Пианистка от Бога

новости курган

Народная артистка СССР Элисо Вирсаладзе ответила на вопросы курганских журналистов

Тем, кто знает беспредельно виртуозное искусство Элисо Вирсаладзе, это может показаться невероятным, но это правда!

Свой первый сольный концерт Элисо сыграла в Тбилиси, когда училась в десятом классе. В 15 лет она становится победителем на фестивале молодежи в Грузии. В 17 лет привозит диплом лауреата из Вены, со Всемирного фестиваля молодежи и студентов. А в 1962 году завоевывает третью премию на конкурсе имени Чайковского. И, покоряя публику и жюри темпераментом и мастерством, глубиной понимания автора, получает I премию и золотую медаль на международном конкурсе имени Шумана в Цвиккау. О ее концертах пишут не только советские критики, цитируем отзыв австрийской прессы: «… она гипнотизирует зал с первых же взятых ею нот».

В аспирантуре Московской консерватории Элисо Вирсаладзе занимается у Якова Израилевича Зака, творчески и духовно близкого ей педагога. Здесь же, в консерватории, она встречается и с давним другом своей бабушки Генрихом Густавовичем Нейгаузом, который еще в школьные и студенческие годы слушал юную пианистку, помогал советами и критикой и поощрял ее творческую независимость. Эти педагоги, эти имена звучат сегодня как легенда — Зак, Нейгауз, Гольденвейзер, Игумнов, — а для Элисо это были живые замечательные люди, безраздельно преданные музыке и своей любимой работе — преподавательской и концертной деятельности. Так что известную присказку «Все хорошее в артисте — от Бога, а все плохое — от педагога» к Элисо Вирсаладзе никак нельзя применить: плохому-то неоткуда взяться. Кругом одно только хорошее. Никогда не знавшая педагогического диктата, Элисо Константиновна как педагог и сама отвергает такой подход.

В четвертый раз в Кургане блестяще прошел фестиваль «Элисо Вирсаладзе представляет…» (6+). После его завершения народная артистка СССР Элисо Вирсаладзе ответила на вопросы курганских журналистов.

Две ипостаси народной артистки СССР интересовали журналистов — музыкально-исполнительская концертная жизнь в постоянной смене городов, стран, концертных залов, репертуара, инструментов и не менее напряженная и творческая преподавательская работа.

На вопрос об исполнительском искусстве — меняется ли со временем и с опытом что-то в трактовке и понимании авторского замысла — Элисо Константиновна ответила: «Конечно, меняется, прежде всего ты сам меняешься, с опытом приходит другой уровень владения инструментом, открываются новые возможности приблизить исполнение к тому, что заложено автором музыки. Всегда спрашивают, чем вы руководствуетесь. Ничем, это бесконечный процесс…».

Элисо Вирсаладзе — уникальный интерпретатор Шумана, Шуберта, Шопена, и она для тысяч слушателей открывает этих композиторов, делает их близкими нам. Но сама она говорит: «Вот, скажем, «про себя» («в голове») я всегда слышу музыку ярче, чем это выходит реально на клавиатуре».

Вопрос — об учениках, представленных на прошлом фестивале. Виталий Стариков и Филипп Лынов. Они ошеломили курганскую публику страстью, напором, впечатляющей техникой.

— Как складывается их творческая жизнь?

— Виталий Стариков (тот, что играл Бетховена — авт.) только что стал лауреатом международного конкурса имени королевы Елизаветы в Брюсселе. Филипп Лынов (особенно запомнили наши слушатели его исполнение этюдов Прокофьева — авт.) недавно получил первую премию на конкурсе имени Падеревского. И я уверена, что они оба будут интересными играющими пианистами. Задача педагога, как можно ярче выявить то, что в них уже заложено природой. Если студент предлагает свою трактовку музыки и она не вразрез с автором, он может меня убедить, я даю ему такое право.

Прозвучал вопрос о музыкальных традициях Кургана.

— В Кургане очень сильные музыкальные традиции — это ваша филармония, которая создает важные, глубокие традиции. Когдя я в первый раз смогла приехать сюда с концертом, Сергей Сергеевич Потапов (художественный руководитель филармонии — авт.) предложил мне идею этого фестиваля, и Виктор Николаевич Антипин (директор филармонии — авт.) эту идею поддержал, это было неожиданно, но они убеждали меня, что это возможно. Я согласилась, а потом надо было готовить программу, при этом, когда вы только начинаете на ровном месте, это проще, еще не с чем сравнивать. Но когда первый фестиваль получился, то следующий должен быть не таким же, а лучше.

А сейчас еще много вопросов из-за ситуации в мире. Кто знает — все ли задуманное получится сделать? Ну вот, слава Богу, все удалось. Это радует.

Один из вопросов был об оркестре. Солистка и оркестр должны были репетировать накануне, затем — генеральная репетиция и только после — выход на публику. Но ситуация сложилась экстремальная. И Элисо сказала: «Ну если так вышло, стараешься не думать об этом, если ты поставлен в такие условия… Но это все-таки один из лучших оркестров России, очень высокопрофессиональный оркестр, и мне было свободно, я не чувствовала скованности. Все было цельно, точно…

— Вопрос о выборе программы, репертуара вами иногда решается прямо перед концертом. Чем мотивируется выбор произведений?

— Это трудно объяснить. Мой менеджер — теперь я уже его перевоспитала, а раньше он сходил с ума — за три, за два месяца: что вы будете играть? Чем объяснить?.. Это какое-то внутреннее побуждение самовыразиться именно через этих авторов, через эту музыку. Это моя свобода. Я чувствую, что это то, что сейчас нужно, — в руках, в сознании…

— Изменилась ли курганская публика за четыре года проведения фестиваля?

— Мне она нравится, курганская публика, и тогда, и теперь.

— Вы в такой прекрасный форме, подвижность пальцев, техника виртуозная… Сколько времени, часов и каждый ли день вы проводите за инструментом?

— По-разному. Иногда мне хватает и двух часов. Результат зависит не от количества часов, а от сосредоточенности, концентрации внимания, от внутреннего настроения. Конечно, по возможности играю ежедневно, но бывают переезды, насыщенный график или преподавательская работа не оставляет времени.

— Насколько силен у молодежи интерес к классике в музыке?

— Сегодня очень силен. Классика — это вообще всегда будет основой творческой судьбы любого музыканта. Знаете, все почти самые яркие звезды джаза имеют в основе опору — школу классической музыки. Многие наши студенты в консерватории прекрасно играют джаз, и это совсем не мешает играть и классику тоже. Джаз не мешает. Мешает только плохой вкус — это может быть и в серьезной музыке, и в легкой — с этим нельзя мириться.

— Поете ли вы грузинские песни дома, когда отдыхаете, с гостями?

— Нет, не пою, ни голоса нет, ни слуха!

— Куда вы едете после Кургана?

— В Тбилиси, там концерт. Затем — в ноябре — Италия, это надолго: сначала ученики, преподавание, потом концерты.

— Где вы черпаете энергию?

— Так трудно ответить. Если появляется внутренняя усталость, бывает, играть не хочется. Но к студентам я, даже если устала, отношусь честно. Они же не виноваты, что кто-то устал. Я уроков не отменяю. Это от тех профессоров, до которых нашим современным педагогам далеко…

Генрих Густавович Нейгауз, Яков Израилевич Зак, Александр Борисович Гольденвейзер никогда не отменяли уроков, даже больничных не брали. Они занимались с нами замечательно! Такой пример — это обязывает.

Газета Курган и Курганцы Новости Кургана не пропустите важные новости

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Если вы стали свидетелем интересного события, присылайте сообщения, фото и видео в Viber  и WhatsApp по номеру тел. : +79195740453, в нашей группе "В Контакте"

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *