Далекая и близкая война

Екатерина Андреевна Пилюгина отмечает 90-летие

Екатерина Андреевна Пилюгина родилась 21 ноября 1921 года в Каргапольском районе Курганской области.

Отец, Андрей Яковлевич, работал в колхозе. Когда началась Великая Отечественная война, ковал победу на военном заводе. Мать, Мария Петровна, трудилась на колхозных полях.

Катюша, как ее любовно величали по всей округе, старшая в многодетной семье, охотно помогала родителям по хозяйству, успевала и в школе, и в полеводстве. Слыла песенницей и заводилой среди сверстников.

Профессию медсестры Катюша выбрала, еще учась в школе. В 1940 году после окончания Курганского медицинского училища была направлена в Чашинскую районную больницу процедурной медсестрой. Катерину избрали комсоргом больничного объединения.

Она мечтала выучиться на врача, но грянула война… И уже 25 июля 1941 года военнообязанная медсестра Екатерина Пилюгина была призвана в Красную Армию.

— Из Чашинского райвоенкомата нас, 18 девушек и мужчин призывного возраста, провожали в Курган, — вспоминает Екатерина Андреевна. — Провожали торжественно, с музыкой. Все мы рвались в действующую армию. И были искренне огорчены тем, что повезли нас не на фронт, не на передовую, а в Забайкальский военный округ, в полевой эвакогоспиталь, под городом Борзя.

Начальник эвакоэшелона «успокаивал» девчат:
— Вот откроет Япония второй фронт — будет вам и белка, будет и свисток…
Ехали 15 суток, пропуская вперед эшелоны с боеприпасами, снаряжением и солдатами. Было очень жарко. Температура воздуха зашкаливала за +38оС. Мужчины догадались на одной из остановок набросать в вагоны духмяного сена, и людям стало полегче дышать.

Наконец прибыли к месту назначения. Под госпиталь выделили три полуразрушенных здания, где срочно нужно было сделать капитальный ремонт. Местная власть оказала некоторое содействие.

Девчата-медики засучив рукава, не мешкая, взялись за дело. «Глаза боятся — руки делают», — ко времени вспомнили они мудрую пословицу. В короткий срок освоили все ремонтно-строительные профессии — научились и штукатурить, и красить.

Работали весь световой день, и в эксплуатацию досрочно были введены три отделения: приемное, травматологическое и хирургическое.

— По окончании ремонта мы приняли военную присягу, — продолжает Екатерина Андреевна. — Все мои боевые подруги состояли в комсомоле. Меня единогласно избрали комсоргом.

И закипела работа — нелегкая, но необходимая. Эвакогоспиталь всегда был переполнен. С передовой доставляли бойцов с тяжелыми осколочными ранениями, травмами. Порой недоставало медикаментов, антисептических средств, остро не хватало донорской крови для переливания тяжелораненым. И медсестры нередко сами становились донорами.

— Однажды ранней весной 1943‑го по окончании ночного дежурства врач по переливанию крови подходит ко мне со словами: «Катюша! У вас первая группа крови — срочно нужно спасти вновь доставленного молодого тяжелораненого бойца Соколова». А миновало лишь две недели, как я уже сдала 300 граммов крови, — повествует далее медсестра Екатерина. — Но в спешке не проверили по журналу учета медицинских процедур и вновь у меня взяли столько же…

После этого у медсестры в течение четырех часов не прощупывался пульс. Доложили начальнику военного госпиталя. Он встревожился: если дело кончится летальным исходом, врачу по забору крови грозит трибунал!..

— Но, слава богу, все обошлось: победили молодой организм, неуемная жажда жизни. Я вскоре очнулась, к всеобщей радости моих коллег, медицинского персонала. Три дня ходила на пищеблок на усиленное (по военному времени) довольствие: меня откармливали молочной лапшой, пельменями, на полдник давали молоко, — улыбается Екатерина Андреевна.

Силы постепенно восстанавливались, да и залеживаться в постели было некогда: нагрузка на каждую сестру милосердия была огромная.

Но у них хватало еще сил на то, чтобы петь!

Посоветовавшись с начальником военного госпиталя, сестрички организовали художественную самодеятельность. По окончании дежурства репетировали, отбирали лучшие номера и пели, танцевали и декламировали стихи и прозу перед ранеными бойцами.

Тех, у кого на голове была плотная марлевая повязка из бинтов и оставались лишь щелочки для глаз или кто не мог самостоятельно передвигаться, прямо на кроватях подкатывали поближе к импровизированной сцене.

— Однажды перед отправкой в действующую войсковую часть группы излечившихся бойцов ко мне подходит солдат Соколов, тот самый, в жилах которого текла и моя спасительная донорская кровь, — рассказывает моя собеседница. — Обращается с прось-бой: «Сестричка, милая! Спой нам на прощание песню «Синий платочек», так полюбившуюся всем раненым. Мы унесем ее с собой на передовую…»
И прямо во дворе военного госпиталя, с автомашины, приехавшей за выздоровевшими, состоялся импровизированный концерт.
— Пронзительная сила военных песен, их обжигающая душу правдивость звали на новые подвиги наших излечившихся бойцов, — убеждена Екатерина Андреевна.
… Ее служба в военном эвакогоспитале продолжалась до окончания Великой Отечественной войны. В 1945 году демобилизовалась в звании старшего сержанта. Боевой путь Е. А. Пилюгиной отмечен одиннадцатью медалями.
После войны Екатерина Андреевна еще 47 лет прослужила медицине.
— Я счастлива, что выполнила главное предназначение женщины: вышла замуж, вырастила двоих сыновей. Уже и внуки взрослые. Очень меня радует правнук, — призналась Екатерина Андреевна.
Поздравляя с замечательным юбилеем, мы от всей души желаем Екатерине Андреевне Пилюгиной крепкого здоровья, счастья и долгих лет жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *