно. Одно дело вольнолюбивые стихи, другое — участие офицера в дуэли и попытка это скрыть.

Печальная история началась на балу в доме графини Лаваль. Там Лермонтова намеренно стравили с сыном французского посла Эрнестом де Барантом. Сторонники теории заговора объясняют это желанием угодить императору. Хотя фактов, подтверждающих достоверность этой версии, так и нет.

Французу показали написанную недавно Михаилом Юрьевичем злую и язвительную эпиграмму, адресованную совсем другому человеку. Но Баранту сказали, что это про него. Француз вознегодовал, возникла ссора, затем последовал вызов на дуэль. Сначала дрались на шпагах, но одна из них сломалась. Взялись за пистолеты. Барант промахнулся, Лермонтов выстрелил в воздух. Противники помирились, но о дуэли стало известно «наверху». Иностранца выдворили на родину. Поэта снова отправили на Кавказ.

Принимая участие в боях, Лермонтов проявлял храбрость. Его военная карьера вполне могла состояться. Однако Михаил Юрьевич столкнулся на Кавказе со знакомым ему по учёбе в военном училище, тогда уже отставным кавалергардским майором и литератором Николаем Мартыновым. Их конфликт привёл к дуэли, лишившей Россию вслед за Пушкиным другого великого поэта.

Можно ли заподозрить в её организации самодержца? Многочисленные свидетели в своих воспоминаниях в один голос утверждают, что зачинщиком стал именно Лермонтов. Несколько дней подряд он буквально изводил бывшего приятеля язвительными насмешками и замечаниями, даже в присутствии дам, что было особенно оскорбительно для Мартынова.

При этом отставной майор проявил редкое миролюбие, пытаясь урезонить обидчика. Тот не унимался. И что же всё-таки заставило поэта, казалось бы, ни с того ни с сего наброситься на Мартынова? Вразумительного ответа на этот вопрос никому пока найти не удалось. Но в самом деле, не двор же заставлял Михаила Юрьевича, как теперь принято говорить, атаковать своего убийцу…

Дуэль, оборвавшая жизнь Михаила Юрьевича Лермонтова, состоялась 15 июля (по новому стилю 27 июля) в Пятигорске.

Две цитаты

Исследователи часто приводят фразу, брошенную государем, когда ему сообщили о гибели Лермонтова. Якобы император сказал: «Собаке собачья смерть». В пользу этой версии говорит участь Мартынова. Военно-полевой суд приговорил его к разжалованию и лишению всех прав состояния. Но вскоре приговор смягчили. Это позволило Мартынову уехать за границу и жить там до самой смерти в 1875 году. Было ему тогда 60 лет.

Однако достоверность воспроизведённой цитаты тоже вызывает серьёзные сомнения. А вот прямо противоположная ей, по мнениям ряда исследователей, близка к истине. Многие придворные утверждали, что, выйдя к ним после воскресного богослужения, Николай Павлович произнес: «Господа, получено известие, что тот, кто мог заменить нам Пушкина, убит».

Стал бы всемогущий властитель говорить именно так, отдав перед этим приказ устранить поэта всеми правдами и неправдами? Сразу возникает другой вопрос: а зачем ему это делать?

Между тем очевидно и другое: если так же безапелляционно придерживаться той точки зрения, что Николай I никоим образом не причастен к гибели поэта, то и она вызовет череду вопросов и противоречий. Истина, как всегда, лежит где-то посередине. Наверное, её знал обладавший даром пророка Михаил Юрьевич Лермонтов, ещё до смерти поэта написавший такие строчки: «Настанет год, России чёрный год, когда царей корона упадёт». Может быть, когда-то правду узнаем и мы.

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Если вы стали свидетелем интересного события, присылайте сообщения, фото и видео в Viber  и WhatsApp по номеру тел. : +79195740453, в нашей группе "В Контакте"

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *