«Как Тайсон помог мне в борьбе со склерозом»

курган новости общество тайсон

Александр Концевой рассказал о том, как учился побеждать в борьбе со страшной болезнью

В 25 лет Александру Концевому поставили диагноз «рассеянный склероз». Это тяжелое неврологическое заболевание, которое почти неизбежно ведет к инвалидной коляске, по крайней мере, так пишут в интернете. С тех пор прошло около четырех лет. Молодой человек успел получить диплом о втором высшем образовании, вернуться в джиу-джитсу, которым занимался когда-то давно, покорить одну из вершин Таганая. Не успел только оформить группу инвалидности… за ненадобностью. И этим очень удивил врачей. Как найти в себе силы бороться и с чего начать, он рассказал в интервью корреспонденту «КиК».

— Саша, ты проходишь большой и сложный путь восстановления. За это время даже написал брошюру «Как Тайсон помог мне в борьбе со склерозом». Для кого она?

— Я хотел поделиться своим опытом лечения с теми, кто оказался в такой же ситуации, и показать, что с этим заболеванием можно нормально жить. Но многое зависит от нас самих, нужно быть готовым к ежедневной кропотливой работе.

В социальной сети есть группа, посвященная этому заболеванию, но там реакция людей оказалось не такой, как я предполагал. Большинство считает, что заболевание неизбежно приведет к инвалидности, и что бы ты ни делал, ничего не изменить. Я же так не считаю.

Сразу скажу, заболевание бывает двух типов — прогрессирующей и ремиттирующей формы. При ремиттирующем склерозе периоды обострения и ремиссии чередуются. Это наиболее распространенный тип протекания болезни, который встречается у 85% пациентов.

Прогрессирующая форма более тяжелая и ведет к постоянному ухудшению состояния организма. Человека может «скрутить» за пару дней. Но такая форма заболевания по статистике встречается в 15% случаев.

— В своей работе ты рассказываешь, что в детстве был активным и спортивным. Что же произошло?

— Я рос абсолютно здоровым ребенком. Участвовал в школьных соревнованиях по волейболу, шесть лет занимался дзюдо, затем джиу-джитсу. Никаких проблем не было, до определенного момента.

С моим лечащим врачом мы пришли к выводу, что это случилось в Америке. В студенческие годы я ездил на четыре месяца в США и работал там помощником шеф-повара в ресторане. Заболел, как мне казалось, обычной простудой. Температура в пределах 37.2 градусов держалась около двух недель, лекарства не помогали, но я списывал это на климатические особенности. Так и перенес болезнь на ногах. После этого у меня появился синдром хронической усталости.

Потом была армия — служил в Москве во внутренних войсках МВД России. Тут начались проблемы посерьезнее.

Каждое утро на зарядке мы пробегали по три километра вокруг части и это было для меня настоящей пыткой. Моментально во всем теле появлялась тяжесть. Пробежав полкилометра, я чувствовал огромную усталость, в глазах темнело, резкость падала так, что я даже не мог разглядеть, мужчина передо мной или женщина. Начальство и сослуживцы были мной недовольны, да и я чувствовал себя слабым звеном. Списывал все на отсутствие хорошей физической подготовки и корил себя за это. Сейчас-то я понимаю, что причина была в другом. Со временем мне становилось все хуже, но только через два года я начал бить тревогу.

— Что стало толчком?

— Состояние постепенно ухудшалось. В ногах появилось вяжущее ощущение, словно мышцы склеились, было чувство, будто изнутри в тело впиваются иголки. После того, как недолго посидишь, невозможно было встать без тремора. Когда я учился в университете на втором высшем, придумывал для себя ухищрения — зная, что нужно вставать, заранее разминал мышцы, чтобы сделать это, не привлекая внимание.

Помню, как в феврале 2014 года в гололед шел, держась за стенки домов. Даже 200 метров пешком давались с трудом. Речь становилась невнятной, язык заплетался, словно у пьяного.

Лестница была одним из самых тяжелых испытаний. Я понял, что нужно искать хорошего врача.

— С чего ты начал?

— С государственных и платных клиник. Но там не смогли ничем помочь. В Илизаровском центре мне порекомендовали ехать в крупные медицинские центры в Екатеринбург, Москву, Санкт-Петербург. За это время я сменил пять врачей, (но так и не узнал диагноз) и в итоге мой друг привел меня в челябинскую клинику, где и началось мое лечение.

— Что ты чувствовал, когда тебе поставили этот диагноз? Что пугало тебя больше всего?

— Я догадывался о диагнозе и к тому моменту успел начитаться всяких ужасов в интернете.

Но мой врач сразу же вселила уверенность, что ситуация не критична и с этим заболеванием можно полноценно жить и двигаться дальше, если выполнять все ее рекомендации. Пугала неизвестность. Когда оказываешься в такой ситуации, не знаешь, как жить дальше, можно ли создавать семью? У меня были обычные цели, обычные мысли, как у всех, но, столкнувшись с заболеванием, я понял, что сейчас это неважно и все должно уйти на второй план. Впереди – огромная работа над собой.

— В чем заключалась эта работа?

— Лечение было энергоемкое и дорогостоящее. Первые пять недель каждую субботу я ездил в Челябинск к своему врачу: получал назначения там, а лечился в Кургане. Я перестал считать деньги на лечение, когда сумма превысила 100 тысяч рублей. По сути, работал на лекарства и на учебу — параллельно решил получить второе высшее образование и поступил на юридический факультет. Но я не пожалел ни об одной потраченной копейке. У меня до сих пор нет группы инвалидности, и когда курганские врачи узнают об этом, очень удивляются. А я никогда не понимал, зачем мне это? Я хочу быть наравне со всеми.

Я поверил в то, что восстановление возможно. Профессиональная медицина, занятия физкультурой, позитивный психологический настрой и отсутствие стресса — вот на чем строится мое лечение.

— Ты стал усиленно заниматься спортом и начал с бега, который в армии давался сложнее всего. Почему?

— Мой врач сказала, что работать, в первую очередь, нужно со своими слабыми местами.

Этим слабым местом был бег. Помню, как в июне 2014 года впервые приехал в ЦПКиО на пробежку. Было ранее утро субботы. В это время в парке никого нет. Я боялся, знал, что будет тяжело. Тело не слушалось. Можно сказать, я учился бегать заново, со стороны, наверное, это выглядело смешно. Первый круг прошел с пятью остановками. Но чем больше я бегал, тем заметнее были результаты. В прошлом году я уже спокойно преодолевал 3 километра. Сейчас бегаю не на результат, а для удовольствия. Именно в ЦПКиО я встретил девушку, с которой счастлив.

Когда были проблемы со зрением, делал упражнения на глаза. В армии не давалась строевая – начал ходить по комнате строевым шагом и сегодня у меня нет с этим проблем. Сейчас я работаю над дикцией, каждый день выполняя специальные упражнения.

— Насколько я знаю, ты разработал собственный комплекс упражнений?

— Во время лечения я изменил под себя специальные вестибулярные упражнения для улучшения координации. Дело в том, что те упражнения, которые дают на занятиях по физиовосстановительной физкультуре, очень обобщенные. Я, взяв основу оттуда, ориентируясь на свои слабые места, добавлял новые элементы и, в конце концов, собрал свой комплекс упражнений. Надеюсь, эти упражнения помогут не только мне, но и другим людям с подобной проблемой.

— За это время ты заново встал на коньки, покорил скалодром, получил желтый пояс по джиу-джитсу и поднялся на одну из вершин Таганая. Большинство людей сдается перед трудностями, а ты, наоборот, ставишь перед собой сложные задачи…

— Я стал ценить эти маленькие победы только благодаря тому, что столкнулся с болезнью.

Если сказать громко, я стал коллекционировать свои достижения. Мне хотелось доказать, в первую очередь, себе, что я могу залезть на скалодром, могу кататься на коньках, могу заниматься джиу-джитсу и ходить в горы, доказать, что я сильнее ситуации, в которой оказался. И главная победа заключается в том, что как бы мне ни было тяжело, я наравне со всеми и люди, порой, не догадываются, что у меня есть проблема.

— Ты всегда был человеком с огромной силой воли или тебя воспитала болезнь?

— Я понимаю, что если опущу руки, то моя жизнь покатится вниз. Я не могу этого допустить, в первую очередь, ради мамы. Это мой главный помощник и опора, и я знаю, как она переживает за меня. Поэтому всегда держал в голове мысль, что бороться нужно хотя бы ради нее. А когда почувствовал улучшения, панические настроения вовсе исчезли и я поверил в лечение. Мне тоже хочется новых впечатлений, эмоций, полноценной жизни – в общем всего того же, что хочется обычному человеку. Чтобы это иметь, я должен над собой работать.

— У твоей брошюры интересное название. Как Тайсон помог тебе в борьбе со склерозом?

— У Майка Тайсона есть такие слова: «Когда ты поднимаешься, твои друзья видят, чего ты стоишь, когда ты падаешь — ты видишь, чего стоят твои друзья». День, когда мне попалась на глаза фраза американского боксера, считаю отправной точкой в понимании стратегии своего лечения. Когда я заболел, многие близкие перешли в ряд просто знакомых. Со мной остались только мама и лучший друг — два моих апостола. Я понял что по большому счету никому не нужен и что моя жизнь только в моих руках. Мне очень хотелось подняться и это стало моей целью.

— Как изменились твои взгляды на жизнь?

— Как-то в одной телепередаче прозвучал вопрос: «Что бы вы загадали, если бы у вас было всего одно желание?» Я поймал себя на мысли, что начинаю перебирать различные варианты, совершенно не думая о том, чтобы избавиться от болезни. Я не чувствую себя больным. Я научился с этим жить и преодолевать.

Сейчас мои ценности сильно изменились. Я понял, что не стоит зацикливаться на каких-то бытовых мелочах. Проблема – это когда по щелчку пальцев ты можешь лишиться полноценной жизни, а все наши житейские трудности не стоят того, чтобы так сильно из-за них переживать. Я стал жадным до эмоций, путешествий, ярких впечатлений и теперь понимаю, что наш мир полон красоты, ее просто нужно научиться видеть.

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *