Как начать новую жизнь после четырех лет «за решеткой»

новости курган

Исповедь заключенной

— Когда я уже сидела в колонии, у мамы случился инсульт. Ее парализовало. И это было для меня самым страшным… — Катя отводит взгляд и после недолгой паузы продолжает. — Ты здесь как птица в клетке. Не можешь приехать к родителям когда захочешь, как это было раньше. Не можешь позвонить по сотовому родственникам, друзьям или соседям, чтобы сходили, проверили, вызвали МЧС и взломали эту дверь… Ничего не можешь. Только молиться.

Екатерине 31 год, четыре она провела в юргамышской колонии. Села за наркотики – незаконный сбыт в крупном размере. Суд дал ей пять лет. Катя освободилась условно-досрочно. 6 апреля она отправилась домой, к родителям в Когалым. Перед этим поговорила с корреспондентом «КиК».

Перед освобождением

— Странно, но я ничего не чувствую. Есть осознание, что иду домой, к родителям. Но вот чувств нет. Многие девочки, кто освобождался до меня, тоже так говорили. А когда наступал этот день, утром приходила тревожность. Может, и у меня так будет.

Сегодня поймала себя на мысли: у нас зарядка, и вот это – раз, два, три, четыре. А у меня слезы на глазах: слава богу я больше этого не услышу!

Когда нас задержали, мне сразу стало понятно — обратного пути нет. Дальше колония и мне придется с этим смириться. За себя не переживала, только за родителей. Тогда им было по 67 лет.

Я сразу поставила цель: буду соблюдать в колонии правила внутреннего распорядка – чтобы без нарушений, участвовать во всех мероприятиях, устроюсь на работу. В общем, буду положительной, чтобы побыстрее вернуться домой и обнять их.

24 марта получила решение суда об УДО. Пока ждала, волновалась. Работаю в столовой, и все девочки на раздаче подходили и спрашивали: ну что там, что там? А у меня ком в горле. Когда начальник отряда объявила, что меня отпустили домой – танцевала прямо в варочном цеху.

 

Задержание

— Нас задержали 26 апреля 2017 года. Мы с моим молодым человеком пошли «за весом». Я раньше с ним никогда не ходила, но в этот день почему-то пошла. И нас «приняли». Подъехали машины. Из них выскочили сотрудники Госнаркоконтроля. Было много людей, с автоматами. Потом уже узнала, что за нами давно следили.

Привезли в отделение. Посадили в разные кабинеты. Начали брать показания. Я рассказала всё как было. Просидели там до утра. Не плакала, пока не наступил момент сообщать родителям. Сотрудники наркоконтроля тоже переживали: мама – сердечница, нелегко преподносить такую информацию.

Меня задержали на два месяца. С мамой не виделись все это время. Встретились потом в суде.

Когда она первый раз пришла ко мне на свиданку в изолятор временного содержания, заплакала.

Мне тоже было тяжело. Но я сказала: «Мама, ты видишь эту улыбку? Сохрани такую же, пока я не приду домой». Она вытерла слезы и больше не плакала.

Прокурор просил для меня 11 лет лишения свободы, подельнику – 12. В итоге мне дали пять лет, ему шесть. Это с учетом положительных характеристик и возраста родителей.

О его судьбе я не знаю.

Преступление

— Каждый человек, который занимается наркотиками, думает: «Сейчас вес заберу, и это в последний раз». Но все повторяется. Это как у игроманов.

Почему идешь по этому кругу? Деньги. Хотя я их вообще не видела.

Стала жить под одной крышей с человеком, который этим занимался, так и втянулась. Я не делала закладки, не ездила и не забирала наркотики. Я вела переписку с теми, кто это делает. 

Наркотики – зло. Если раньше по этой статье «садились» в основном мужчины, то сейчас — семейными парами. И каждый из них думал, что обойдется.

В колонии

— Когда я сюда ехала, то представляла что в колонии как в фильмах — ужасное питание, ужасное отношение, и вообще все ужасно. Но приехав, была крайне удивлена. Нормальные бытовые условия, питание в столовой – отличное: каждую неделю новое меню, свежие овощи, девочки хорошо готовят. Я могу это оценить, потому что на воле долго работала поваром. По этой профессии сразу здесь и устроилась. Каждый месяц переводила маме деньги, по пять тысяч.

Когда зашла в отряд, все девочки подбежали со словами: «Привет, меня зовут так-то, а меня зовут так-то».

Зашла с улыбкой. Иначе никак. Надо настраиваться на лучшее. Если ходить подавленной, можно с ума сойти.

Сразу записалась во все кружки, чтобы времени оставалось минимум: пришла в отряд, попила чай, посмотрела телевизор и спать.

Попадают сюда по-разному. Некоторые говорят, что они не виновны. Но, я считаю, каждый, кто оказался в этих стенах, виноват в своем преступлении. Главное, чтобы сам человек это осознал и поменял что-то в себе, чтобы вновь не вернуться.

Сожалеют здесь о потерянных годах. У кого-то есть дети, у кого-то уже внуки, но они не находятся с ними рядом и не могут, как мама или бабушка, их поддержать. Поэтому здесь очень много слез. Плачут по-разному. Кто-то ночью, в подушку, когда все спят – они думают, что их никто не слышит. Кто-то по телефону тихонько, чтобы на том конце провода этого не заметили.

Я тоже много плакала, когда с мамой случилась беда. Но меня в тот момент все поддерживали — воспитатели, администрация, психологи, девочки.

Сейчас мама после инсульта делает первые шаги. Я звонила ей 30 марта и говорила: «Мамочка, осталось шесть дней. Всего шесть дней! Ты такая молодец, как ребеночек, только встаешь на ноги. Заново родилась». Конечно, плакали обе.

Я очень виновата перед родителями. И в каждом письме и по телефону просила у них прощения. Писем было много. Всем, кто здесь находится, очень важно получать их – чтобы почитать, поплакать, где-то улыбнуться. Эта поддержка дорогого стоит. У меня накопилась огромная стопка писем и открыток, только недавно разорвала их и выкинула. Не хочу забирать это с собой. Не нужна мне такая память.

О семье

— Я единственный ребенок в семье. У меня всегда всё было, но родители не баловали. Знаете, как бывает – мама говорит в магазине ребенку, что у нее нет денег купить шоколадку, и он сразу в истерику? Я так никогда не делала.

В детстве играла только в машинки, а куклы не любила. И в садике — только с мальчиками.

В каждой семье свои традиции. На Новый год мама всегда говорила: «Ну-ка Катя, пойдем напишем письмо деду Морозу. Что ты хочешь?» И я, действительно, верила, что пишу письмо Деду Морозу. Я же не понимала, что это родители все покупают.

Елка у меня всегда была настоящая. По сей день папа приносит только такую. Он в свое время работал учителем в школе, потом газоэлектросварщиком всю жизнь до пенсии. А мама технологом, швеей, закройщиком. Шила дома одежду на заказ. На меня, правда, никогда не шила, говорила, что я вредная.

В детстве перед сном она всегда переворачивала меня на бочок и пела песенку: баю-баюшки-баю. И за ушко трогала. Я засыпала. Уже с возрастом заметила, что до сих пор ложусь на бочок и машинально хлопаю по спине, как бы укачивая. Может быть, хочу обратно быть маленькой, без забот и хлопот. Была бы сейчас волшебная палочка, все повернула бы назад.

С чистого листа

— 6 апреля я выйду за ворота колонии, а 7-го буду дома. У меня начнется новая жизнь. Без старых друзей и знакомых.

С тем человеком никаких отношений быть не может. Я ему сразу сказала: «Родители будут меня ждать и всячески поддерживать, чтобы я начала жить с тобой? Зачем?».

Нужно будет устраиваться на работу и говорить людям, что я отбывала наказание и освобождена условно-досрочно. Это страшно. Могут отвергнуть, сказать, что мы в таких не нуждаемся. Но я к этому готова. Буду просто искать дальше.

Уходя отсюда, не возьму ничего, только документы и иконки. Кто-то пишет стихи и забирает их с собой, кто-то письма. А я считаю, что все, напоминающее о плохом, должно остаться здесь. Я потеряла много времени и должно смотреть вперед. 31 год. Ни мужа, ни ребенка. Передо мной сейчас чистый лист бумаги, буду начинать все сначала.

Фото пресс-службы УФСИН по Курганской области

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Если вы стали свидетелем интересного события, присылайте сообщения, фото и видео в Viber  и WhatsApp по номеру тел. : +79195740453, в нашей группе "В Контакте"

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *