О бедности

Дмитрий Литвиненко, обозреватель

Ноябрь 2016 года, запись в твиттере: «Люди, пожалуйста, носите темные очки — я больше не могу видеть ваши злые глаза». И раньше, и теперь иностранцы недоумевают: почему в России никто не улыбается, а в метро просто ездить невозможно — настолько здесь гнетущая унылая атмосфера. А с чего веселиться? Если на Западе, где, по данным Всемирной организации здравоохранения, до 30 % населения страдают депрессией, граждане, грубо говоря, с жиру бесятся, то у нас-то причины реальные.


Среди главных — бедность, иссушающая, по словам классика, душу народа. В течение веков простые люди в России никогда не жили хорошо. Плюс бесправие и страшное социальное расслоение, когда рядом с нищим народом процветали князья, бояре и помещики, а сегодня олигархи и топ менеджеры. По независимым оценкам, львиная доля благосостояния современной России (89 %) находится в руках 10% самых богатых семей. А количество долларовых миллионеров, хотя и несколько сократилось за два последних кризисных года, составляет 79 тысяч. Количество долларовых миллиардеров за эти же годы даже увеличилось с 90 до 96. При этом, по данным Росстата, уровень бедности (доходы на одного члена семьи ниже прожиточного минимума) в России в 2016 году превысил 14% — это более 20 миллионов человек, причем 60 70 % из них имеют семьи с детьми. А ведь их нужно не только кормить, но и одевать, а о средствах для развития ребенка речь уже просто не идет. Дорогие виды спорта, новенькие компьютеры и смартфоны, благополучные гимназии — это все не для этих детей. Зачем мы это делаем?

Но бедность — это не только то, что ниже порога прожиточного минимума. В 2015 году, по данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), 46 % опрошенных россиян констатировали, что доходы на одного члена семьи не превышают 10 тыс. рублей, а 26 % отметили, что их доход от 10 до 15 тыс. рублей. Это две трети россиян, вынужденных выживать в условиях постоянного роста цен. Плюс страшная закредитованность населения. Средняя пенсия — 11,9 тыс. рублей. Для сравнения: за 9 месяцев текущего года средняя месячная зарплата федеральных чиновников (их, кстати, не так уж и много, но тем не менее) составила 104,3 тыс. рублей. Список высокооплачиваемых работников (подчеркнем: работников, а не бизнесменов), включая чиновников разного уровня, можно продолжить, а зачем? Они, например, офицеры вооруженных сил и правоохранительных органов, на мой взгляд, справедливо получают высокие зарплаты. Но речь-то идет о том, что и другие слои населения должны иметь достойные доходы, тем более, что наш талантливый и трудолюбивый народ этого заслуживает.

Насчет таланта и трудолюбия. Далеко не все с этим согласны. Так называемые либералы разлива 90 х годов и более позднего периода утверждают иное. Причины бедности в России обусловлены, по их пониманию, едва ли не генетическими особенностями нашего народа, не способного к эффективному производительному труду, склонного к пьянству, безделью и т. д. При этом употребляются презрительные характеристики: быдло и т. д. Киевский националистический вариант, адресованный людям Донбасса, — «ватники». Можно подумать, что во Львове или Полтаве проживают украинцы «высшей пробы». Кто хоть немного знает реальную Украину, поймет, о чем я говорю.

То есть, согласно «либеральным» взглядам, и бедность, и критическое расслоение общества, угрожающее, на мой взгляд, стабильности и безопасности государства, — это нормально. Есть элита (на Западе говорят о «золотом миллиарде»), призванная жить достойно, и есть «быдло», обреченное на унылое выживание. Немудрено, что при таком подходе они не могут решить ни экономических, ни социальных проблем страны. Анатолий Чубайс в свое время бросил фразу, мол, в элитарной, дорогой Москве должны жить «приличные люди», а всякие малоимущие, не способные «зарабатывать» миллионы, должны переезжать в глубинку.

Самое страшное, что этот чудовищный тезис во многом претворяется в жизнь. Сегодня бедность — это не только конкретные люди, но и целые регионы. Согласно исследованиям, в Псковской области у полной семьи с двумя детьми после осуществления минимальных необходимых трат остается только 570 рублей. В Москве — 69 тыс. рублей. В 2016 году средняя зарплата в Орловской области, согласно данным Росстата, 16,8 тыс. рублей; в Москве — почти 67 тыс. рублей. Как говорится, почувствуйте разницу, но эта разница приводит к тому, что бедные регионы не только не могут развиваться экономически, но и теряют свой социальный потенциал — люди, особенно молодые, просто уезжают в ту же Москву или другие мегаполисы. Поэтому сегодня столь остро стоит вопрос о выравнивании бюджетной обеспеченности регионов. Правда, непонятно, как эту задачу решать, поскольку механизмы прямого перераспределения («взять все и поделить») явно не сработают. Это же касается и социальных групп — богатых и бедных. Мы это уже проходили — результаты известны.

Но очевидно, что проблему бедности необходимо решать. Только через господдержку, причем не номинально-популистскую, а реальную и системную, проблему бедности не решить — не хватит ресурсов. Выход один — это экономический рост. Но легко сказать — трудно сделать. Пока мы больше спорим, запутываясь в лабиринтах подходов и альтернативных путей, способных перевести российскую экономику в режим стабильного развития.

Но городской мальчик с окраины или сельский подросток, живущие на скудные родительские средства и скромные пособия, не могут ждать. Они мечтают о нормальной полноценной жизни. И если нет перспектив, то они будут мстить обществу. Примеры хорошо известны: рост подростковой преступности, ранний алкоголизм, наркомания, суицид и далее по трагическому списку. Ведь бедность — это не только экономическая, но и социально-психологическая категория. Человек, особенно юный, сравнивая себя с другими, более успешными и благополучными, не может понять, почему он так обездолен. Мудрая русская пословица гласит: «Бедность не грех, а до греха доводит».