Любимой певице нескольких поколений исполнилось бы 90 лет

новости курган

На снимке: Людмила Зыкина со своим своего верным другом из Зауралья Терентием Мальцевым 

О замечательной певице сложено столько легенд, что все и не пересказать. И о том, кто из самых сановитых правителей нашей страны любил ее, кто из руководителей государств дарил ей бриллианты… Пусть это останется легендами и слухами. Важно главное: ее любили все, а голос, настоящий русский, неповторимый и завораживающий, по-прежнему хочется слушать.

У Зыкиной было немало заслуженных наград и званий: Герой Социалистического Труда народная артистка СССР, лауреат Ленинской и Государственной премий, руководитель и солистка Государственного академического русского народного ансамбля «Россия».

Биография певицы проста и в тоже мгновение пронизана духом прекрасного социалистического времени, когда от свинарки – до министра был все один шаг. И у нее в жизни было такое: родители – люди ответственные и работящие — с малого детства приучали дочь к простому труду. Она ухаживала за животными. На ней лежала ответственность кормить кур, поросят, индюшат и даже вечно хмурого и грозного бычка, которого она так боялась.

Как-то в кругу самых близких людей, Людмила Георгиевна смеясь, говорила: «А что, уйду со сцены и займусь сельским трудом. Я же все умею!..»

У нее было немало друзей и тех, кто просто боготворили ее и считали голос певицы необыкновенным даром. К «Люсе» Зыкиной благоволил сам Никита Хрущев. Рассказывают: руководитель государства лично просил министра культуру Фурцеву пригласить знаменитую певицу на встречу с американской делегацией: пусть все знают, какие у нас есть настоящие русские певицы.

Вспоминают, как на одном из концертов Зыкиной находившийся с правительственной ложе Большого театра Леонид Ильич Брежнев после исполнении песни о Волге так расчувствовался, что, не удержавшись от восторга, поднялся с кресла, стал вытирать платком слезы и поклонился низко, на сколько позволяла его грузная фигура.

Людмила Георгиевна была в хороших отношениях с нашими и зарубежными правителями. А с министром культуры Фурцевой запросто парилась в бане.

В репортерскую бытность мне пришло дважды бывать на ее концертах в Курганской филармонии и на удивление (в чем я сегодня горько каюсь) я не испытывал особого наслаждения от исполнении Зыкиной песен. Мне казалось: это я уже слышал по ТВ, а это на радио, и с этой песней уже давно знакомом. Но сейчас переживаю и грущу по тому времени, когда мог слушать в ее исполнении народные песни, пронизанные русским духом, и даже однажды брать у нее интервью.

Это были девяностые годы прошлого столетия. В новой филармонии Кургана Зыкина давала концерт.

Прошу директора филармонии Валентину Ароновну Шухман (с ней у меня были хорошие отношения) разрешить перед концертом зайти в гостевую комнату, расположенную сразу же напротив сцены, чтобы взять интервью. Валентина Ароновна обещает лично провести меня в комнату к певице, при этом просит не задерживать ее — Зыкиной надо придти в себя перед выходом на сцену. «По-пионерски» клянусь, хотя понимаю: двумя минутами здесь не обойтись. Хотя, как знать, Людмила Георгиевна может отказать в интервью. Такое со мной уже случалось.

Но короткие минуты, которые были мне выделены на интервью, вылились в 40 минут. И только за десять минут до начала концерта и то после того, когда, приоткрыв дверь, директор филармонии шепотом подсказала завершать разговор, я попрощался с Людмилой Георгиевной. И в эту минуту русская дива, которую знал весь мир, взяла мою ладонь и… Нет, не пожала, а «спрятала» в своих мягких горячих ладонях. Это мгновение я помню до сих пор.

И все-таки, о чем мы оговорили? Вот несколько фрагментов того разговора:

— Я не первый раз в вашем городе. Признаюсь, друзей не приобрела. Но всех зрители, перед которыми я выступала, все они мои настоящие друзья. Вот и сейчас готовлюсь выйти на сцену. Волнение такое, как будто мне вновь предстоит встретиться с ними.

Встречалась с Терентием Семеновичем Мальцевым. Он очень дорог мне. Любит русские песни и в этой любви мы с ним едины.

— Я всегда была патриотом. Сейчас это слово затерто, патриотами считают себя многие из тех, кто ничего не сделал для своей Родины. Помню, как в 41-м я, маленькая Люся, помогала выпускать продукцию для фронта на станкостроительном заводе имени Орджоникидзе. Тогда я стояла за токарным станком на высокой подставке – иначе не смогла бы работать. Получила третий разряд и этому была так рада. И тут же написала заметку в нашу заводскую газету. Поделилась радостью. И вот тогда я подумала, причем очень отчетливо, осознанно, что я за станком помогаю моей Родине победить врага.

— В первый раз запела в четвертом классе. Это был романс «Белой акации гроздья душистые». Потом пела перед ранеными в госпитале. Это яркое впечатление. Мои зрители были перебинтованы. Кто лежал, кто сидел на кровати. Они даже не могли аплодировать – руки были в бинтах

— В 46-м году прочитала объявление о наборе кандидатов в хор имени Пятницкого. Поспорила с подружками, что пройду. Так и случилось.

Наш хор любил Сталин. Как-то после концерта Иосиф Виссарионович решил с нами сфотографироваться. Рядом с ним оказалась и я.

…В начале своей певческой жизни с Людмилой Георгиевной случалось всякое. Было и такое: после смерти мамы неожиданно потеряла голос и была вынуждена уйти из хора. Это был результат слишком частых концертов, когда холодная сцена и сквозняки приносили простуду. Но пройдет время – и она вновь будет покорять зрителей.

В 60-х годах состоялся ее первый дебют за границей. В составе «Московского мюзик-холлла» едет в Париж ст группой артистов советской эстрады. Ее заметили и французская пресса в числе прочих особо выделила именно ее, дав точное определение ее таланта – «Русский голос СССР».

А потом – 90 стран открыли для нее огромные двери самых престижных концертных залов. Впечатленный ее голосом в Америке великий импресарио Соломон Юрок, посоветует Зыкиной создать собственный коллектив . Так появился ансамбль русской песни «Россия».

О том времени Людмила Георгиевна с улыбкой рассказал мне:

— Меня все называли «мамой». Нельзя сказать, что мне это слишком нравилась. Но я воспринимала это теплое слово как великую благодарность от любимых мне людей.

До конца своей жизни Людмила Георгиевна руководила ансамблем «Россия». Он был самой великой ее заботой – о музыкантах и о создании новых песен, таких же широких и напевных, как та самая великая русская река Волга.

Зыкина много ездила по стране, причем, с огромным желанием выступала в небольших городках, где ее также с нетерпением ждали. С удовольствием водила свою «Волгу», добиралась на собственном автомобиле вплоть до Кавказа.

— И что, ни разу вас не останавливали гаишники? – спросил я Людмилу Георгиевну. Она отвечала:

— Я никогда не нарушала правила. А люди в погонах останавливали меня только для того, чтобы отдать мне честь. — И засмеялась.

Десятки дисков, две тысячи песен – все это творческий багаж великой певицы. Когда мы прощались, она подписала мне один из своих дисков и убористым почерком написала: «Какое счастье петь для моих россиян!»

Людмила Георгиевна Зыкина умерла 10 лет назад – летом 2009 года. Спустя десятки лет она также будет жить в нашей памяти — великая русская певица, настоящая мегазвезда.

На снимке: Людмила Зыкина со своим своего верным другом из Зауралья Терентием Мальцевым. Фото В. Киселева

Два раза в неделю – во вторник и в пятницу специально для вас мы отбираем самые важные и интересные публикации, которые включаем в вечернюю рассылку. Наша информация экономит Ваше время и позволяет быть в курсе событий.

Если вы стали свидетелем интересного события, присылайте сообщения, фото и видео в Viber  и WhatsApp по номеру тел. : +79195740453, в нашей группе "В Контакте"

Система Orphus

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *