Сногсшибательный лук

новости курган

Зачем вставлять в речь иностранные слова?

«Слушай, давай в коворкинге зависнем, у меня есть креативная идея для стартапа, запустим краудфандинг. С меня смузи!» — «Вот сразу иди на фиг!» — анекдот настолько точно отражает реальность, что уже и не смешно.

Конечно, русский язык и не такое переживал — иностранные заимствования были, есть и будут во все времена, многие «заморские» слова с годами, и особенно со столетиями, становятся неотъемлемой частью «великого и могучего». В конце концов до боли родные «огурец», «почта» и «балбес» тоже пришли к нам из других языков! Но в последнее время у некоторых моих сограждан стремление выглядеть современным, деловым и модным прямо-таки «зашкаливает» и воплощается в формах, далеких от здравого смысла.

Иностранное новомодное слово стоит употреблять в речи, если ему нет аналога в русском языке. Или если одно‑единственное слово с успехом заменяет целую фразу. Да и то… Загадочный «коворкинг» — просто-напросто пространство для совместной работы людей разных профессий, которые не являются единой командой. Деловой центр, в котором можно арендовать рабочее место, если продуктивно трудиться дома или в офисе нет возможности. Помимо непосредственно рабочего места с доступом к интернету, принтеру, сканеру и прочей технике арендаторы могут пользоваться общим пространством — обычно это кухня с чаем, кофе и печеньем и комната для переговоров. Тогда почему бы так и не сказать — деловой центр для совместной работы? Скучновато звучит, никакой заграничной романтики, зато не спутаешь ни с ковром, ни с глаголом «коверкать».

«Краудфандинг» — звучит неуклюже, но, возможно, это как раз тот редкий случай, когда использование иностранного слова оправдано. Уж слишком долго выговаривать фразу: «способ коллективного финансирования проектов, при котором деньги на создание нового продукта поступают от его конечных потребителей». Сюда же можно отнести, так и быть, и «стартап» — «новый финансовый проект с использованием новейшей, никем ранее не опробованной технологии, нацеленный на быстрое развитие и получение прибыли».

А вот столь полюбившееся народу прилагательное «креативный» практически всегда можно с чистым сердцем заменить на родное и понятное слово «творческий». «Контент» — просто-напросто «содержание». И, честное слово, куда приятнее и безопаснее для психики пить свежевыжатый сок, чем подозрительный «фреш», а «тефтелька» звучит аппетитнее, чем «митбол», вызывающий ассоциации с командными видами спорта. Да и «смузи» — всего-навсего густой молочно-фруктовый (иногда ягодный или овощной) напиток, взбитый до однородного состояния.

«Лук» — это в переводе с английского (Look) «вид», «образ». Готова поспорить, что комплимент «Сногсшибательный лук!» любая российская женщина в первую очередь автоматически воспримет как похвалу своим кулинарным способностям (или талантам заботливой хозяйки дачного участка) и далеко не сразу осознает, что отдельные граждане могут иметь в виду ее вечернее платье.

«Ресепшен» — звучит гордо, но на самом деле это всего лишь приемная стойка регистрации в гостиницах, медицинских клиниках и других коммерческих учреждениях. Конечно, заманчиво небрежно бросить при случае: «работаю на ресепшене». Точно так же греет душу, и когда свысока поясняешь интересующимся твоей профессией: «оказываю услуги по клинингу». Или: «я — мерчендайзер!», «я — эйчар!». Это тебе не какие-то там банальные и явно довольно скромно оплачиваемые «администратор», «уборщица», «специалист по выкладке товара», «кадровик».

Порой бывает сложно признаться, что ты не смог устроиться по специальности и раздаешь на улице рекламные листовки. Тут и приходит на помощь солидно звучащее слово «промоутер». Иностранная лексика, по мнению ее приверженцев, прямо-таки призвана внушать окружающим уважение к их персонам. Впрочем, что это мы? Конечно, не старомодное «уважение», а современный «респект»!

Словом «фейк» сейчас принято называть любую фальшивку — от лихо запущенной в новостях «утки» до копии дорогостоящей дизайнерской сумочки, любовно изготовленной китайскими тружениками. Хотя есть масса куда более привычных уху россиянина вариантов с тонкими смысловыми оттенками — «подделка», «суррогат», «подлог», «имитация».

Беда не в самих иностранных словах как таковых — язык, как уже говорилось, постоянно заимствует слова, и часть из них успешно приживается, обогащая нашу речь. Жаль, что, увлекаясь использованием «фейков», «эйчаров» и междометия «вау!», человек обедняет свой словарный запас, сводит его к минимуму невыразительных шаблонов, даже не подозревая о потрясающем необозримом богатстве русской речи, которым каждый из нас, россиян, владеет уже по факту рождения. И вот эта «языковая нищета» не радует, не впечатляет, не вдохновляет и решительно не устраивает. Как выразились бы объекты моей критики — не айс.

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Если вы стали свидетелем интересного события, присылайте сообщения, фото и видео в Viber  и WhatsApp по номеру тел. : +79195740453, в нашей группе "В Контакте"

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *