Ветеран СОБРа: «Патриотизм ― это не бросать своих»

новости курган

Сергей Казаков, ветеран курганского СОБРа, о мужестве и долге.

Интервью с ветераном курганского СОБРа Сергеем Казаковым мы записали задолго до сегодняшних событий на Украине. Мы говорили о мужестве, долге, патриотизме и своих, которых на войне не бросают. И даже не предполагали, насколько актуально это будет звучать сейчас.  

Сергей Владимирович, как Вы попали в СОБР?

— Я работал термистом на КЗКТ, когда меня пригласили в спецподразделение. Это было в 1989-м году и тогда это был спецвзвод в составе патрульно-постовой службы. Позвал меня туда мой тренер по рукопашному бою Владимир Никитин. Я хорошо был подготовлен физически, там такие были нужны. 

Примерно через год был создан 6-й отдел – по борьбе с организованной преступностью. Позже его реорганизовали в УБОП (Управление по борьбе с организованной преступностью), в котором и сформировался СОБР. Нас семерых из спецвзвода пригласили туда. Командиром стал Евгений Викторович Родькин – он с Первомайского отдела милиции к нам пришел.    

Наше подразделение занималось ярыми преступниками. А время тогда сами понимаете, какое было… Помню одно дело – курганские бандиты покалечили свердловского предпринимателя. Выбросили его с пятого этажа. Тот чудом выжил, но стал инвалидом. Они охотились за несчастным и пытались его добить, а мы – охраняли его и родителей. А когда бандитов всех изловили, пришлось уже охранять их во время следственных экспериментов.

90-е ― разгул криминала. Вы не боялись за свою жизнь?

— Да, время опасное было. Бывало, и мне угрожали, что пострадают моя жена и дочери. Но в стране творился полный беспредел, и кто-то должен был с этим бороться. Мы делали свою работу. Задерживали крупных чиновников-взяточников, защищали предпринимателей от нападок и угроз. Помню женщину – она построила небольшой заводик, наладила производство, а у нее бандиты решили это забрать. В такие конфликты тогда никто старался не встревать: опасно. Но наше подразделение на то и создали, чтобы мы защищали людей.

Что для вас значит патриотизм? 

— Для меня патриотизм – это не пройти мимо, когда кому-то из твоих делают плохо. А твои – это твой народ. И я не проходил. Помню случай. Идет девушка. За ней двое. Начали до нее домогаться. Я подхожу, говорю: «Ребята, вам заняться нечем?» Они на меня: да пошел ты. Ну пришлось их облагоразумить…. 

Или вот еще. Сижу я дома и вдруг у меня пес начинает рваться к дверям. Понять не могу, вроде только ходили с ним на улицу… А он рвется и всё. Открываю дверь, и вижу – в соседней квартире какой-то мужик пытается раздеть хозяйку. Захожу. Он меня увидел – соскочил и бормочет: я ничего не делал. А она вся в слезах. Конечно, вмешался. Вызвал ОМОН. 

Кто для вас пример мужества?

— Ребята наши ― Родькин, Звонарев, Максимов. Они погибли в 1996-м в Грозном*. 

Самое тяжелое было то, что мы не могли вытащить наших погибших ребят. Всех достали — раненых и убитых. А наших троих не могли найти, не знали, где они лежат. Грозный был полностью оккупирован боевиками, шли ожесточенные бои. 

Через несколько дней после их гибели поступил приказ нам ехать домой. Мы возмутились: «Как мы поедем, когда наши еще где-то лежат?». В итоге из курганцев оставили меня, Алексея Лебедева и журналиста Виталия Носкова. Но наши боевые товарищи еще не скоро были доставлены на родную землю. 

В какой момент было страшно?

— Когда идет бой и пули свистят, не думаешь об этом. Думаешь, как бы выжить. Вспоминаешь Бога и всех, кого только можно. Но когда все проходит, забываешь, к кому обращался и кого просил, чтобы остаться живым.

Не боятся смерти только дураки. Но люди умирают и рождаются – просто принимаешь это, и становится легче. Я трижды чуть не погиб.

Первый раз в 1995-м. Первая командировка. Мы тогда еще не понимали всю серьезность ситуации. Приехали, крутые, нас же тренировали! И практически в первый же день отправились задерживать боевиков. Выходим – а там завалинки. И оттуда по нам открывают огонь… Меня парнишка просто толкнул и пули прошли мимо. 

А в 1996-м, когда Родькина ходили искать, меня товарищ спас. Я стоял возле БТРа, и он то ли нечаянно, то ли специально толкнул меня. Я едва успел отклонить голову, как    просвистела пуля. У меня тогда только одна мысль была: «Как я могу погибнуть? Мне же ребят еще вытаскивать!». 

В 2001 году практически подо мной взорвалась растяжка, но меня не зацепило. Есть у меня, наверное, ангел-хранитель.


*События разворачивались 6 марта 1996 года. Обстановка в Грозном резко обострилась, в городе шли бои. Несколько блокпостов попали под обстрелы боевиков, силы были не равны. Пермский СОБР нес большие потери. На выручку им с группой бойцов выехал командир курганского СОБРа Евгений Родькин. БТР с офицерами курганского СОБРа был подбит из гранатомета.

Владимир Звонарев и Евгений Родькин получили серьезные ранения. Превозмогая боль, Родькин дал команду покинуть подбитую машину и укрыться в ближайшем доме. Четыре часа бойцы вели неравный бой. И только после того, как у оборонявшихся закончились боеприпасы, боевики окружили здание и забросали их гранатами.

курган новости

В том бою погибли командир курганского СОБРа подполковник милиции Евгений Родькин, майор милиции Владимир Звонарев и лейтенант милиции Константин Максимов.

За командировку в Чечню в 1996-м Сергея Казакова наградили Орденом мужества.

Подписывайтесь на наши новости в Телеграм.

Теги: , ,

Газета Курган и Курганцы Новости Кургана не пропустите важные новости

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *