Руководитель клиники «ВетМед» Михаил Степанов о кардинальных переменах в ветеринарии

новости курган

Продолжаем знакомить с участниками ветеринарного подкластера

По технологиям, оборудованию, наукоемкости и сложности лечения современная ветеринарная медицина ни в чем не уступает человеческой. УЗИ-диагностика, искусственная вентиляция легких, исследования крови на генетические заболевания — то, о чем двадцать лет назад и мечтать не могли, сегодня в ветеринарии обычное дело. О том, как изменилась отрасль и почему к курганским ветеринарам везут животных из других регионов, говорим с руководителем ветеринарной клиники «ВетМед», ведущим научным сотрудником центра Илизарова Михаилом Степановым.

— Михаил Александрович, на чем специализируется ваша клиника?

— Клиника основана в 2015 году и с самого начала нашей основной специализацией была травматология и ортопедия. Постепенно с приходом новых врачей расширяли поле деятельности, и сейчас оказываем практически все ветеринарные услуги за исключением эндоскопии. Делаем операции на грудной, брюшной полости, на костях, позвоночнике, тазу, вакцинацию, стерилизацию и так далее. Для этого в клинике есть все необходимое оборудование — УЗИ и рентген-аппараты, анализаторы для лабораторной диагностики, биохимический и гематологический анализаторы крови.

Недавно пришел новый цветной УЗИ-аппарат, который позволяет получать изображение в трехмерном формате (3D) и проводить доплеровское исследование. Это одна из последних технологий. Со старыми УЗИ-аппаратами и не сравнить — они не дают картинку такого высокого качества.

— Не в каждой медицинской клинике есть такая аппаратура…

— Ветеринарная медицина идет вслед за человеческой, а в некоторых областях даже превосходит ее. Так что подход к лечению животных очень серьезный. На глаз уже никто не лечит. За последние годы ветеринария шагнула на десять шагов вперед. Сейчас всё через УЗИ, рентген- и лабораторную диагностику. Операции проводятся под общим наркозом, с искусственной вентиляцией легких и под контролем ЭКГ. В 1999 году, когда я начинал работать, ничего этого не было. Как и не было знаний об огромном количестве заболеваний, которые сейчас легко диагностируются и успешно лечатся.

— Какие это заболевания?

— Например, грыжа межпозвонковых дисков, нестабильность атланто — аксиального сочленения и порто-ковальные шунты у карликовых пород собак и многое другое. Это врожденные заболевания, которые раньше не диагностировали. Также у собак нередко встречаются различные генетические патологии. Двадцать лет назад о них никто не знал, а сегодня их легко диагностируют по анализу крови.

Высокоточное оборудование стоит больших денег. Но если клиника хочет развиваться и выходить на серьезный уровень, ей придется вкладываться в технологии и оснащение.

— А владельцы животных готовы вкладываться в дорогостоящее лечение?

— Если человек любит питомца, он пойдет на всё, чтобы ему помочь. Бывает, владельцы берут кредиты на лечение своих животных. У нас не настолько дорогая клиника, но был один такой случай.

Ради своих питомцев люди преодолевают сотни километров. К нам в клинику на лечение везут животных со всего Урала и Сибири, а также Казахстана. Сейчас из-за коронавируса иногородних пациентов стало меньше, но до пандемии к нам каждую неделю приезжали с животными из других регионов.

— Почему везут именно к вам?

— У нас большой опыт в лечении ортопедических и травматологических проблем. Поэтому если коллеги из других регионов не могут справиться с какой-то патологией, направляют пациентов к нам.

Чаще привозят кошек и собак. Бывает, кроликов и козлят — они очень прыткие: застрянут где-нибудь и ломают себе ноги. Птиц оперируем крайне редко, только крупных. Обходимся консервативным лечением. Переломы крыльев у них почти всегда серьезные, после которых птицы чаще всего не летают.

А вообще стараемся лечить всех, кто к нам обращается.

— Самый сложный ваш пациент?

— Прогноз на выживание у этого пациента был невелик. Кот упал с восьмого этажа. Ему диагностировали перелом предплечья и разрыв диафрагмы, из-за чего кишечник, желудок, печень и селезенку как насосом засосало в грудную полость. Так всегда происходит, когда рвется диафрагма.

Во время операции диагностировали еще и разрыв селезенки, которую пришлось удалить. Кота прооперировали, перелом предплечья зафиксировали гипсом. Кот жив-здоров, всё обошлось.

Помню еще один случай. Женщина принесла кота с ранением в голову из пневматического ружья. Кот лежал пластом, не мог поднять головы. Сделали рентген, обнаружили две пули: одна под кожей, другая под черепной коробкой. Диагностировали повреждение головного мозга.

Первую пулю удалили легко и сразу. Чтобы достать вторую, пришлось делать трепанацию черепа. К счастью, пуля не разрушила твердую мозговую оболочку и не ушла вглубь мозга. Сразу после выхода из наркоза кот начал поднимать голову. А со временем полностью восстановился. На его лечение деньги собирали волонтеры. Для них в нашей клинике действует система скидок.

— Ваша клиника в числе первых вступила в медицинский кластер. Почему?

— Кластер открывает новые возможности для развития. Например, кластер компенсирует часть затрат на участие в ветеринарных конференциях. А это важно, потому что надо следить за тем, как развивается отрасль, и быть в курсе новых технологий. Наши сотрудники ездили в Москву на Национальную ветеринарную конференцию и Санкт-Петербург на ветеринарный хирургический конгресс. Также участвовали в травматолого-ортопедической ветеринарной конференции в Илизаровском центре. Стараемся не пропускать такие знаковые мероприятия и повышать свой профессиональный уровень.

Чем успешнее будет каждый отдельный участник кластера, тем сильнее будет отрасль в регионе в целом.

— Как вы пришли в ветеринарию?

— Я решил стать ветеринаром, когда еще был школьником. Предыстория такая. Моя собака получила серьезное ранение. Не знаю, что произошло: может, в нее выстрелили или вилами проткнули. Я пытался ее спасти, обрабатывал раны. Но через три дня она умерла у меня на руках. Мне не хватило знаний, чтобы ей помочь, и я понял, что этому надо учиться. После школы поступил в сельскохозяйственный техникум. Окончил его с красным дипломом, и поступил в Омский ветеринарный институт. Затем отслужил в армии, и в 1999 году пошел работать.

После двадцати лет работы у меня стойкое убеждение: чем больше получаешь опыта, тем отчетливее понимаешь, насколько ты мало знаешь.

— У вас есть домашние животные?

— Две кошки и две собаки. Одна кошка пришла к нам зимой еще котенком. Залезла на чердак и ни в какую не хотела уходить. Живет с нами уже восемнадцать лет. Вторую кошку взяли, потому что ребенок попросил.

Собак породы кане-корсо и йоркширский терьер покупали. Это было желание супруги.

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Если вы стали свидетелем интересного события, присылайте сообщения, фото и видео в Viber  и WhatsApp по номеру тел. : +79195740453, в нашей группе "В Контакте"

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ссылки по теме:
17 ноября 2020