Курганские гастроли стали последними в жизни Игоря Талькова

Он дал 14 концертов на сцене Дворца культуры машиностроителей.

Случилось так, что последние концерты в своей яркой творческой жизни знаменитый рок-музыкант дал в Кургане на сцене Дворца культуры машиностроителей.

Слава шла по его следам — переполненные залы на концертах, съемки в фильмах. Казалось, что на этот момент он был одним из первых в стране исполнителей песен гражданской тематики и лирики. В 1989 году Талькова пригласил в свою программу «До и после полуночи» Владимир Молчанов и включил в нее клип на песню «Россия».

— Отклики были невероятные, — вспоминает Владимир Молчанов. — Было много писем и звонков. Такого ажиотажа я не припомню…

В 1990 году в «Песне года» Тальков выступил с песней «Бывший подъесаул». Это исполнение вновь добавило ему известности. Кумира приглашают во многие города страны. Все хотят видеть Талькова и слышать его песни. Он охотно откликается на приглашения.

В конце сентября 1991 года Игорь Тальков вместе со своими музыкальным коллективом «Спасательный круг» приехал с гастролями в Курган. Концерты знаменитого исполнителя организовала большой энтузиаст эстрадного музыкального искусства Наталья Долгодворова. Вот что она рассказывает о концертах Игоря Талькова (а их было четырнадцать!):

— Гастроли проходили на сцене Дворца культуры машиностроителей — по два концерта в день и плюс по три в субботу и воскресенье. Волнение было неимоверное! В те времена такие большие гастроли были зачастую в Кургане. Женя Белоусов дал в Кургане девятнадцать концертов. Азиза — семнадцать. Такое обилие объяснялось сравнительно недорогими билетами. Поэтому мы проводили много выступлений, а залы были битком!

новости курган

На концертах Талькова творилось что-то невероятное — люди стояли в проходах, сидели на принесенных отовсюду стульях. Пожарные ругались, но исправить ситуацию уже не могли. Каким Тальков предстал перед организаторами концерта? Он не требовал для себя особых привилегий при размещении в гостинице облисполкома на улице Р. Зорге. Хотя комната его была шикарной, а холодильник набит всякими вкусными продуктами. Райдеров тогда не существовало — все это организовали для кумира мы.

Но потом наступила череда неприятностей. Наталья Петровна рассказывает:

— Непристойно вели себя охранники. Один из них подошел ко мне с угрозой: «Если что-то будет не так, ты будешь иметь дело со мной!». Я не сдержалась, ответила: «Если со мной что-то будет не так, будете иметь дело с моим мужем — полковником МВД». На что охранник смиренно ответил: «Я понял вас. Мы дружим». Такая неприятная атмосфера просто душила наш коллектив. На третий день произошел скандал. Мы установили аппаратуру: примерно двенадцать микрофонов — для музыкантов и отдельно для Талькова. Игорь пел только «живьем», хотя в то время многие исполняли свои песни под фонограмму. Один из микрофонов предназначался только для саксофона, поэтому для обозначения был специально обмотан синей изолентой. Не разобравшись, Тальков схватил этот микрофон, разгневанно стал отрывать ленту. Музыканты пытались об этом сказать ему, но он их не слышал, сорвал ленту, а микрофонную стойку выбросил. После концерта нашего прекраснейшего оператора Витю Казакова охранники попытались избить. Ситуация была непредсказуемой. Пострадавший оператор мог отказаться работать с Тальковым, а впереди было несколько гастрольных дней. Я едва уговорила его остаться. На следующий день подошла к Талькову и, напомнив ему об этом печальном инциденте, попросила извиниться перед Казаковым. Тальков ответил: «Да, получилось нехорошо. Но извиняться не буду. Шляфман извинится».

— На директора группы Талькова — Валерия Шляфмана — было неприятно смотреть, — рассказывает Наталья Долгодворова. — Он юлил, раболепствовал перед Тальковым и нередко получал от него гневные слова. А с музыкантами зачастую вел себя по-хамски.

И все-таки «плюсов» было больше. Со «Спасательным кругом» Тальков демонстрировал свою авторскую программу «Суд», в которой наряду с лирическими песнями было немало хитов острого социального характера. По замыслу Талькова, программа представляла суд над организаторами революции октября 1917 года, которая, по его убеждению, привела страну к глубоким катаклизмам. С этой программой в дни августовского путча 22 августа 1991 года Игорь выступил на Дворцовой площади Санкт-Петербурга.

Такой песенный расклад не нравился курганским партийным деятелям. Долгодворову вызвали в райком партии, требовали прекратить гастроли «одиозного» исполнителя.

Было и так: во время концертов присутствовавшие на первых рядах зрители «из КПСС», недовольные песнями с острой тематикой, демонстративно покидали зал, громко стуча обувью.

…Цветов было много. После концерта осенние букеты занимали всю территорию просторного вестибюля. Тальков лично дарил их бабушкам, сидевшим на вахте, и гардеробщицам. Оставшиеся букеты стояли повсюду — в гримерке и рядом с ней. Было необычно видеть Талькова, выходящего на сцену сквозь этот яркий парад цветов.

— В Кургане Тальков ощутил настоящую любовь зрителей. Мне кажется, он был счастлив, — отмечает Наталья Долгодворова. — Каждый день я встречала его и поздно вечером провожала к машине. По моей просьбе комфортную «Волгу» лично для Талькова выделил нам первый секретарь горкома Виталий Георгиевич Пшеничников. К чести этого руководителя, он не злословил по поводу концертов Талькова, понимал: если народ любит певца, значит, надо помочь.

Наш концертный коллектив также старался делать все для создания хорошего настроения гостя. Тальков чувствовал заботу и при очередной встрече со мной коротко говорил: «Спасибо, все хорошо!» Когда на сцене царил Тальков, я замирала вместе со всеми зрителями и громко хлопала в ладоши. В этот момент сердце мое билось в унисон с сердцами зрителей.

Концерт был настоящим театральным представлением со всеми элементами драматизма. Сначала Тальков представал перед зрителями в форме офицера русской армии. Он исполнял песни о чести и славе офицера. Концертный репертуар был широк — песни о Родине с великолепным авторским текстом и душевная лирика. Песня «Россия» была так близка сердцам зрителей, что те, стоя, долго аплодировали ему. Потом на той же щемящей ноте — «Война», «Я вернусь», «Родина моя». Перед исполнением песни «Бывший подъесаул» Тальков рассказывал зрителям о ее главном герое — бывшем царском офицере Филиппе Миронове. Все созданные им песни имели под собой конкретные исторические факты. Потом переходил к иной тематике, навеянной перестройкой: «КПСС», «Господа демократы». При их исполнении зал вставал, громко аплодировал и кричал: «Браво!» Это было что-то невероятное! Залу нравилось поведение певца на сцене, ему было по-настоящему жарко, и тогда он поднимал над головой бутыль с водой и обливал себя — зал громко аплодировал.

Всем нам тогда казалось, что Тальков напоминает одновременно поэта, певца и… политика. Его живая песенная интонация совпадала с общим настроем людей, находящихся в зале. Казалось, кинь он клич защищать Отчизну, и все тотчас подчинятся ему. А уж исполнение лирической песни «Чистые пруды» Тухманова вызывало у всех радостное волнение. Из зала к ногам певца летели букеты цветов. Дворец культуры дрожал от громких аплодисментов.

Так было на всех его четырнадцати концертах. Вряд ли мы могли тогда думать, что курганские гастроли будут последней песенной дорогой в его жизни. Из Кургана Игорь Тальков должен был выезжать в Петербург. Самолет в северную столицу не летал, взяли билеты на поезд: два купе для музыкантов и отдельное купе приобрели лично для него.

Сразу же после гастролей Талькова ко мне приехали какие-то крутые парни. Они потребовали от меня полную денежную раскладку всех его концертов. Им хотелось знать, сколько денег заработал певец в Кургане. Ребята вели себя слишком агрессивно. Потом увидели в моем кабинете прекрасный портрет Игоря Талькова, который выполнил на дереве осужденный Иковской колонии, и попросили отдать его им. Я отдала.

Шестого октября 1991 года вечером на концерте во Дворце спорта «Юбилейный» в Санкт-Петербурге произошла трагедия. Это был «черный» день для российской эстрады. Во время ссоры охраны Талькова с директором певицы Азизы прозвучал тот самый роковой выстрел — случайный или направленный в сердце певца, до сих пор не известно (о последних расследованиях сегодня можно прочитать в Интернете — В. А.). О происшедшем в закулисье Дворца писали и по-прежнему взахлеб пишут газеты. История еще не поставила точку. Но мы, на себе ощутившие необычно импульсивный характер Талькова, сердцем чувствовали неизбежность трагического финала.

Тот самый курганский фотопортрет Талькова, который Долгодворова отдала крутым парням, неожиданно оказался на могиле певца среди многочисленных осенних цветов — последних признаний в любви его многочисленных поклонников.

С момента расставания прошло 25 лет. Четвертого ноября Талькову исполнилось бы 65. Время неумолимо мчится, но не утихают страсти по Талькову — неистовому человеку крутых 90-х годов.

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Если вы стали свидетелем интересного события, присылайте сообщения, фото и видео в Viber  и WhatsApp по номеру тел. : +79195740453, в нашей группе "В Контакте"

Система Orphus
  1. Екатерина

    Текст прекрасный, атмосферный очень. Точно передает дух того времени. Спасибо!

  2. Сварог

    Ну значит и правильно что его за хамство завалили. И сделал это курганец.

  3. Илья

    Тальков- дешевый конъюнктурщик. Пел свои рафинированные «чистые пруды», но вдруг в одночасье озарение нашло. Столько хамства и жлобства на сцене…. Причем героически обличать он стал только тогда, когда это стало безопасно. А скольких ветеранов в своих дрянных песенках он обидел! Дрянь человек.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *