Конструкторы БМП-3 сумели заглянуть на десятилетия вперед

новости курган

В этой машине воплощены передовые научные идеи и технологические новации

«Курганский машиностроительный завод» (сегодня входит в холдинг «Высокоточные комплексы» Госкорпорации «Ростех») выпускает боевую машину пехоты БМП-3 с 1987 года. Она является флагманом всей линейки российских боевых машин пехоты семейства БМП. В этой машине воплощены передовые научные идеи и технологические новации, поэтому она и сейчас имеет большой потенциал совершенствования по всем параметрам. При этом разработка БМП-3 была начата практически полвека назад, в 1977 году. В 1983–1986 годах проведены ее испытания, и в 1987-м новая боевая машина была принята на вооружение Советской армии. За этими скупыми словами кроются и огромная работа конструкторов, инженеров, ученых, всего коллектива КМЗ и сотен предприятий-смежников, и напряженные дискуссии, научно-технические прорывы и производственные достижения.

Гонка вооружений

Почему появилась необходимость создания новой машины, несмотря на то, что БМП-2 была во многих отношениях непревзойденной?

Первое. США и страны НАТО в конце 1970-х годов инициировали очередной виток гонки вооружений. Тогда разрабатывается и ставится на вооружение новое поколение военной техники. В сухопутных силах появляется второе поколение основных боевых танков. В США это М1 «Абрамс», в Великобритании — «Челленджер», в ФРГ — «Леопард-2». Уже тогда их отличали значительно возросшая по сравнению с предшественниками огневая мощь, бронезащита, подвижность, продвинутые системы управления огнем. Пройдя несколько блоков модернизации, эти машины в строю и по сей день. А мы помним, что в перечень задач для БМП входит в том числе и борьба с танками противника.

Второе. С отставанием от СССР почти на десятилетие, но БМП стали выпускать и на Западе. Американцы приняли на вооружение М2 «Брэдли», англичане — «Уорриор», западные немцы — «Мардер». Звучит страшно, как «убийство» по-английски, но по-немецки это всего-навсего «куница». Тут натовцы учли наш опыт и стали вооружать свои машины скорострельными малокалиберными пушками и ПТУРами.

Плюс к тому у американцев стал выпускаться штурмовик А-10 «Тандерболт II». Его основным противником также была определена бронетехника. Наконец, поле боя — чем дальше, тем больше — стало насыщаться высокоточным управляемым оружием как наземного, так и воздушного базирования.

Советской промышленности предстояло ответить на эти вызовы, разработать и внедрить в серийное производство концептуально новую БМП. Официальной точкой отсчета проекта стало совместное Постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР № 1043-361 от 16 декабря 1976 года, в котором партия и правительство поручили приступить к работам по созданию БМП-3. Кстати, это случилось за пять лет до официального принятия на вооружение БМП-2.

Предвидеть будущее

новости курган

Дело было поручено Специальному конструкторскому бюро (СКБ) Курганского машиностроительного завода, а в помощь ему подключен ряд специализированных институтов и КБ СССР.

Конструкторское бюро КМЗ тогда возглавлял Александр Александрович Благонравов. Для разработки новой машины была собрана группа молодых специалистов под руководством одного из ведущих инженеров В. А. Зиновьева.

Опытно-конструкторские работы (ОКР) СКБ КМЗ проводило совместно с Всесоюзным научно-исследовательским институтом транспортного машиностроения («ВНИИТрансмаш»). При формировании тактико-технических требований (ТТТ) на БМП-3 произошла заминка. Об этом однажды рассказывал А. А. Благонравов: «Изначально никаких ТТТ от Минобороны к БМП-3 не существовало. СКБ совместно с «ВНИИТрансмаш» должно было эти требования разработать и предъявить заказчику, чтобы он выдвинул их как свои. Забегая вперед, скажу, что машина уже прошла заводские испытания и бегала по кубинскому полигону, а ТТТ все еще не были подписаны. И только в августе 1983 года Главное бронетанковое управление их подписало».

В нашей истории конструкторы буквально «попали в яблочко», сформулировав такие технические требования, что БМП-3 остается актуальной по сей день и не исчерпала резерв по модернизации.

«Мне хотелось добиться того, чтобы новая машина сохраняла свое превосходство над зарубежными аналогами длительное время — минимум лет пятнадцать. Прошло пятнадцать лет, и превосходство БМП-3 действительно сохранилось», — вспоминал А. А. Благонравов в 2008 году. И еще через пятнадцать лет его слова по-прежнему справедливы.

«Поперечный вопрос»

По воспоминаниям главного конструктора, наиболее сложной задачей было существенное повышение уровня броневой защиты при сохранении плавучести машины. Тактико-технические требования на новую БМП разрабатывались с учетом того, что 25-мм пушка американской «Брэдли» пробивала лобовую броню БМП-2 с большой дистанции.

Но если защитить серьезной, немало весящей броней лобовую проекцию машины, оставив МТО впереди, то у нее будет чрезмерная передняя центровка. На плаву БМП будет зарываться носом в волну, да и на суше динамические характеристики будут далеки от удовлетворительных. Так что вывод простой — двигатель должен быть в корме машины. Но как в этом случае спешиваться десанту?

Вокруг вопроса компоновки силовой установки было сломано немало копий. А. А. Благонравов выступает за поперечное расположение двигателя. В то же время его оппоненты, в число коих входили и представители «ВНИИТрансмаш», оказались сторонниками продольного расположения МТО.

Однако в таком случае проходы для десанта получаются всего по 60 сантиметров, то есть слишком узкими. Вот, кстати, один из примеров того, что А. А. Благонравов умел заглянуть в будущее. Кому была бы нужна такая БМП с узкими проходами для десанта сейчас, когда у бойцов бронежилеты, разгрузки и много чего еще?

Итоговый вердикт вынесла макетная комиссия, организованная по инициативе главного конструктора СКБ КМЗ. В опытном цехе заводчане изготовили из фанеры два макета кормовой части будущей машины в обоих вариантах. Комиссия под председательством представителя научно-технического комитета Главного бронетанкового управления полковника П. И. Кириченко рассмотрела их и поддержала поперечную компоновку.

Надо сказать, что при ней БМП-3 все же получила дифферент, теперь уже на корму. Поэтому топливные баки разместили в носовой части, впрочем, так же сделано в БМП-1 и БМП-2. При этом емкости, заполненные топливом, не выступают угрозой. Наоборот, за счет использования специального наполнителя служат дополнительной защитой экипажа от воздействия кумулятивных боеприпасов.

Конструктор сказал — конструктор сделал

новости курган

Но компоновка оказывается только началом эпопеи. Следующая битва развернулась вокруг силовой установки. Вначале планировалось установить на новую БМП двигатель, разработанный на Челябинском тракторном заводе. Однако он получился перетяжеленным в два с половиной раза, а его размеры не укладывались в заданные габариты.

А. А. Благонравову приходится искать другие варианты. Однажды в коридорах Миноборонпрома он встречает главного конструктора завода «Барнаултрансмаш» Бориса Григорьевича Егорова, разработчика двигателя УТД-20, который установлен на БМП-1 и БМП-2. Он обещает создать дизель и для третьей машины.

Тут же в министерском коридоре оба главных на подоконнике от руки подписывают соответствующее решение, печатают его на машинке и подписывают. В кратчайшие сроки Б. Г. Егоров выполняет свое обещание, при этом новый двигатель УТД-29 идеально вписывается в поперечную компоновку. Правда, против этого двигателя выступают не только ряд отраслевых НИИ, но и Военно-промышленная комиссия. Она апеллирует к тому, что, согласно ранее принятому решению, бронетанковая техника должна оснащаться только двигателями с турбонаддувом. Но А. А. Благонравов отстаивает свою точку зрения. Так что у противников УТД-29 аргументов не остается.

Здесь следует подчеркнуть, что и в случае компоновки, и в случае выбора двигателя на А. А. Благонравова оказывалось самое серьезное давление «сверху» — и из Министерства оборонной промышленности, и из ВПК. Но, как он вспоминал, у главного конструктора было много полномочий: его можно было снять с должности, но заставить делать что-то против его желания никто не имел права.

Однажды на коллегии министр оборонной промышленности СССР П. В. Финогенов начинает необоснованно высказывать А. А. Благонравову претензии, причем в очень грубой форме. «Мне ничего не оставалось, как сказать: если вам не нравится, как я работаю, можете меня уволить. Все, конечно, были ошеломлены. Крику было много, но работать я продолжал», — вспоминал главный конструктор.

«ВНИИТрансмашевские» конструкторы создали многие агрегаты, без которых БМП-3 невозможно представить. Это гидротрансформатор для трансмиссии, водометный движитель, многие элементы ходовой части.

Читайте также
26 мая 2022
«Курган и курганцы» и ПАО «Курганмашзавод» начинают совместный информационный проект, посвященный БМП-3

В итоге одной из «фишек» БМП-3, о которых мы еще расскажем более подробно, стала полуавтоматическая гидромеханическая трансмиссия. Многотонная машина на полной скорости 70 км/час подчиняется легкому движению пальцев механика-водителя.

Оружейный «конклав»

Самая сложная дискуссия разворачивается вокруг комплекса вооружения БМП-3. «Хотя я по своей узкой специализации трансмиссионщик, мне приходилось 80 % своего времени тратить на вооружение», — рассказывал А. А. Благонравов.

Изначально на машину устанавливают башню с вынесенным вооружением. Комплекс вооружения разместили в едином блоке на крыше боевого отделения. Он включает 30-мм автоматическую пушку, спаренный с ней 7,62-мм пулемет ПКТ, сдвоенную бронированную пусковую установку ПТУР «Конкурс» и 30-мм автоматический гранатомет с боекомплектом.

Машина получилась очень красивой, со стремительным, футуристическим силуэтом. Недаром замминистра оборонной промышленности СССР Ю. Б. Маслюков назвал ее «мерседесом». Сегодня этот прототип можно увидеть в подмосковной Кубинке, в музее бронетанковой техники.

Но на коллегии Миноборонпрома глава ведомства С. А. Зверев выступает против такого варианта, поскольку огневая мощь новой БМП в сравнении с предшественницами, по сути, не меняется.

В свою очередь «ВНИИТрансмаш» предлагает в качестве основы комплекса вооружения 76-мм пушку средней баллистики. А вариант головного института по вооружению «ЦНИИТочмаш» предусматривает установку 45-мм автоматической пушки.

Наконец, соисполнитель по вооружению, тульское Конструкторское бюро приборостроения, которое сегодня носит имя выдающегося советского оружейника академика А. Г. Шипунова, предлагает, пожалуй, самый радикальный вариант. Это 100-мм орудие низкой баллистики, из которого можно вести огонь не только осколочно-фугасными снарядами, но и противотанковой управляемой ракетой «Бастион».

Такая ПТУР была изначально разработана для того, чтобы ракетное вооружение получили первые советские послевоенные средние танки Т-54/55, которые выпускались в СССР и дружественных ему странах в количествах, не поддающихся исчислению. При этом в отличие от «Конкурса», который планировалось установить в двух первых вариантах, «Бастион» обладал продвинутой системой управления — не по проводам, а по лазерному лучу.

У всех трех сторон находятся свои аргументы за предложенную ими концепцию, как считает каждый, — неоспоримые.

«В результате министр приказал руководителям всех упомянутых организаций собраться в Кургане и не разъезжаться до тех пор, пока не будет найдено решение, делающее скачок в огневой мощи очевидным. Собравшись в Кургане, мы в течение трех недель обдумывали, обсуждали различные варианты. Решение по вооружению было найдено совместно СКБ КМЗ и тульским КБП и поддержано представителем «ЦНИИТочмаш». Оно состояло в том, чтобы в одной установке, размещенной в башне, объединить 100-мм орудие — пусковую установку, 30-мм автоматическую пушку и пулемет», — воспоминал А. А. Благонравов. Так непросто складывался облик БМП-3.

Огневая мощь

Последний штрих к истории создания машины — это разработка орудия. Проблема заключалась в том, что тульское КБП ранее не занималось таким делом. Поэтому туляки обратились в специализированные оружейные КБ. Те, проведя предварительные расчеты, сообщили, что такое орудие/пусковая установка будет весить 750 кг. Это значительно превышало лимиты БМП по массе.

Тогда к работе подключается еще один легендарный тульский конструктор-оружейник Василий Петрович Грязев. Массу нового орудия удалось уложить в 230 кг. Плюс к этому за счет небольших габаритов казенной части угол вертикального наведения составил 60 градусов, а не 15, как в вариантах, предлагаемых артиллерийскими КБ.

Параллельно В. П. Грязев создает и новую 30-мм пушку. Она весит на треть меньше, проще, технологичнее предшественницы, в боевое отделение почти не попадают газы. Точность и кучность огня обеспечивается тем, что пушка жестко связана со 100-мм орудием.

Такой комплекс впервые устанавливают на новую БМП в 1982 году. Но вызывает беспокойство, удастся ли разместить достаточное количество боекомплекта в машине? Однако компоновочные решения оказываются ювелирными, и в итоге для 30-мм автоматической пушки боекомплект получается как на БМП-2 — пятьсот снарядов. Для 100-мм орудия/пусковой установки выстрелов столько же, сколько в танке, — сорок штук плюс восемь ПТУР.

А главное, что, опять же, на легкой бронетехнике делается впервые в мире, — в комплексе вооружения используется автоматизированная система управления огнем со стабилизированным в двух плоскостях полем зрения прицела, лазерным дальномером, баллистическим вычислителем и комплектом автоматических датчиков условий стрельбы. То есть параметры системы управления огнем БМП-3 не хуже танковых.

Машина легка, но броня ее крепка

Все это техническое и огневое «богатство» на борту машины весит немало. А ведь она должна и плавать, и «летать», то есть быть авиатранспортабельной. И, кстати, то, что делают советские конструкторы, не получается у их германских коллег и тридцать лет спустя, несмотря на ставшую притчей во языцех немецкую техническую продвинутость. Их новейшая БМП «Пума» весит… 43 тонны! В то время как наш основной боевой танк Т-90 — 46 тонн. По сравнению с ней БМП-3 — «перышко», и ее масса составляет, несмотря на 100-мм орудие (у «Пумы» — 30 мм), около 19 тонн.

Да что там говорить, толщина броневых листов и размеры корпуса нашей машины рассчитаны настолько точно и удачно, что в конечном итоге при полной боевой массе БМП-3 имеет 25-процентный запас плавучести. Опять же, для сравнения, предок «Пумы» «Мардер», хотя гораздо легче, плавает как топор: для того чтобы преодолеть водную преграду, ему нужны навесные поплавки. Аналогичная ситуация с «Брэдли». Чтобы ей плыть, по периметру корпуса приходится поднимать дополнительное ограждение, при этом «американка» может двигаться только по тихой воде. А наша БМП-3 — не только полноценная сухопутная боевая машина, за счет отличной плавучести и водометных движителей она является, по сути, еще и бронекатером.

Чтобы курганская машина получила такие преимущества, разрабатывается броня из алюминиевых сплавов. Для запуска БМП-3 в серийное производство требуется построить специальный завод по их производству. И, по постановлению Совмина и ЦК КПСС, такое предприятие запускают в Куйбышеве (ныне Самара).

Путевка в жизнь

Первый опытный образец БМП-3 собрали в 1978 году. В ходе испытаний, конечно, выявляются недочеты, которые оперативно исправляются. Одним из первых за штурвал новой машины на заводском полигоне сел начальник ГБТУ генерал-полковник Ю. М. Потапов. Он лихо прокатил на ней чиновников из ответственных министерств, прилетевших в Курган познакомиться с новинкой.

Начало заводских испытаний пришлось на зиму 1978–1979 годов, которая выдалась в Зауралье по-настоящему лютой. Бывали дни, когда температура опускалась ниже минус сорока. В таких условиях машине и приходилось бегать по полигону. В 47 градусов мороза самоотверженно трудятся испытатели и рабочие опытного цеха по отладке и сдаче образцов. Гоняют новое изделие и в курганскую жару. Таким образом, благодаря нашему резко континентальному климату БМП-3 в самом начале удалось проверить практически во всем диапазоне температур.

Бывали и курьезные случаи. Однажды во время тестирования на плаву на машину нанесли ватерлинию, сделали это две сотрудницы бюро расчетов СКБ. Вначале БМП штатно плыла и вдруг внезапно затонула. Присутствовавший при этом А. А. Благонравов мрачно заметил: «Женщины на корабле не к добру». На испытаниях по авиадесантированию потеряли две машины. Одну огонь охватил после приземления — тормозные двигатели платформы подожгли траву. У второй платформы не раскрылись парашюты.

Государственные испытания БМП-3 проходили в Кубинке в марте 1985-го и продолжались в течение года. Разумеется, машина держала экзамен не только под Москвой, но и в Среднеазиатском, Туркестанском, Закавказском и Сибирском военных округах, а также на Черноморском флоте. Таким образом, новой машине пришлось пройти и горы, и пустыни.

Так, во время испытаний в Армении, на горе Арагац, машина взбирается на высоту ни много ни мало четыре тысячи метров!

В Туркмении температура превысила отметку плюс сорок градусов, в воздухе кружилась мельчайшая лёссовая пыль, которая ранее поставила точку в истории немалого количества опытных машин. А «тройка» прошла испытание жарой на отлично, так что в дальнейшем, выходя на контракт с Объединенными Арабскими Эмиратами, на КМЗ были уверены в своем детище.

На морских испытаниях в Крыму волнение иногда доходило до трех баллов, но БМП-3 не только отлично держалась на плаву, но и точно вела огонь. Целью служил снятый с хранения танк. Стрельба велась только из автоматической пушки с дистанции полторы тысячи метров, но даже в этом случае у танка были уничтожены приборы наблюдения и прицел, пробита пушка, то есть он был полностью выведен из строя

Председателем государственной комиссии по испытаниям БМП-3 был назначен генерал-полковник Павел Данилович Гудзь, заместитель начальника Военной академии бронетанковых войск имени Маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского, участник Великой Отечественной. П. Д. Гудзь — человек-легенда. В 1941 году он совершил первый танковый таран. Командуя танком КВ-1 в ходе Битвы под Москвой, ас уничтожил десять немецких машин. Осенью 1943 года, во время освобождения Запорожья, танк П. Д. Гудзя был подбит. Сам он был тяжело ранен — раздроблена кисть руки, которую героический танкист отрезал и продолжил вести бой, уничтожив два «Тигра». После госпиталя, получив протез, П. Д. Гудзь вернулся на фронт. Понятно, что такой человек не стал бы принимать на вооружение слабую машину, а БМП-3 Павел Данилович дал окончательную путевку в жизнь.

«Весной 1987 года, когда после моего доклада на коллегии Министерства обороны БМП-3 была принята на вооружение, я, помню, устало шагал по мартовской Москве, и на душе у меня было ощущение необычайной легкости, будто свалилась с плеч огромная привычная ноша», — вспоминал А. А. Благонравов.

Согласно Постановлению ЦК КПСС и Совета министров СССР № 179 от 8 июля 1987 года, Курганский машиностроительный завод имени В. И. Ленина приступил к серийному изготовлению БМП-3, одновременно не снижая объемов производства БМП-2.

Фото предоставлено ПАО «Курганмашзавод».

Газета Курган и Курганцы Новости Кургана не пропустите важные новости

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Система Orphus
  1. Мария

    К сожалению: боезапас в башне, газетный писатель, сядь в башню в окружение снарядов и до тебя дойдёт, хотя как мы знаем «бабы ещё нарожают». Всё это давно устарело.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *