65 лет назад в Кургане зародилось арматуростроение

новости курган

28 декабря — день выпуска первой задвижки в регионе — предлагают утвердить официальным праздником

28 декабря 1954 года на Курганском арматурном заводе (в 1992 году был преобразован в ОАО «Икар») была выпущена первая задвижка. С этого момента начался отсчет истории не только самого завода, но и всего арматуростроения Курганской области.

Сегодня Курганская область является ведущим регионом-производителем сложнейшей арматуры для нефтяной, газовой, атомной, химической, энергетической промышленности, жилищно-коммунальной сферы. Продукцию наших заводов высоко ценят и покупают не только в России, но и за рубежом.

На территории области работают более двадцати арматурных предприятий – как новые предприятия, так и те, что успешно выпускают арматуру уже более полувека. В 2014 году в регионе сформировался кластер «Новые технологии арматуростроения», объединивший усилия всех его участников на освоение инновационной продукции и продвижение курганской продукции на рынке.

А начиналось все с задвижки Ду-500, выпущенной 65 лет назад на Курганском арматурном заводе, которая предназначалась для крупных водоводных систем строящихся городов и крупных промышленных предприятий.

Каждый руководитель и каждое поколение работников вписали свою страницу в яркую историю завода. Многие воспитанники этого орденоносного коллектива создали свои предприятия и продолжают развивать промышленность региона. Но Курганский арматурный завод занимает особое место в их судьбах.

Ветер перемен

новости курган

Алексей Симанов: с 1988 по 2003 год был генеральным директором Курганского арматурного завода (в 1992 году завод преобразован в ОАО «Икар»). Сейчас — исполнительный директор Курганского регионального объединения работодателей «Союз промышленников и предпринимателей».

Выбор народа

На должность генерального директора тогда еще объединения «Курганхиммаш» Алексея Симанова выбрал сам коллектив. В истории зауральской промышленности он стал первым избранным трудовым коллективом директором крупного предприятия. Вспоминает об этом так:

«Как назначались директора при плановой системе управления народным хозяйством? Собственником — в нашем случае Министерством, по согласованию с региональной властью. Но на дворе был 1988 год. Уже задули ветры перестройки. И когда предыдущему директору, Анатолию Кузьмичу Жигачеву, пришлось уйти с завода, ни Министерство, ни региональная власть не решились принять решение о назначении. Сказали: собирайте актив, выдвигайте кандидатов и выбирайте прямыми выборами. Меня и еще четверых кандидатов собрали в парткоме, предложили написать заявления на участие в выборах. Трое отказались, в том числе я. Двое согласились: Владимир Фадюшин, в то время главный инженер объединения, и Анатолий Слободянюк, коммерческий директор. Тогда уже Министерством было принято, но еще не реализовано решение о расформировании объединения на два самостоятельных завода — арматурного и химического машиностроения: двенадцать лет существовали вместе, но из-за разных менталитетов коллективы так и не срослись… Арматуростроители видели в ходе предвыборных встреч с коллективами подразделений объединения, что победит Фадюшин — химмашевец, из-за чего при расформировании объединения интересы арматурного завода могут быть значительно ущемлены. Группа ветеранов завода пришла ко мне и сказала: пиши заявление. Так я победил на выборах».

В первый год, признается Алексей Симанов, раза два собирался все бросить и уйти — настолько было тяжело. Сразу же после назначения генеральным директором он издал приказ о том, что Химмаш станет самостоятельным заводом. Туда назначили директором Фадюшина — его конкурента на выборах.

«Два завода срослись, как сиамские близнецы. Были объединены основные службы — энергетика, механика, коммерческие службы, финансы, социальная сфера. Надо было разрезать так, чтобы они оба остались живы» — говорит он.

Перестройка

Самым трудным периодом стали 90‑е. Министерства не стало, также как обкомов и горкомов. Прекратилось планирование объемов продаж, остановились заказы для атомной промышленности, «оборонка» прекратила финансирование заказов. Практически три четверти объема освоенной заводом продукции потеряло платежеспособных потребителей.

В начале 90‑х начался процесс приватизации предприятий. Нужны были инвестиции на перестройку технологий на новую продукцию, платежеспособных рынков сбыта. Завод вступил в рыночные отношения.

В 1992 году Государственный Курганский арматурный завод приватизировался путем преобразования в ОАО «Икар». Инвестором стало АО «Сибмашфонд», созданное на базе главка «Тюменьнефтегазпром». Завод взял курс на производство импортозамещающих изделий для нефтегазодобывающих предприятий.

«Начавшееся в 1992 году резкое падение продаж удалось компенсировать вновь поставленной на производство продукцией в 1998 году. Практически все изделия, которые позволили нам успешно работать, были поставлены на производство. Мы расширили их рынки сбыта. И в 1999‑2000 годах восстановили численность до 2400 человек (в сложные предыдущие годы на заводе прошло сильное сокращение штатов). Не просто вернули людей, а вошли на рынки, которые обеспечили загрузку такого количества рабочих», — говорит Алексей Симанов.

Что помогло решить эту задачу за семь-восемь лет? Грамотная и надежная управленческая команда.

«Я очень благодарен своим замам, которые все эти годы трудились плечом к плечу вместе со мной в такой сложной ситуации, как коренная диверсификация портфеля продаж завода по обеспечению его загрузки. Это Евгений Францевич Крейчи — зам по экономике; Владимир Петрович Попов — главный инженер, главный идеолог вхождения в новые для завода рынки сбыта, быстрого и эффективного освоения арматуры для нефтегазовой отрасли России; Владимир Анатольевич Стрекаловских — коммерция; Валерий Маркович Фельдман — зам по производству и Виктор Зиновьевич Руднев — зам по кадровым и социальным вопросам. Была создана команда единомышленников, которая билась не за собственные интересы, а за интересы коллектива, и это самое главное».

Алексей Николаевич предложил участникам арматурного кластера не забывать: 28 декабря — день выпуска первой задвижки в регионе — и ежегодно отмечать этот день как день курганских арматуростроителей. Он надеется, что эта идея будет поддержана коллегами.

«Завод – моя жизнь»

новости курган

Виктор Алексеевич Соколов: работал на Курганском арматурном заводе (с 1992 года — «Икаре») с 1960 по 2006 год. В разные годы занимал должности заместителя начальника чугунолитейного цеха по оборудованию, главного метал-лурга, заместителя главного инженера, главного технолога, секретаря парткома.

Виктор Соколов приехал на Курганский арматурный завод в 1960 году по распределению после окончания Новочеркасского электромеханического техникума. Тогда же с ним в Курган приехали двое его товарищей — Анатолий Волохов и Иван Шинкаренко, с которыми они всю жизнь работали бок о бок на заводе.

С 1 августа вчерашние студенты приступили к работе. Начинали формовщиками, а в декабре все трое начали работать в отделе главного металлурга — сначала под руководством Леонида Мазавина, затем Вилена Федорова. С отделом главного металлурга и литейным цехом была связана вся их дальнейшая трудовая жизнь.

— Судьба всегда сводила меня с добрыми, хорошими людьми, у которых я многому учился. Федоров, например, приучил к строгой дисциплине. Он всегда приходил на работу очень рано. Проходил по цехам, смотрел журналы испытаний, где какой брак, и не дай Бог, если я пройду эту цепочку позже него, — шум стоял до потолка. Ведь главным было не просто подготовить производство литья, а обеспечить его качество. А если я не буду владеть всей информацией, как давать задания технологам и конструкторам? На какой бы должности я ни работал потом, всегда приходил на работу раньше. Так же проходил цеха, здоровался с людьми, изучал информацию, смотрел обстановку. Когда приходил в кабинет, у меня уже складывался весь план работы на текущий день, — рассказывает Виктор Соколов.

Для Виктора Соколова завод — это вся его жизнь. Порой приходилось трудно — задачи стояли сложные, часто работали без выходных и праздников. Но, как бы ни было, на завод он всегда шел с удовольствием.

— Здесь кипела жизнь. Все технические отделы — технолога, металлурга, конструктора — были постоянно в движении. Мы начинали на одной конструкции задвижек, потом перешли на задвижку с упругим крином. Задвижка — это металлоемкая продукция. Шла борьба за экономию металла. Нужно было решать эту задачу. Поэтому всю номенклатуру задвижек перевели на так называемые затворы и разработали новую конструкцию для обратных клапанов. Тем самым снизили металлоемкость продукции примерно в два раза, завод получил хорошую экономию. Правда, для чугунолитейного цеха это было нехорошо. Его мощность составляла 19 тысяч тонн годного литья в год. А снижая металлоемкость задвижек, мы теряли выпуск годного литья. Поэтому вынуждены были брать заказы со стороны, — вспоминает он.

Виктор Соколов — соавтор 20 изобретений, автор и соавтор около 60 рационализаторских предложений. В 2002 году ему присвоено звание «Заслуженный рационализатор Российской Федерации». Он никогда не работал по установленному шаблону, искал и пробовал десятки вариантов, чтобы выбрать лучший. Инженерная мысль работала на то, чтобы сделать арматуру родного завода еще более совершенной и надежной.

Виктор Соколов:

— Мы делали много арматуры на север, а там должны быть хладостойкие стали. Это в основном нержавеющие и дорогие стали. Тогдашний главный инженер Владимир Макаров поставил задачу найти решение этого вопроса. Мы подключили челябинцев и сделали эту сталь. В 1999 году на базе стали 25Л отработали и внедрили в производство технологию выплавки хладостойкой модифицированной литой стали в индукционной печи. Она была чуть выше по себестоимости стали 25Л, но значительно дешевле нержавеющей. Освоение новой технологии позволило заводу выполнять заказы для Крайнего Севера.

Соколов всегда уделял много внимания внедрению передовых технологий. Поставленные на производство задвижки с использованием изобретения, соавтором которого являлся Виктор Алексеевич, по показателям надежности превосходили на тот момент отечественные и зарубежные аналоги.

Курганский арматурный завод внес огромный вклад не только в развитие промышленности, но и города в целом. Мало кто знает, но огромное количество городских памятников и скульптур были отлиты в его литейном цехе. В их числе: мемориал, посвященный памяти павшим в Великой Отечественной войне, в сквере завода Кургансельмаш, Мемориальный ансамбль воинам-курганцам, погибшим в годы Великой Отечественной войны, памятник-бюст Ф. Э. Дзержинскому на улице Советской, бюст Герою гражданской войны Н. Д. Томину, бюст большевику, председателю Совдепа Д. Е. Пичугину, памятник Герою Советского Союза Д. М. Крутикову, памятник Д. М. Карбышеву у школы-интерната № 17 (он сделан в бронзе), памятник воинам 32‑го лыжного полка на Увале, памятник В. И. Ленину на площади арматурного завода — с ним, кстати, связана интересная история.

— Памятник Ленину, который стоит напротив бывшего заводоуправления, отлили литейщики нашего чугунно-литейного цеха. Это была идея Терентия Дементьевича Полибзы, тогдашнего директора завода. Его спросили: Терентий Дементьевич, куда должен смотреть памятник? Он подумал-подумал и говорит: «Пусть смотрит в мой кабинет». Так и сделали.

Виктор Алексеевич убежден: 28 декабря — день выпуска первой задвижки в регионе — должен быть официально признан днем становления курганского арматуростроения, и надеется, что эта идея будет поддержана участниками кластера «Новые технологии арматуростроения» и властями региона.

Хочешь жить – умей работать

новости курган

Александр Шушарин: с 1998 по 2006 год — заместитель генерального директора ОАО «Икар» по продажам. С 2006 года — руководитель ООО «Ространсмаштрейд», образованного в связи с реорганизацией предприятия как торговый представитель завода «Икар». С 2012 года — генеральный директор ООО «РТМТ», которое специализируется на производстве промышленной трубопроводной арматуры.

Для Александра Шушарина «Икар» стал не только первым местом работы, но и настоящей школой жизни. Здесь учили тому, чему не учили нигде, — делать невозможное.

«Я устроился на завод 15 августа 1993 года — сразу после института. В работу пришлось вникать с ходу, — вспоминает он. — В первый день меня нагрузили каталогами выпускаемой продукции. А на второй пришли и сказали: «Собирайся, ты едешь в командировку». Командировка была в Новый Уренгой — на «Ямбурггазодобычу». Мы отправили им вагон клапанов, но денег не получили. Нужно было ехать, договариваться, выбивать оплату. Тогда у всех были огромные неплатежи, рассчитывались по взаимозачетам. Нам в качестве оплаты отправили несколько цистерн газоконденсатного бензина с Астраханского газоперерабатывающего завода. Помню, как потом ругались водители: «Кто поставил этот бензин? Машины не едут!».

Со своей первой командировки Александр Шушарин привез не только бензин, но и первый крупный заказ.

«Ты в Надыме был?» — спросили меня тогда в Ямбурге. «А где это?», — спрашиваю. Я ведь тогда толком не знал ни одного северного города… Меня посадили в вертолет и отправили в «Надымгазпром». В то время у газовиков не было такой сумасшедшей конкуренции, как сейчас. Кто первый приехал, тот и забирал заказы. Я тогда получил заказ практически на целый год загрузки завода», — рассказывает он.

В начале 90‑х страна с головой окунулась в рыночную экономику и училась жить в новых условиях. Заводу предстояло полностью перестроить продуктовую линейку, осваивать новые рынки. На тот момент наиболее платежеспособным были нефтяной и газовый рынки. Денег ни у кого не было, поэтому продавцу нужно было не столько продать свою продукцию, сколько найти, как за нее рассчитаются.

Александр Шушарин:

— Помню, был сложный зачет. В Свердловской области есть производители медной проволоки. Мы взаимозачетом поставили им газ. Так вот они отправляли свою проволоку производителю генераторов. Тот отправлял свои генераторы производителю танковых двигателей в Барнауле, который дальше отправлял свои двигатели на Курганмашзавод. А Курганмашзавод уже поставлял нам штамповку.

Работать было сложно, но интересно, и мы были молоды. За первые полгода Александр Шушарин изучил весь север и все газодобывающие и газотранспортные предприятия, получил огромный опыт, который стал для него самым ценным приобретением.

Александр Шушарин признается — у него были хорошие учителя:

— Мой первый учитель — Виктор Жернаков, начальник отдела продаж. Я обязан ему многим. Самый главный урок от него — не бояться невыполнимых задач. Он говорил так: пробуй, прикладывай усилия, и ты получишь результат. В двадцати процентах случаев, которые казались безнадежными, удавалось достигать поставленной цели. Остальные восемьдесят тоже давали определенный результат и открывали новые возможности. Сегодня, будучи руководителем своего предприятия, я часто следую этому принципу.

Второй мой учитель и, наверное, главный, — это Алексей Симанов, который был генеральным директором в то время. Его кредо — «никогда не сдаваться, идти до конца». Это разумный авантюризм. Помню, мы взяли контракт на поставку продукции, не имея разработанных чертежей, заготовок и опыта изготовления этого изделия. Я не понимал, как так можно? На что он сказал: «Если не поставить себя к стенке, не отрезать пути отступления, ты будешь очень долго идти к поставленной цели». Завод частенько ставил себя к стенке, но благодаря этому мы двигались семимильными шагами в освоении новой продукции».

Но, пожалуй, главное воспоминание тех лет — это дефолт. Это было страшное, тяжелое время.

Александр Шушарин:

Осенью 1998 года задержка зарплаты доходила до пяти месяцев. В стране катастрофически не было денег. Но мы должны были любой ценой и любыми средствами искать возможности, чтобы расплачиваться с людьми. Помню, каких усилий стоило обменивать нашу продукцию на продукты и товары первой необходимости. Дважды в месяц я докладывал на собраниях трудового коллектива, что для этого удалось сделать. Никогда не забуду эти глаза — в них была усталость, тоска и вместе с тем надежда. И аплодисменты — искренние, неподдельные, когда я говорил, что удалось привезти сливочное масло, сахар, муку или макароны. Нам, пережившим дефолт, уже не кажется таким смешным повесть М. Булгакова «Дьяволиада», мы в ней участвовали.

За 65 лет у арматуростроителей были и победы, и поражения, взлеты и падения, но мы двигались вперед. Только так, упорством и трудом, мы решали новые задачи и ставили новые цели. Предлагаю в память о ветеранах-арматуростроителях объявить 28 декабря днем арматуростроителей Зауралья.

«Главное — создать команду»

новости курган

Генеральный директор «Кургандормаша» Михаил Федулов работал на заводе «ИКАР» с 1979 по 2008 год.

За почти тридцать лет на «ИКАРе» Михаил Федулов попробовал себя в разных должностях. Был технологом, начальником трех цехов, заместителем главного металлурга и генерального директора по производству, коммерческим директором и главным инженером. Он считает, что это стало настоящей школой труда и успеха.

«На «ИКАРе» прошло мое становление как специалиста и руководителя. По цехам я не просто так перемещался — я набирался опыта как антикризисный менеджер. Мне предлагали самый тяжелый цех, я его «поднимал», и меня направляли в другой. Я понял, что главное — уметь создать команду, увидеть проблемы и с помощью совместной системной работы эти проблемы решить», — говорит Михаил Федулов.

Он вспоминает, что самыми тяжелыми были «перестроечные» годы с 1991-го по 2000-й: «В это время сдало позиции огромное количество заводов, в том числе и у нас в Кургане. Главная особенность «ИКАРа» в том, что он не только сохранил рабочие места — как работало 2500 человек, так и осталось, но и в том, что объемы производства не упали, а, напротив, выросли».

Для этого завод на 95 % изменил ассортимент выпускаемой продукции. В советское время «ИКАР» единственный в СССР производил стальную паросиловую арматуру, которая применялась в котельных, и чугунную арматуру для металлургических комбинатов и шахт, для мелиоративных установок. С развалом предприятий и колхозов такая арматура стала не востребована.

«Тогда мы решили, что будем работать на нефтегазовый сектор, — наш завод был ближайший к тюменскому северу. Мы стали выпускать задвижки для нефтяников-газовиков, которые раньше вообще не производились в России, — еще в то время сделали ставку на импортозамещение. Специалисты «ИКАРа» создали особую сталь холодного исполнения для работы в особо тяжелых условиях — при температуре до минус 60 градусов, сконструировали задвижки высокого давления и, используя новоизобретенные продукты, оборудовали целое месторождение в Тюменской области».

Михаил Федулов считает, что именно это позволило «ИКАРу» продержаться на плаву весь кризисный период. Хотя и его сотрудники ощутили на себе все «прелести» девяностых: задержки зарплаты и бартерная продукция вместо денег. Правда, по бартеру завод получал даже машины — Тольятти обменивал «Жигули» на курганскую арматуру.

«ИКАР» был арматуростроительным гигантом, известным на всю Россию и постсоветское пространство. В начале 90‑х после расформирования отраслевых союзных министерств арматуростроители создали «Научно-промышленную Ассоциацию арматуростроителей России и стран СНГ» (НПАА). С 2000 по 2018 год президентами Ассоциации были избраны А. Н. Симанов, а затем В. В. Макаров. Курган был настоящей столицей арматуростроения. Современный арматуростроительный кластер — наследие именно этого завода», — говорит Михаил Федулов.

Он отмечает, что особенно запомнились руководители завода «ИКАР», которые передали ему опыт и во многом послужили примером. Я с благодарностью вспоминаю генерального директора «Курганармхиммаша» Алексея Илюшина, секретаря парткома «Курганармхиммаш» Анатолия Слободянюка, председателя профкома Анатолия Пришедько, главного металлурга Виктора Соколова, заместителя начальника ПДО Александра Тарасова.

«Они занимались не только производством, но и социальной сферой — у завода был большой дворец культуры, в каждом цехе организовывались творческие коллективы и спортивные команды, проходили заводские спартакиады и конкурсы художественной самодеятельности. «ИКАР» жил настоящей жизнью — интересной и насыщенной».

В память о работниках завода, создавших арматуростроение Зауралья и выпустивших 65 лет назад первую задвижку, предлагаю арматурному кластеру ежегодно отмечать эту дату.

Коллектив творцов

новости курган

Владимир Васильевич Макаров на Курганском арматурном заводе — Курганармхиммаше — «Икаре» с 1975 года. В 2003‑2005 годах был генеральным директором ОАО «Икар». Затем возглавлял ЗАО «Курганспецарматура». Сейчас — индивидуальный предприниматель, работает также в сфере арматуростроения.

Для Владимира Макарова выбор арматурного завода в качестве места работы оказался абсолютно логичным — именно там, учась на пятом курсе Курганского машиностроительного института, он с другими студентами помогал внедрять станки с числовым программным управлением. И в дальнейшем основной акцент в своей работе он делал на создание и реализацию новых проектов в области технологий и конструкций, которые касались автоматизации производства.

Арматурный завод в 70‑е годы прошлого века был одним из самых прогрессивных и в чём-то уникальных предприятий. Как вспоминает Владимир Макаров, именно там в это время, пожалуй, впервые в Кургане стали использоваться станки с ЧПУ.

— Думаю, что самая первая персональная ЭВМ тоже появилась у нас, для расчёта управляющих программ. Тогда это были IBM PC XT, ещё с монохромным экраном, — рассказывает Владимир Васильевич.

Особое внимание к использованию самых современных на тот момент технологий обработки было не случайным. Например, большая часть арматуры до диаметра 50 (мм) производилась для атомных электростанций. Эти изделия были достаточно сложными, наукоёмкими. Не меньшие требования предъявлялись к продукции для военно-промышленного комплекса, в частности арматуре для заправщиков ракет и самолётов.

Среди тех, кто больше всего повлиял на его становление как специалиста и руководителя Владимир Макаров вспоминает прежде всего директора Курганского арматурного завода в 1969‑1977 годах Алексея Фёдоровича Илюшина, который забрал выпускника прямо с госэкзаменов и сказал: «Давай, приходи к нам!». Это инженерный состав, работники отделов главного конструктора и главного технолога Владислав Алексеевич Тупицын, Владислав Павлович Гороховцев, Владимир Михайлович Некрылов, Владимир Васильевич Колосов, Владимир Петрович Мишин, Валентина Михайловна Чернядьева, Александр Викторович Шевелев, Леонид Александрович Черыков.

В 90‑е же годы, когда количество заводов, которые либо закрылись, либо едва существовали, исчислялось десятками, только в Кургане арматуростоителям повезло. Эта отрасль оказалась наименее подвержена стагнации, поскольку такие вещи, как краны и задвижки, используются буквально везде — от подвала пятиэтажки до космодрома — и в целом обеспечивают жизнедеятельность инфраструктуры. Разумеется, пришлось осваивать новые рынки, старые — атомпром и ВПК — сошли практически на нет. Завод стал в первую очередь работать для нефтегазового сектора и соответствующим образом перестраивать производство. Импортозамещением, кстати, занялись уже тогда, потому что ранее нефтяники предпочитали покупать зарубежную арматуру. На «Икаре» в конце 90‑х — начале 2000‑х была почти полностью обновлена продуктовая линейка, что позволило заводу практически без потерь пережить сложные времена в экономике. К 2001 году он занимал в Курганской области первое место по финансово-экономическим показателям. Это было достигнуто объединёнными усилиями как менеджмента предприятия, научившегося грамотно действовать в рыночных условиях, так и коллектива, который стал работать с большей эффективностью, увеличилось количество новых разработок.

— Коллектив завода был уникален, поскольку объединял настоящих творцов, конструкторов, технологов, которые занимались непрерывным освоением нового, созданием инновационных изделий, — подчёркивает Владимир Васильевич.

Это подтверждается тем, что значительное количество предприятий, которые входят в курганский кластер «Новые технологии арматуростроения», основаны бывшими сотрудниками «Икара». При этом курганские предприятия занимают лидирующие позиции. Владимир Макаров уверен, что эта отрасль у нас продолжит развиваться. Хоть такая продукция и не самая прибыльная, но рынок у неё всегда есть, и при этом рынок не опустошаемый — до сих пор 60 % арматуры в России покупается за рубежом.

Среди ярких моментов производственной биографии, которые имели важное значение как для завода, так и нашего собеседника, Владимир Васильевич вспоминает уже упоминавшуюся автоматизацию, разработку конструкторско-технологической базы данных, которую можно считать предтечей современных ERP-систем (комплексов для управления производством при помощи специального программного обеспечения, сейчас к ним относится, например, 1С). На рубеже тысячелетий, в 2001 году, в порядке импортозамещения «Икар» поставил на месторождения Ямбурга крупную партию задвижек высокого давления, впервые выпущенную на заводе. Сумма контракта была ни много ни мало 400 млн рублей! Было возрождено производство для атомных энергетических установок. Произошло перепрофилирование литья с чугуна на все виды стали, в том числе нержавеющие и низкоуглеродистые. Опыт, полученный на «Икаре», считает Владимир Макаров, бесценен и помогает ему до сегодняшнего дня, позволяя смотреть на производство не только с точки зрения отдельного продукта, но и видеть всю картину, воспринимать его интегрально.

Владимир Васильевич желает всем, кто работал с ним на легендарном курганском заводе, счастья, здоровья, успехов в работе и в личной жизни.

Для справки

На Курганском арматурном заводе открыто литейное производство

Курганский арматурный завод — уникальное предприятие Советского Союза с яркой, богатой историей и широкой номенклатурой изделий.

Истоки зарождения Курганского арматурного завода ведут в 1949 год, когда Иосиф Сталин подписал постановление Совета Министров СССР о строительстве трех мощных арматурных заводов. Один из них — в Кургане. Уже в 1951 году в штат вновь создаваемого завода были приняты первые три человека: директор Иван Степанович Дуроченко, главный инженер Владимир Александрович Веснин и секретарь‑машинистка, начальник отдела кадров Галина Алексеевна Мельникова.

В 1950 году мощности Советского Союза по выпуску трубопроводной арматуры составляли 53 тысячи тонн в год. Нашему Курганскому арматурному заводу была поставлена задача наладить выпуск 20 тысяч тонн стальной и чугунной арматуры в год. 28 декабря 1954 года завод выпустил первую задвижку. Страна представляла собой гигантскую стройку, так что арматуры требовалось много. Она была нужна и для развивающейся химической, нефтяной и газовой и атомной промышленности. Так что на курганский завод возлагались большие надежды.

60‑70‑е годы называют «золотым временем» завода. Тогда активно шло освоение новых изделий, в частности для использования в трубопроводах для жидкого и газообразного аммиака, в условиях глубокого холода — при температуре до –200 градусов по Цельсию, атомных станций. К слову, арматура курганского завода использовалась на всех атомных станциях Советского Союза, включая Белоярскую АЭС, атомных электростанциях стран — членов СЭВ (страны социалистического лагеря), и на передвижной атомной электростанции «Памир».

Предприятие освоило сложную арматуру для беспилотного космического корабля «Буран» и оборонных комплексов страны. Большинство атомных судовых энергоустановок военных кораблей оснащены арматурой производства курганского арматурного завода.

В жизни завода были тяжелые времена. Драматичная развязка наступила в 2016‑м: Арбитражный суд признал «Икар-КЗТА» банкротом, имущество выставили на аукцион.

Сегодня на производственных площадях бывшего «Икара» работает Курганский арматурный завод, который входит в холдинг «Курганприбор». Предприятие динамично развивается и поставляет свою продукцию для нефтяной, химической и других отраслей промышленности.


P. S. Невозможно в одном материале рассказать обо всех, кто творил яркую и славную историю Курганского арматурного завода, но их труд и талант навсегда вписаны в эти страницы. Завод жил и развивался благодаря каждому, кто здесь работал, — рабочим, конструкторам, технологам, металлургам, экономистам, представителям других специальностей, и, конечно, тем, кто в разные годы им руководил.


Арматуростроение Курганской области в цифрах (по итогам 2018 года)

Кластер «Новые технологии арматуростроения» объединил 46 предприятий.

Помимо арматурных предприятий в него входят заводы, выпускающие сопутствующие товары, учреждения науки и образования.

В 2018 году выручка предприятий кластера составила 13 млрд 200 млн рублей

Объем экспорта составил 420 млн рублей

Потенциальная доля товаров и услуг кластера на российском рынке — 9,1 %.

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Если вы стали свидетелем интересного события, присылайте сообщения, фото и видео в Viber  и WhatsApp по номеру тел. : +79195740453, в нашей группе "В Контакте"

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *