«В тюрьму не вернусь»

Новости Курган

Бывший заключенный из Кургана только в колонии понял, что самое ценное в жизни

Василий (по его просьбе мы не называем фамилию) попал в колонию в 2015-м за наркотики. Суд назначил ему четыре года и четыре месяца общего режима. Через два года и семь месяцев наказание смягчили — перевели в колонию-поселение на более мягкие условия. Еще через полгода и вовсе выпустили, заменив лишение на ограничение свободы. Сейчас бывший сиделец должен соблюдать целый список требований: постоянно быть под контролем, носить электронный браслет, отмечаться в уголовно-исполнительной инспекции и спрашивать разрешение, если надо выехать за город. Любой серьезный проступок вернет его обратно. Каково это — попасть в тюрьму и каждый день доказывать свое право на свободу — в нашем интервью.

— Как вы попали в колонию?

— Связался с наркотиками. Появились друзья, компания. Предложили попробовать. И пошло-поехало. Я всегда работал, поэтому с деньгами было нормально. Буквально через полгода оказался в тюрьме — пришел за «закладкой», меня задержали.

Перед судом на 21 день сам лег в «Карчевку» на реабилитацию (стационар наркодиспансера на улице 2-й Часовой). Вышел за четыре дня до суда. Из зала суда — в колонию на четыре года.

— Сразу поняли, что вас посадят?

— Нет, осознал это только после приговора, когда в зал суда зашли сотрудники с наручниками.

— Что почувствовали в этот момент?

— Пустоту какую-то… Думал, что это шутка, розыгрыш.

Сначала месяц в СИЗО. Самое страшное было, когда тебя после свободы закрывают в четырех стенах, где четыре человека и всего раз в день на час выводят погулять. Банально воздухом хотелось подышать.

Когда привезли в колонию, полегче стало — можно передвигаться, устроиться на работу. Но тяжело осознавать, что впереди еще четыре года. Жаль этого времени, его никогда не вернешь. А сколько хорошего можно было бы сделать на свободе.

— Как думаете, как бы сложилась ваша жизнь, если бы не колония и наркотики?

— Я мог бы жить нормальной жизнью — дом, семья, работа. Подальше от таких «друзей». Ни с кем из них сейчас не общаюсь. Но что случилось, то случилось. Сам виноват. Не на кого показывать пальцем.

— Чем занимались в колонии?

— Я токарь, слесарь, кузовщик. Все умею. Сразу устроился на промзону, работал на токарном станке. Лежать и ничего не делать — с ума можно сойти. В две смены просился, с восьми утра до двенадцати ночи.

У меня трудовая книжка с 14 лет — дворником в садике работал. Мама — одна, тяжело было. Летом подметал, зимой снег чистил. Потом в пед-училище поступил. Окончил, два года проработал учителем труда и физкультуры. Потом — на завод токарем, а после занялся автомобилями. Все навыки пригодились. Даже в отпуск в колонии ходил.

— Может ли человек измениться, находясь в колонии?

— Это от него самого зависит, от его желания меняться. Там есть время подумать, проанализировать свою жизнь, ошибки, чтобы не повторить их в будущем.

Есть возможности меняться. Например, работают школа и ПТУ, можно получить профессию сварщика или строителя.

Для себя понял, что всегда нужно быть самим собой. Если на воле был честным, хорошим парнем, таким и оставаться. Тогда все будет хорошо.

— Как складывались отношения с семьей?

— Когда начал употреблять, все было плохо — денег в семью не приносил, много тратил на наркотики, дома были скандалы. В тюрьме понял, что семья — самое ценное в жизни.

Супруга ко мне приезжала в колонию, «передачки» возила. Когда знаешь, что тебя кто-то ждет, легче. А там много таких, которые никому не нужны и которые ничего в жизни не умеют. Освободится, а через 10-20 дней обратно. Глядя на таких, появляется надежда, что у тебя не все потеряно.

Когда меня посадили, сыну 13 лет было. Первый раз увиделись через три года, когда они с женой приехали в колонию-поселение. Я его не узнал — вырос, на три головы меня выше. Ему уже 18, в армию готовится.

Сейчас нормально в жизни — работа, дом, семья. Два раза в отпуск съездили в Анапу. Все будет хорошо.

— Что сказала мама, когда вас посадили?

— Она не знала сначала. Потом приехала на «свиданку». Плакала. Не думала, что наркотики и я совместимы. Для нее это был шок. Но уже ничего было не поделать.

— Не боитесь, что ребенок может повторить ваш путь?

— Нет. Потому что я с ним очень серьезно разговариваю на эти темы. Если что-то замечу — сразу в наркодиспансер.

Он сейчас со мной работает. Обучаю его кузовному делу. В свои 18 может разобрать любую дорогую иномарку и собрать ее обратно.

— Какой совет, урок вы ему дали?

— Никогда не связываться с наркотиками. Подальше держаться от всяких соблазнов и людей таких… Смотрю, контролирую, с кем общается. Вроде хорошие пацаны. Наркомана сразу вычислю — стоит в глаза посмотреть.

Сам пять лет не употребляю. Второй год хожу в наркологический, стою на учете. Скоро меня снимут, восстановлю права.

— Допускаете мысль, что можете снова оказаться в колонии?

— Не допускаю. Разве что стечение обстоятельств, всякое ведь бывает в жизни. Но сам не сделаю ничего того, что могло бы привести меня в колонию.

— Не боялись, что на свободе общество вас не примет?

— Нет. Я по жизни нормальный человек. Освободился, встал на учет, зашел в первый попавшийся сервис, и мне дали работу. Сложно тем, кто ничего не умеет. А я умею работать.

Начальник филиала по Советскому району города Кургана Уголовно-исполнительной инспекции УФСИН России по Курганской области Анна Дягилева:

— Основная функция инспекции – контроль за осужденными, которым назначено наказание без изоляции от общества. В том числе за теми, кому лишение свободы решением суда заменено на ограничение. После выхода на свободу мы продолжаем работу с такими людьми – ведем профилактическую и воспитательную, в ряде случаев психологическую работу.

Главная проблема – это отсутствие работы. Поэтому в инспекции регулярно организуются встречи с представителями центра занятости населения. Также с осужденными встречаются специалисты наркодиспансера, ГИБДД, центра помощи семьи и детям – консультируют, отвечают на вопросы, рассказывают, какую помощь им могут оказать в той или иной жизненной ситуации.

Меняют свою жизнь единицы. По статистике из десяти освободившихся из мест лишения свободы примерно шесть возвращается обратно. Василий в этом смысле – исключение. Он уже два года у нас на учете, и за это время не нарушал порядок и условия отбытия наказания. Трудоустроен, семейный. В прошлом году в качестве поощрения получил разрешение выехать за пределы Кургана – поехали с семьей в отпуск в Краснодарский край. Это редкость.

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Если вы стали свидетелем интересного события, присылайте сообщения, фото и видео в Viber  и WhatsApp по номеру тел. : +79195740453, в нашей группе "В Контакте"

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *