Музыки полёт: в Кургане открылся седьмой Всероссийский музыкальный фестиваль имени Шостаковича

курган новости

Уже 20 лет в нашем городе проходит музыкальный форум, собирающий лучшие исполнительские коллективы и солистов России

VIII Всероссийский музыкальный фестиваль имени Шостаковича в Кургане открылся 25 сентября, в день рождения композитора. Блестящее грандиозное звучание «Славянского марша» Чайковского в исполнении Тюменского филармонического оркестра совершенно отвечало торжественности момента и праздничному настроению публики и музыкантов. Ведь этот фестиваль юбилейный. Уже 20 лет в нашем городе проходит музыкальный форум, собирающий лучшие исполнительские коллективы и солистов России. Вот и в этом году к нам прибыли великолепные музыканты: из Москвы — Михаил Бирюков, бас; из Петербурга — Наталия Краевски, сопрано; из Тюмени — филармонический оркестр, дирижер — Владимир Добровольский.

Симфония № 14 Дмитрия Шостаковича для сопрано, баса и струнного оркестра с ударными на стихи Лорки, Аполлинера, Кюхельберкера и Рильке, которую музыканты исполнили в день открытия фестиваля, — одно из самых сложных произведений великого композитора.

Тема смерти стала основной в Четырнадцатой симфонии. Неслучайно ее называют Реквиемом ХХ века. Образы смерти пронизывают все 11 частей этой необычайной вокальной симфонии.

Это необыкновенное сочинение, которое — по контрасту! — возвращает нас к осознанию ценности и неповторимости самой жизни, каждого светлого её проявления, каждой радости, дарованной человеку, — любви, свободы, мира и природы — всего, что так недолго потерять, если не научиться беречь.

Музыка Шостаковича гениально передаёт эмоциональное напряжение, страсть, печаль… Кажется, невозможно забыть эту мелодию, интонацию, повторяющуюся в 4-й части симфонии, в эпизоде «Самоубийца»: «Три лилии, три лилии на могиле моей без креста». Глубиной отчаяния поражает голос солиста Михаила Бирюкова в монологе «В тюрьме Сантэ», отчаяние человека, утратившего свободу «А небо… лучше не смотреть, я небу здесь не рад»…

Вечер скрипичной музыки

Это был не только ожидаемый концерт программы фестиваля, но и встреча с давними знакомыми, молодыми музыкантами, ведущими активную гастрольную жизнь, временно прерванную из-за пандемии, и встреча эта была равно желанной для артистов и для публики. В программе вечера — два абсолютных классика двадцатого столетия, две вершины музыкального Олимпа — Сергей Прокофьев, которого современники называли Моцартом ХХ века, и Дмитрий Шостакович — музыкальная совесть эпохи. Они жили в одном столетии и при полном различии характеров, школ, темперамента, индивидуальности их неизбежно и неуловимо роднят время и мировые потрясения, пережитые ими…

В репертуаре относительно недавно сложившегося, но уже совершенно сыгранного дуэта Сергея Догадина (скрипка), выпускника Петербургской консерватории и Международной музыкальной академии имени Иегуди Менухина, и Филиппа Копачевского (фортепиано) — замечательные певучие и лиричные «Пять мелодий для скрипки и фортепиано» Сергея Прокофьева, написанные ещё в Париже, в 1925 году, сначала как вокальные миниатюры. Эта музыка полна нежной переливчатости настроений, словно игры солнца и тени, радости и легкой грусти…

Совершенно иные интонация, звучность — всё иное; это уже другой Прокофьев — автор Сонаты № 1 фа‑минор для скрипки с фортепиано, написанной в 1946 году уже после возвращения в Советский Союз. Впечатления жизни иного времени, драматичного и сурового, в другой стране, в другом качестве существования отразились в этой музыке. Звучание скрипки кажется приглушенным, как закрытые шторами окна, не вполне пропускающие свет.

24 прелюдии Дмитрия Шостаковича были написаны для фортепиано. Но когда автор услышал переложение их для скрипки с фортепиано Дмитрия Цыганова, он оценил его как абсолютно органичное (словно так и было задумано — скрипка и фортепиано). Правда, Цыганов сделал переложение только 19 прелюдий. Композитор Лера Ауэрбах (Израиль) завершила цикл, записав переложение еще пяти прелюдий (почти семьдесят лет спустя). И теперь мы услышали все 24 прелюдии в блестящем исполнении прекрасного дуэта. В этих музыкальных миниатюрах есть всё — лирика и эксцентрика, все оттенки юмора, иронии, сарказма, и размышления, и ритмы танца или арлекинады… Краткость большинства прелюдий создаёт и эффект калейдоскопичности, почти кинематографического монтажа эпизодов, требующего и от музыкантов, и от слушателей готовности к мгновенному переключению эмоций. Исполнение вызвало восторженную реакцию зала. Дуэт в завершение концерта исполнил азартно и с блеском «Польку» Альфреда Шнитке. Гром оваций.

Вечер камерной музыки с «Брамс-трио» начался с мировой премьеры Фортепианного трио Николая Лопатникова, почти не известного русского композитора ХХ века. Судьба этого талантливого музыканта необычна. Он родился в 1903 году в Таллине, подростком поступил в Петербургскую консерваторию, где учился до 1917 года. Затем родители, не приняв революцию, увезли его из России. Одаренный юноша рано начал писать музыку. Знаменитый дирижёр Сергей Кусевицкий высоко оценил творения молодого композитора и начал включать их в концертные программы наряду с музыкой Хиндемита, Шёнберга. При поддержке Кусевицкого дарование Николая Лопатникова быстро завоевало признание публики. Накануне прихода к власти нацистов композитор выехал из Германии — сначала в Лондон, затем в Америку. За океаном успех также сопутствовал музыканту — вплоть до конца сороковых годов. Но потом — не вполне ясно почему, быть может, с уходом Кусевицкого — имя Лопатникова исчезает с афиш концертных залов и постепенно забывается публикой. Он преподаёт музыку в Питтсбурге (США) до середины 70‑х годов, но его пьесы, симфонии не звучат нигде. Эта загадка ещё ждёт своего разрешения. Но замечательная пианистка и настоящий исследователь Наталия Рубинштейн, идейный вдохновитель «Брамс-трио», нашла ноты Фортепианного трио Лопатникова в библиотеках Вашингтона и Нью-Йорка и буквально открыла нам неизвестную (это в двадцатом веке!) страницу русской или, по крайней мере, европейской музыки стиля модерн. Наступательно-современные интонации и ритмы, отголоски музыкального импрессионизма и романтическая эмоциональность трио оставили впечатление яркой неординарности автора и желание ближе узнать его музыку.

Элегическое трио Сергея Рахманинова, сочинение, посвященное памяти Петра Ильича Чайковского, проникнутое любовью и печалью, всегда вызывает всплеск эмоций. Гармоническое единство ансамбля, в котором глубокому звучанию виолончели Кирилла Родина отвечают трепетные, порывистые монологи скрипки Николая Саченко, и, то задавая тон, то раскрывая новые горизонты мелодии, темы, звучит рояль Наталии Рубинштейн, завораживает почти гипнотически, погружая зал в атмосферу единого дыхания.

А впереди — встреча с одним из самых интересных современных композиторов — Леонидом Десятниковым.

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Если вы стали свидетелем интересного события, присылайте сообщения, фото и видео в Viber  и WhatsApp по номеру тел. : +79195740453, в нашей группе "В Контакте"

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *