«В «Тобол», как и в «Спартак», два раза не приглашают»

О своем любимом виде спорта рассуждает главный тренер курганской футбольной команды «Тобол» Евгений Шурко

Всё начинается с детства

— Родители мои работали на комбинате медицинских препаратов, нынешний «Синтез», с жильем было туго. Помыкались по съемным квартирам, пока отец получил квартиру на улице 1 Мая, дом 13-а, где, в общем-то, и прошло мое детство, юношество, школьная пора.

Дворы детства — это практически у всех пацанов того времени спортивные дворы. Зимой заливали площадку на пустыре между домами и играли в хоккей. Правда, нынче на ее месте расположилось кафе. Летом на том же корте играли в футбол.

— Что послужило толчком, когда вы пришли записываться в спортивную секцию?

— Шел 1980 год. Зимняя Олимпиада в Лейк-Плесиде проходила в феврале. Мы отчаянно болели за наших хоккеистов, и вдруг они проигрывают решающий матч сборной США, составленной из студентов. Обидно было до слез. Ночь не спал, а утром заявил маме: «Надо спасать Советский Союз. Иду записываться в хоккейную секцию». Пришли мы с ней на стадион КЗКТ, а нам говорят: «Хоккей заканчивается, уже весна на дворе. Вот в футбол — пожалуйста». Начал заниматься у Николая Александровича Галямова. Секция была переполнена, и он передал меня тренеру Виктору Николаевичу Прозорову. Футбол постепенно затянул, а советский хоккей пришлось спасать другим людям, и не без успеха они это сделали.

— А на дворовом-то уровне сражения были?

— Ещё какие! Всегда играли двор на двор. Наш дом 13-а соперничал с 15‑м, 17‑м, 13‑м домами, что напротив 22-й школы. Баталии жаркие были: до крови и до драк доходило. Проигрывать-то никому не хотелось.

Школа выживания

— Следующий этап вашего футбольного развития — попадание в специализированный футбольный класс на базе 22-й школы.

— Спортивное руководство города приняло решение, которое соответствовало общим принципам развития футбола в нашей стране. Из двух секций тренеров Прозорова и Винокурова собрали лучших юных футболистов Кургана в один 6-й класс. Мы с Серегой Шашковым были на год младше и в спорткласс в чистом виде не попали. Приходилось тренироваться со всеми, а учиться по своим школам. Первая тренировка начиналась в 6.45. Зимой тренировались и на снегу. Мороз в 30 градусов не смущал. А было нам по 12-13 лет. Виктору Николаевичу Прозорову всегда нравилась школа киевского «Динамо», и он подгонял нас под физические модельные характеристики Валерия Васильевича Лобановского. Мы «переваривали» огромные физические нагрузки. Это была школа выживания, и кто выжил, впоследствии стал профессиональным футболистом.

— На кого хотелось походить в то время?

— Мой кумир — Олег Блохин, 11-й номер.

— Блохин нападающий, а на какой позиции играли вы?

— В защите, перед вратарем, так называемого «чистильщика». В этом амплуа, с моей точки зрения, одним из лучших в советском футболе был Сергей Камзулин, который блестяще страховал коллег-защитников, игравших в линию. Впоследствии пришлось поиграть на позиции крайнего полузащитника, используя скоростные качества, благо скорость была.

Путёвка в большой спорт

— Мечтали наверняка о карьере профессионального футболиста?

— В общем-то, да. Всё шло по нарастающей. Первый вызов в юношескую сборную Союза произошел в 1988 году после финала первенства РСФСР в Белореченске. Мне было неполных 16 лет. Вместе со мной в литовский Паневежис поехал курганский тренер Александр Михайлович Винокуров. Удалось закрепиться в сборной команде, даже доверили капитанскую повязку. Майка досталась с 14‑м номером, как сейчас помню. Затем выступали в Болгарии, в Венгрии на турнире «Золотой колос» заняли второе место, на «Варшавской сирене» — первое. На турнире в Самтредиа дали приз лучшего защитника — хрустальную вазу. Приехал домой и подарил её маме. Турниров было очень много.

— Старались, наверное, под номером 14 играть и в дальнейшем?

— Да, если в команде этот номер был свободным, брал, конечно, его. Затем меня вызвали на второй сбор. Он проходил в условиях среднегорья в Армении, в местечке Цахкадзор. В итоге в состав юношеской сборной Советского Союза входил в течение трех лет, до 1990 года. Выигрывали турнир памяти Гранаткина в Москве, на чемпионате Европы в 1989 году в Дании выступили менее удачно. В нашей подгруппе были Шотландия, Италия и восточные немцы. А до этого в отборочном турнире дважды обыграли команду ФРГ — 1:0 и 2:0 — и пробились в финальную часть. Я играл на сей раз переднего центрального защитника.

— Итак, чемпионат Европы…

— Да, когда звучит гимн страны, когда многотысячный переполненный стадион чутко реагирует на действия футболистов, когда твоя команда забивает гол… Такое, поверьте, не забывается. Шотландцев обыграли 2:1, с итальянцами разошлись миром — 1:1, отыгравшись на последней минуте. В решающей игре с восточными немцами мы вели 1:0, и вновь на последней минуте, но уже в наши ворота, залетает мяч. Причем ошибку допустил я. Начали делать искусственный офсайд, а я задержался. Нападающий выбежал из глубины поля, получил пас и переиграл вратаря.

У нас с немцами все было поровну: побед, ничьих, забитых и пропущенных мячей. Стали бить пенальти. Мы, к сожалению, уступили с разницей в один мяч. Немцы в дальнейшем вышли в финал, где проиграли португальцам — 1:4, а мы поехали домой. Всего за сборную юношескую СССР сыграл 79 матчей.

— Кто запомнился из игроков, участвующих в чемпионате Европы — этом смотре молодых талантов?

— Португальцы Луиш Фигу и Жил Гомеш, Марк Овермарс из Нидерландов, Кристиан Нерлингер из Германии, наш Игорь Симутенков и многие другие.

Футбольные будни

— Что вас ждало дома, в России? Вы могли уже претендовать на какой-то известный клуб?

— Тут знаете, какое дело. Да, я вскоре получил приглашение из дубля московского «Динамо». Раздумывал. Сведущие люди подсказали: «Динамо» — это «мельница». От тебя как футболиста может ничего не остаться». И второй путь — играть, пока молодой, с мужиками в родном Кургане, за родные «Торпедо» — «Зауралье» — «Сибирь» — команды мастеров второй лиги российского футбола. Здесь окрепнуть, набраться опыта, а там, если все срастется, поиграть в командах более высокого класса.

— Что из себя представляла в то время курганская команда мастеров?

— Знаковыми фигурами были полевые игроки Анатолий Паров, Сергей Камзулин, Володя Книллер, вратари Иван Иноземцев и Женя Рассказов. В общем, есть на кого равняться. Тренеры грамотно вводили молодежь в основной состав, давали игровое время. Росло мастерство. В 95‑м я уже играл за «Локомотив» из Нижнего Новгорода, команду высшей лиги. Несколько раз попадал в символические сборные туров. В 96‑м вновь поступило приглашение от московского «Динамо», уже от основной команды, не дубля. Решил еще годик поиграть за «Локомотив», не хотелось подводить коллектив, а затем перебраться и в Москву.

— Мечты ваши сбылись?

— Нет. Пошла череда травм, и 97-й год практически у меня выпал. Играл мало, больше лечился. Потянуло ближе к родным местам. Принял приглашение от омского «Иртыша», команды первой лиги. Затем играл за ижевский «Газовик-Газпром». И вновь тяжелая травма, на сей раз ахилла. Удачно сделали операцию — спасибо золотым рукам хирурга Сергея Рождественского, но нога высокую игровую нагрузку держала плохо. Снова уехал в Омск, где продержался еще три сезона.

— Но вы же успели поиграть и за наш «Тобол»…

— В 2001‑м Володя Книллер по-просил помочь родной команде, играющей в третьей лиге. Мы в своей зоне заняли первое место, но в финале первенства России среди любительских клубов были только четвертыми. Наверное, не повезло: Димка Суханов с пенальти не забил за пять минут до конца встречи, мы пропустили от «Текстильщика» из Иваново с углового глупый гол… А так команда была хорошая, все местные мальчишки играли, и мы, «старики», чем-то помогли.

— Как сложилась спортивная судьба у других выпускников футбольного класса?

— В профессиональных клубах поиграли, а это верный признак сложившегося футболиста, его мастерства, Игорь Черепанов, Слава Камольцев, Сашка Рева, Сережа Шашков. Причем Камольцев стал лучшим снайпером московского «Торпедо». В «Сибири» играли Игорь Колесников, Димка Бушманов, Паша Незговоров, Виталий Никольских.

— А были, кто не смог реализовать себя в силу различных причин?

— Пожалуй, Игорь Журович. Шикарные данные для вратаря: координация, реакция, «физика» на загляденье. В 17 лет встал в ворота «Зауралья». И вот однажды тренер Борис Иванович Журавлев оставил его на скамейке запасных. Причины не знаю. Игорь обиделся и ушел из футбола навсегда. Мы не могли поверить. Думаю, не только курганский футбол лишился очень сильного футболиста.

В родных пенатах

— Как состоялся переход на тренерскую работу?

— Николай Александрович Киселев, который в то время являлся директором нашей спортивной школы, предложил мне занять освободившееся место тренера в команде «Тобол», мол, подумай. Я понял, что в «Тобол», как и в «Спартак», зовут один раз, и сразу согласился. Благодаря настойчивости Киселева и Винокурова окончил высшую школу тренеров. Дело стоящее, знания дают очень обширные и глубокие. Удалось послушать выступления асов тренерского цеха — Валерия Газзаева, Юрия Семина. Общался с Сергеем Юраном, Олегом Нечаевым, с которыми учился в одной группе.

— Приоритет в «Тоболе» отдаётся местным воспитанникам футбольной школы?

— Да, главная задача — вырастить и обкатать молодых футболистов в серьезных соревнованиях. Правда, в команде есть и возрастные спортсмены, эдакие «дядьки-наставники». Например, капитану «Тобола» Андрею Фролову 36 лет, Антону Васильеву 35 лет. Возраст солидный, но они еще не наигрались в футбол, глаза горят. Это «хозяева» раздевалки, первые помощники тренера.

У нас не самый большой бюджет, поэтому больше, чем на третью лигу российского футбола, сегодня мы рассчитывать не можем. Тем не менее, в школе регулярно проходят выпуски молодых ребят, лучшие из которых пытаются закрепиться в профессиональном футболе. Работы впереди непочатый край.

— Евгений Петрович, назовите свою символическую сборную, состоящую из курганских футболистов, с кем вам приходилось играть или соперничать?

— Задача, скажу, непростая. По-пробую. В воротах — Иван Иноземцев, четверка защитников — Игорь Черепанов, Сергей Камзулин, Владимир Книллер и Сергей Емполов. В полузащите — Сергей Шашков, Дмитрий Бушманов, Андрюшка Фролов, Кирилл Кузмицкий. И нападающие — Слава Камольцев и Володя Найданов. А что? Не команда — мечта!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *