Полет за бронзой

atyzx1ZSzys=

Курганская спортсменка Екатерина Булах поделилась впечатлениями о своем выступлении на турнире по парашютному спорту в Перми

Воспитанница летного центра «Логовушка» Екатерина Булах стала бронзовым призером открытого чемпионата Пермского края по парашютному спорту, который недавно проходил на пермском аэродроме «Фролово». Екатерина соревновалась в групповой акробатике, завоевав свою первую спортивную награду в этой дисциплине. Вернувшись домой, спортсменка рассказала о поездке, о том, как складывались соревнования и о своих планах на будущее.

— Объявление о проведении соревнований я увидела в социальной сети, поняла, что мне это интересно. Ехала не за победой, а, прежде всего, за опытом, — вспоминает Екатерина Булах. — Пермь встретила неприветливой погодой: было облачно, шел дождь. Специально приехала заранее в надежде, что смогу попрыгать и познакомиться с местностью, но все время до начала соревнований провела на земле. За эти несколько дней участники чемпионата стали родной семьей. К нам отнеслись очень душевно.

— Удалось ли выполнить поставленную цель — получить новый опыт?

— Время, проведенное на соревнованиях, я использовала по максимуму. «Фролово» — отличная школа для новичков в групповой акробатике: здесь начали заниматься этим не так давно, поэтому учатся не только у опытных парашютистов, но и друг у друга. По точности приземления, наоборот, школа очень сильная: на аэродроме тренируются абсолютные чемпионы мира, призеры и чемпионы России.

— Как проходили соревнования?

— Чемпионат включал соревнования по двум дисциплинам: точность приземления и групповая акробатика «двойки». В рамках каждой дисциплины выполнялось пять прыжков. В соревнованиях на точность приземления парашютисты должны были приземлиться как можно ближе к точке в центре блина — специального круга. Побеждал тот, у кого меньше всего сантиментов отклонения от центра.

В соревнованиях по групповой акробатике команда из двух человек должна была за 25 секунд свободного падения выполнить максимальное количество фигур, то есть положений и поворотов на определенный угол относительно друг друга. В основе лежат четыре базовые фигуры: «звезда», когда два человека летят лицом друг к другу, держась за руки, «молоток», когда один парашютист держит другого сбоку, «аккордеон», когда парашютисты летят бок о бок, развернувшись головой в разные стороны, и «гусеница» — в этой фигуре один спортсмен держит другого за ноги.

Перед началом соревнований тянулся жребий, которым определялся комплекс фигур, обязательных для выполнения. На каждый тур определялось по 6 фигур, если команда успевала выполнить все фигуры, то продолжала работать по кругу. Со спортсменами прыгал оператор, он снимал видео, на основе которого комиссия оценивала команду. Учитывалось не только количество фигур, но и чистота их выполнения. Судьи смотрели, чтобы каждый из участников занял верное положение, сделал нужный разворот, правильный захват — то есть крепко взял, а не провел рукой. Чем больше чистых элементов выполнено, тем больше очков.

Мы поднялись на самолете Ан-28 на высоту в 3000 метров и увидели внизу сплошные облака. Когда падали, не знали, куда приземляемся. Я выходила из облаков и думала, а где же аэродром на этот раз? Два раза улетела за его территорию, потому что «припрыгаться» на незнакомой местности не удалось. Было очень сложно и «точнистам», которым нужно правильно рассчитать заход и точку выхода из самолета. Это сложно сделать, не видя землю. Вся надежда была на летчиков и на GPS-навигацию. В процессе приземления приходилось многое корректировать и дорабатывать.

— Месяц назад на дропзоне Мензелинск ты получила допуск по групповой акробатике и уже показала достойный результат. Каких трудов это стоило?

— У меня нет напарника по групповой акробатике, я поехала одна, в надежде найти пару уже на соревнованиях. Мне повезло: со мной прыгал инструктор аэродрома Вячеслав Смирнов, напарник которого не смог приехать. С ним мне удалось получить необходимый объем знаний. Он рассказал теоретические основы, как нужно действовать в группе, почему так тяжело сойтись в состоянии свободного падения, когда тебе противостоят воздушные потоки. Не важно, сколько прыжков у тебя за плечами, воздушная среда не естественна для человека, поэтому все действия нужно было сначала отработать на земле, а только потом в небе.

Тренировки проходили на специальных тележках для групповой акробатики, с которых мы не слазили три дня перед началом прыжков. Мы ложились на них, отрабатывали позу свободного падения, имитировали движения перестроений относительно друг друга. Запоминаешь, как нужно двигаться, и тогда во время прыжка совершаешь все действия на автомате.

gUuoUhsgJZI=

— Сложно было работать в команде?

— Очень. Мы никогда не прыгали вместе до первого соревновательного прыжка, поэтому даже падали с разной скоростью. Приходилось подгонять все в кратчайшие сроки. На меня надели специальный пояс, а пока мы тренировали новую последовательность фигур для следующего прыжка, Слава успевал исправлять меня.

Пока взлетали на первый прыжок, я сидела в самолете в панике и говорила: «Слава, я боюсь!» А он успокаивал меня, говорил, что было бы странно, если бы я не боялась.

В первом туре мы получили ноль очков, но я все равно решила прыгать дальше. Когда, после второго прыжка, поняла, что у нас начинает что-то получаться, испытала настоящий восторг. В первый день, после трех прыжков, результат был слабым. Очки четвертого и пятого тура мы узнали уже только вместе с общим итогом соревнований. Чувствовала, что мы выполнили фигуры, но не была уверена, засчитают ли это судьи, потому что не смотрела видео, которое сразу отдали в комиссию. Удивлена и очень рада тому, что вошла в тройку лучших, это мое первое спортивное достижение в групповой акробатике, есть стимул расти и развиваться.

— Уже наметила дальнейшую работу в этом направлении?

— Нужно оттачивать еще очень многое. Слава показал несколько упражнений, которые можно отрабатывать в воздухе самому: позу свободного падения, развороты. Этим я займусь в «Логовушке» и, по возможности, буду выбираться на соревнования и сборы. Очень полезно выезжать на другие аэродромы: знакомишься с новыми площадками приземления, другими людьми, которые могут потренировать, указать на ошибки.

В начале июля собираюсь поехать в Миасс, чтобы потренироваться в аэродинамической трубе. Сейчас ни в одной дисциплине парашютного спорта нельзя добиться хороших результатов без такой тренировки. Не знаю, что увлечет меня в будущем, может, это будет фрифлай, но сейчас я «загорелась» групповой акробатикой. Это отличная база для дальнейшего развития в парашютном спорте.

Фото из личного архива Екатерины Булах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *